10.09.2021

Сергей Степашин: «Сумеем и достучаться, и донести, и возглавить»

Степашин Сергей Вадимович, президент Российского книжного союза

В 2021 году мы отмечаем 20-летие Российского книжного союза, и это определенный этап не только в жизни объединения, но и всей книжной отрасли России. В рамках юбилейных торжеств наш журнал побеседовал с бессменным Президентом РКС, вдохновителем лучших его начинаний и просто человеком, который любит книги, Сергеем Вадимовичем Степашиным.

– Сергей Вадимович, если оценить пройденный Российским книжным союзом путь, каков главный итог прошедших десятилетий?

– Сергей Степашин: Главное – нам удалось создать союз единомышленников, сплотить вокруг себя людей, неравнодушных к книге. 20 лет назад инициатива создания объединения исходила от руководителей Роспечати и нескольких крупных издателей. Мой первый разговор на эту тему состоялся с Михаилом Лесиным, Владимиром Григорьевым, Олегом Новиковым и Олегом Ткачом. Сегодня Российский книжный союз вышел за рамки профсоюза книгоиздателей. Он объединяет книготорговцев, библиотекарей, издателей, писателей, то есть всех тех, кто непосредственно связан с книгой. РКС работает более чем в половине субъектов Российской Федерации, и в министерствах и ведомствах мы отстаиваем интересы всех книжников.

В 2001 году ситуация была непростой, надо было спасать книгу, возвращать России имидж читающей страны, важно было поддержать молодых писателей, библиотеки, книжные магазины, заниматься детским чтением. И я считаю, что за прошедшие годы мы эти задачи решили. 

Как известно, в 2006 году Союз разработал «Национальную программу поддержки и развития чтения». При активном участии РКС прошел Год литературы (2015), организован конкурс «Самый читающий регион» и учрежден целый ряд литературных премий, в том числе Национальная литературная премия имени Валентина Распутина, Всероссийская литературная премия имени Федора Абрамова «Чистая книга», историко-литературная премия «Клио». В начале 2017 года РКС стал одним из учредителей литературной премии «Лицей» для молодых писателей и поэтов, а сейчас работает над премией имени Юлиана Семенова с целью поддержки и поощрения талантливых авторов, пишущих в области детективного и остросюжетного жанров. Союз является постоянным участником российских и зарубежных выставок в Астане, Белграде, Братиславе, Гаване, Лейпциге, Минске, Пекине, Риге, Сеуле, Стамбуле, Тегеране, Хельсинки. В сентябре 2019 года при поддержке АСКР и Мосполитеха мы провели масштабную «Читательскую ассамблею Содружества». И благодаря законотворческой деятельности и нашему сотрудничеству с министерствами и ведомствами в сложный период пандемии книгоиздание и книготорговля отнесены к социальному предпринимательству. Нам многое удалось, и это очень важно, на мой взгляд.

– С 1 января 2002 года книжная отрасль лишилась нулевого НДС. Льготная ставка в 10 % была утверждена Правительством РФ (Постановление № 41 от 23.01.2003 г.), но в последующие годы добиться более мягкого налогового режима так и не удалось. Насколько негативно, на ваш взгляд, эта ситуация сказалась на функционировании книжной отрасли, и почему в нашей стране один из самых высоких НДС на книги?

– Сергей Степашин: Льгота не действовала всего лишь один год. Не думаю, что это так уж сильно сказалось на развитии книжной отрасли. Постоянное с начала нулевых снижение суммарного тиража выпускаемых в России книг обусловлено не столько ставкой НДС, сколько серьезными технологическими изменениями, в результате которых за внимание людей стало конкурировать огромное число новых медиа. Книга в целом пока выдерживает эту борьбу, но, конечно, ей нужна всесторонняя поддержка. И, говоря о сдерживающих факторах развития книжной отрасли, важно помнить о других элементах рынка – инфраструктуре чтения, продвижении книги и чтения, которые требуют вложений как со стороны государства, так и частного бизнеса.

Что касается сравнения российской ставки НДС на бумажные книги с другими странами, то мы принципиально от них не отличаемся. У нас стандартная ставка НДС – 20 %, пониженная на книги – 10 %, в Великобритании – 20 %, на бумажные книги – 0, в Германии стандартная ставка НДС – 19 %, на бумажные книги – 7 %, в Испании, соответственно, – 18 % и 4 %. Ситуация везде примерно одинаковая. Кроме того, в октябре 2020 года премьер подписал Постановление о льготной ставке НДС в размере 10 % на электронные и аудиокниги, связанные с образованием, наукой и культурой. Думаю, этот шаг позволит в целом поддержать книжную отрасль.

Конечно, нулевая ставка НДС – это серьезный вклад в развитие той же инфраструктуры чтения. Сложно ответить, кто виноват. Вполне возможно, нам с вами не хватило возможностей дожать этот вопрос, но над этим надо продолжать работать. Как вы знаете, президент России Владимир Путин в рамках Петербургского международного экономического форума выступил с заявлением об отмене НДС для отрасли общественного питания в части малого и среднего предпринимательства. И я думаю, что мы должны вернуться к обсуждению вопроса НДС на книги и в рамках РКС, и в рамках Программ поддержки чтения. Конечно, здесь нужна поддержка отрасли на уровне Правительства, а не только общественных организаций. Недавно Владимир Толстой встречался с президентом, доложил ему о создании Ассоциации союзов писателей и издателей России, так что у нас есть повод вернуться к обсуждению этой безусловно актуальной темы, тем более с точки зрения пополнения бюджета цифра не столь внушительная. Тут надо правильно оценить потери и понять, что важнее: копейки в бюджете или читатель, интеллектуальный потенциал страны? Печально, что наше новое отраслевое министерство индифферентно к инициативам РКС, но мы все-таки рассчитываем и надеемся на то, что нас услышат.

Сергей Степашин вручил директору музея-усадьбы Л. Н. Толстого «Ясная Поляна» Екатерине Толстой памятный адрес, грамоту и медаль Российского книжного союза, июнь 2021 года

Сергей Степашин вручил директору музея-усадьбы Л. Н. Толстого «Ясная Поляна» Екатерине Толстой памятный адрес, грамоту и медаль Российского книжного союза, июнь 2021 года

– Проблема институциональной принадлежности отрасли одна из наиболее обсуждаемых сегодня в профессиональной среде книжников…

– Сергей Степашин: Кстати, Министерство культуры готово более активно включиться в работу по снижению НДС на книги. На недавнем юбилее Ясной Поляны я долго беседовал с министром культуры на эту тему, она человек читающий и с пониманием относится к важности такого решения. Но я не премьер-министр и, слава богу, давно уже не чиновник. Вопрос о принадлежности книжной отрасли – это компетенция правительства РФ. По мне, она должна быть ближе к Министерству культуры, я бы так это аккуратно сформулировал.

– «Национальная программа поддержки и развития чтения» – один из важнейших, этапных моментов в работе РКС.

– Сергей Степашин: Да, инициаторами и авторами этой Программы выступили Российский книжный союз и Роспечать. Я помню, на Книжном салоне в Петербурге в присутствии Валентины Матвиенко и любимого мною Даниила Александровича Гранина мы дали «зеленый свет» этой Программе. На Литературном собрании Владимир Путин поручил Правительству рассмотреть возможность придания ей государственного статуса. Часть элементов Программы вошла в качестве подпрограмм в другие гос. проекты, но цельно, к сожалению, так и не была принята, равно как и «Программа поддержки детского и юношеского чтения». Все уперлось в согласование с Министерством финансов. Думаю, мы должны вернуться к этой теме, объединив усилия РКС и Ассоциации союзов писателей и издателей России, тем более что и Владимир Ильич Толстой нас поддерживает. Я очень рассчитываю на встречу с главой государства в формате литературного собрания или дискуссии с участием писателей, книгоиздателей, представителей Российского книжного союза. Думаю, после выборов в Госдуму и депутаты будут готовы более активно вернуться к этой теме.

– Несмотря на отсутствие гос. финансирования, «Национальная программа поддержки и развития чтения» дала старт очень многим важным инициативам в книжной отрасли, стала серьезной поддержкой для книжников в плане организации работы по продвижению книг, авторов и русской литературы в целом. Это и Год литературы, и фестиваль на Красной площади, и конкурс «Самый читающий регион».

– Сергей Степашин: Именно РКС совместно с Роспечатью выступили инициаторами проведения Года литературы, и я очень рад, что оргкомитет возглавлял на тот момент председатель Госдумы Сергей Нарышкин. Во многом благодаря его поддержке стартовал книжный фестиваль «Красная площадь». Он и сейчас с нами, поддерживает нас. Кстати, книжные фестивали проходят сегодня не только на Красной площади, но и на Дворцовой в Петербурге, проводится большая ярмарка «Волжская волна», межрегиональная выставка-ярмарка «Печатный двор Якутии». География книжных событий расширяется. Не будем забывать и о конкурсе «Самый читающий регион», где практически все субъекты федерации борются за звание «Литературный флагман России». Кроме того, мы активно работаем с библиотеками, доставляем книги в том числе в сложные регионы – в Сирию, Донбасс. Нам удалось принять действительно серьезные антипиратские законы, которые защищают наших писателей, у нас хорошие отношения с зарубежными партнерами, и сложный 2020 год показал, что нас слышат на самом высоком уровне. Как вы знаете, мы подготовили несколько обращений в адрес премьер-министра, конечно, ожидали большего, но все же отрасль была поддержана в том числе и финансово, что было очень важно в острый период пандемии.

Так что проектов великое множество, и мы не останавливаемся. Недавно, например, стартовал проект «Всероссийский книжный рейтинг», где мы собираем данные о продажах, предоставленные книжной сетью «Читай-город – Буквоед», интернет-площадкой «Озон», сервисами «ЛитРес» и MyBook. Второй Всероссийский книжный рейтинг демонстрирует вектор восстановления книжного рынка после кризисного 2020 года. Книга, несмотря на пандемию и все связанные с ней трудности, не утратила свой высокий статус для россиян. К сожалению, в топ-50 преобладают книги зарубежных авторов и отсутствуют детские книги национальных авторов. Здесь есть о чем задуматься. Я глубоко убежден, что нам необходимы отечественные детские бестселлеры, созданные российскими писателями. Важно открывать новые имена среди отечественных авторов и получить в этом поддержку со стороны государства.

Важно открывать новые имена среди отечественных авторов и получить в этом поддержку со стороны государства. Сергей Степашин

Сергей Степашин и Владимир Толстой на открытии Книжного фестиваля «Красная площадь», июнь 2021 года

Сергей Степашин и Владимир Толстой на открытии Книжного фестиваля «Красная площадь», июнь 2021 года

– Безусловно, в рамках поддержки книги и чтения за 20 лет сделано многое. Но лично вам, Сергей Вадимович, какой из этих проектов наиболее близок, интересен, важен?

– Сергей Степашин: У меня с чтением все в порядке, я покупаю и читаю и электронные, и бумажные книги, у меня прекрасная библиотека. Но если говорить в целом, то я бы сейчас, конечно, сделал акцент на поддержку детского чтения. Моей внучке 11 лет, и она читает… наверное, потому, что ее дедушка читает. Ее последняя книга – «Белый клык» Джека Лондона. Я ей не рекомендовал и сейчас задаюсь вопросом: почему именно эта книга? Да, она любит животных, у нас есть собака, но здесь у Дж. Лондона совсем другая история. Это ее личный выбор, и я рад за нее. Думаю, дети заставят родителей читать. Поверьте мне, если ребенок читает, то и мама с папой тоже начинают задумываться о чтении. Так что сейчас вполне себе можно эту пирамиду перевернуть.

– Мы говорим, что нужно начинать с ребенка. Но как его увлечь, заинтересовать, если нет примера со стороны родителей?

– Сергей Степашин: Сейчас, слава богу, стали больше читать. Кроме того, есть школа, детский сад, детские библиотеки. Наша детская библиотека – просто чудо, там ставят спектакли по книжкам, это настоящий театр детской книги. Ведь ребенка нельзя заставить полюбить книги, его можно принудить читать, но он будет мучиться и возненавидит чтение. Иногда очень многое зависит от педагога. Мне, например, повезло, у меня была блестящая преподавательница русского языка и литературы Ирина Викторовна. А сейчас хоть и ввели в программу сочинение по литературе, но школьники читают в основном «Гарри Поттера», хотя это очень интересная книга для подростков.

– У книжников активная и ответственная социальная позиция, но что делать с ценой на книгу? Сейчас это самый больной вопрос.

– Сергей Степашин: Я понимаю, книга дороговата, и ее стоимость – это сейчас самая большая проблема отрасли. Я купил две книги на фестивале «Красная площадь»: одна Бориса Акунина, а вторая – «Истребитель» Димы Быкова. Книжки, кстати, хорошо изданные, замечательные, но они стоят 2100 рублей… Конечно, надо снижать НДС или обнулять, другого пути я не вижу. Правда, электронная и аудиокнига нам серьезно помогают в плане доступности и цены. Плюс, конечно, надо серьезно пополнять библиотечный фонд. В детстве лучшие книги я читал в читальном зале ленинградской библиотеки, неплохие книги давали на руки (на 10 дней, как помню, не больше 2 книг). Но если ты хотел почитать Купера, Лондона, Дюма, то приходилось идти в библиотеку, эти книги нельзя было купить. Я помню, как много ребят ходили в читальный зал, читали с удовольствием 1,5–2 часа в день.

– За последние 20 лет тиражи книг упали на 50 %. Отсюда и проблема себестоимости, и розничной цены, ведь все это взаимосвязано. Не считаете ли вы, что Российскому книжному союзу пришло время вмешаться в ситуацию?

– Сергей Степашин: Еще раз подчеркну, что в этом вопросе надо, что называется, считать вдолгую. Если мы сегодня хотим заработать копейки на книгах, то это одна история, а если мы хотим возродить читающую нацию, то – другая. РКС направил письмо руководителю Федеральной антимонопольной службы России М. А. Шаскольскому и рассчитывает на помощь антимонопольного ведомства, которое в рамках своих полномочий может осуществить проверку обоснованности повышения цен некоторыми производителями бумаги и картона. Ведь стоимость бумажной книги в большей степени зависима от цены на эти расходные материалы. Значительное повышение их стоимости неизбежно влечет удорожание книжной продукции для российского читателя. Ответ пока ждем, но напомню, что наш президент Владимир Владимирович Путин неоднократно обращал внимание на необходимость контроля за обоснованностью повышения цен, в т. ч. за ценообразованием при внутренних и зарубежных поставках. Михаил Владимирович Мишустин, председатель Правительства РФ, в своем недавнем выступлении подчеркнул, что «еще одна причина, почему растут цены – жадность… жадность отдельных производителей…».

– Может быть, стоит вернуться к вопросу фиксированных (рекомендованных) цен на книги?

– Сергей Степашин: Я считаю, что на данный момент фиксированные цены вводить нельзя, отрасль к этому не готова. В разных регионах страны очень отличаются покупательные возможности, разные затраты на логистику, на аренду. Поэтому цены должны быть дифференцированы в зависимости от местонахождения предприятия и возможностей читателя. Но важно осознать и издателям, и розничным операторам, что мы все в одной лодке, и спастись можно только вместе. Из-за разницы цены поставки доверие покупателя к традиционным книжным магазинам падает. Клиент платит за книгу в книжном магазине на 30 % больше, чем в интернете, и на 50 % больше, чем в FMCG-супермаркете. Если издатели хотят сохранить многоканальный сбыт, они должны установить единые правила ценообразования для всех каналов книжных продаж.

– Сегодня мы видим, насколько нужна поддержка книжным магазинам, которых, к сожалению, и так мало в России.

– Сергей Степашин: Это во многом и вопрос стоимости аренды помещений. В свое время мы неоднократно обсуждали этот момент с Сергеем Нарышкиным и готовили законодательные инициативы, касающиеся льготной аренды для книжных магазинов. Пока, как и многое другое, эти идеи зависли в Госдуме. А сейчас, в кризис, книжные магазины закрывают даже в Москве, в спальных районах. В моем родном Питере перестали закрываться, чему я искренне рад, хотя и у нас ставился вопрос о закрытии известного «Дома Зингера» на Невском проспекте. В то время Валентина Ивановна Матвиенко была губернатором, так что книжный магазин отстояли. Сегодня «Буквоед» активно развивается в Петербурге. И я хочу поблагодарить Олега Новикова за его активную работу по расширению книжной сети. Он прекрасно понимает, что на самом-то деле выгодно.

– Недавно мы проводили большую дискуссию на Красной площади, где выяснилось, что крупные издатели достаточно мягко вышли из кризиса, нарастили интернет-продажи, а вот книжные магазины серьезно пострадали. Их доля в реализации книжной продукции за кризисный год снизилась на 10 %.

– Сергей Степашин: Я думаю, это все-таки временная история. С одной стороны, я полагаю, пандемию мы победим (ничто не может быть вечно), а с другой стороны – надо уметь конкурировать. Мы живем в век интернета, никуда от этого не денешься, есть новые технологии. Можно скорбеть, можно ругать всех кого не лень, но надо мозгами шевелить. У нас есть прекрасные магазины, которые даже в эту сложную годину выживают. Например, когда мы были на вручении премии Распутина в Иркутске, то видели там очень хорошие книжные магазины. Важно, чтобы эти магазины сохранились и никому не позволено было их под пандемию, что называется, схарчить. Это недопустимо, и этим тоже занимается Российский книжный союз.

– Во Франции законодательно закреплена невозможность перепрофилирования помещения книжного магазина под другой объект торговли…

– Сергей Степашин: То же самое надо делать и нам. Я считаю, что в преддверии встречи с президентом мы могли бы провести Парламентские слушания в Государственной Думе нового созыва с представителями Министерства культуры, Минцифры. И в Администрации президента есть направление, которое занимается в том числе этими вопросами. Так что к теме поддержки книги и книжных магазинов стоит вернуться. Тем более сейчас в России не все так плохо с книгой, по количеству читающих детей до 12 лет мы вообще на первом месте в мире! А ведь 20 лет назад, когда я только возглавил РКС, в своих выступлениях часто озвучивал ужасающую статистику: только 5–6 % детишек с первой книгой знакомились благодаря своим родителям, бабушкам и дедушкам, остальные – либо в детском садике, либо в школе. Сейчас больше половины взрослых первую книгу читают детям сами, в семье, а это уже серьезный показатель, свидетельствующий о постепенном возвращении домашних библиотек, домашнего чтения, ведь все мы начинали читать дома, в семье. Мне первую книгу прочел отец. Это была удивительная история Виталия Бианки. Помню и услышанную в прочтении отца сказку А. С. Пушкина «О попе и работнике его Балде». Наверное, поэтому я возглавил Императорское Православное Палестинское Общество. И концовка там, помните, замечательная: «Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной» – как раз для тех, кто мешает нам развивать книжную отрасль…

– Вообще не худо бы политикам почаще книжки читать и как вы, Сергей Вадимович, цитировать русских классиков!

– Сергей Степашин: У нас Владимир Владимирович Путин книги читает и довольно часто цитирует, неожиданно даже для спичрайтеров. Читали и все прежние руководители нашей страны (Брежнев был писателем, я его не беру). Есть непроверенная легенда, что Сталин до 500 страниц в день прочитывал благодаря методике скорочтения. Я ей тоже владею, но это другая история. Сталин действительно читал серьезную литературу. Или, к примеру, начальник Особого жандармского корпуса Александр Бенкендорф, которого у нас в школьной программе чуть ли не в сатрапа превратили, в реальности был одним из самых читающих чиновников. Или вот вам, пожалуйста, пример из нашей почти современной истории – Юрий Владимирович Андропов тоже читал, даже стихи писал. Я считаю, одно другому не мешает, даже наоборот.

С. В. Степашин вручил статуэтку «Литературный флагман России» и диплом победителя Всероссийского конкурса главе Якутии Айсену Николаеву, ноябрь 2020 года

С. В. Степашин вручил статуэтку «Литературный флагман России» и диплом победителя Всероссийского конкурса главе Якутии Айсену Николаеву, ноябрь 2020 года

– Книге необходимо вернуть высокий статус, и высказывания политиков этому способствуют, но все же в информационной повестке литературы недостаточно. Есть хорошая программа Сергея Шаргунова на телеканале «Культура»…

– Сергей Степашин: Телеканал «Культура» смотрят те, кого не надо агитировать за чтение. Надо искать более массовый формат. Я помню, в Советском Союзе была передача «Ираклий Андроников рассказывает». Это было потрясающе, просто сказочная подача книги! Плюс, конечно, экранизации. Достаточно вспомнить, насколько вырос спрос на книгу Федора Михайловича Достоевского после телевизионной экранизации «Идиота» в 1990-х. Или сериал по роману Булгакова «Мастер и Маргарита». Люди, посмотрев фильм, начали читать, ровно так же произошло и с экранизациями «Обители» Захара Прилепина, «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной. Признаюсь, я прочитал и «Эшелон на Самарканд», это очень жесткая книга, но за душу хватает. Кстати, мы все время скорбели «некого читать», но ничего подобного, у нас очень много хороших писателей, которые читаемы, книги которых покупают и ждут на самом деле.

Мы не можем постоянно петь песню о том, как было хорошо в СССР с книгой и как плохо сейчас. Надо искать новые формы подачи. Сегодня новые технологии, новая жизнь. Не надо бояться учиться в том числе и у зарубежных коллег. Давайте активно использовать интернет. У нас же в книжной отрасли сейчас много молодых, толковых, как сейчас принято говорить «продвинутых», ребят. Я человек советской системы, а они живут в новом измерении, они это чувствуют и понимают, они знают, как это подать. Ведь телевизор сегодня особенно не поможет. Большая часть молодежи телевизор не смотрит. Я только футбол смотрю, и то расстраиваюсь, а за нашу сборную теперь уже и расстраиваться не надо. Но опять же, поддержкой авторов и книг должен заниматься РКС вместе с Ассоциацией союзов писателей и издателей России, к этому вопросу должно вернуться и наше правительство. Уверяю вас, сейчас многое будет сделано в этом направлении. Прорабатывается вопрос создания специального фонда ассоциации. Нас ждет много хорошего в следующем году. Мы будем работать все вместе. Советник президента РФ по культуре Владимир Толстой возглавляет творческий совет Ассоциации, я – наблюдательный, замглавы комитета Госдумы по культуре Сергей Шаргунов – административную часть.

– Конечно, главное – люди, неравнодушные к книге, литературе, русскому языку. Тогда и работа дает результат.

– Сергей Степашин: То же самое и у нас в Российском книжном союзе. РКС – это название и руководство, а вся работа идет через комитеты. Тем более правление мы не так часто стали собирать – опять же из-за пандемии. Комитет по связям с государственными организациями и библиотечным сообществом возглавляет Марина Абрамова, Комитет по международному сотрудничеству – Евгений Капьёв, за взаимодействие с системой образования отвечает Михаил Кожевников, за подготовку кадров и повышение квалификации специалистов книжной отрасли – Екатерина Хохлогорская. Ведет региональное развитие Елена Гребенева, Комитет по поддержке и развитию книгораспространению возглавляет Денис Котов, за электронные ресурсы отвечает Елена Бейлина, а поддержкой и продвижением чтения занимаетесь вы, Светлана. Комитеты в РКС работают уже много лет. Конечно, всегда хочется большего, но наша команда работает и добивается успехов.

– Уверена, 20 лет – это только начало большого пути Российского книжного союза. Какие главные задачи стоят сегодня перед РКС, что вы включили бы в повестку работы РКС на будущее?

– Сергей Степашин: В ближайшее время наша первоочередная задача – помочь книжному рынку восстановиться после кризисного 2020 года. Необходимо продолжать диалог с государством и обеспечить отрасль действенными мерами поддержки. Думаю, нам понадобится весь креативный потенциал представителей книжной индустрии. Наша отрасль аккумулирует в себе таланты, создает книги, которые меняют настоящее и будущее. Об этом мы также говорили на второй Российской креативной неделе, которая прошла в конце августа.

Важный вектор работы РКС – продвижение русской литературы, консолидация авторов в творческие объединения, поддержка талантов, лоббирование интересов профессиональных писателей, появление новых, хороших и важных книг. С этой целью и была создана Ассоциация союзов писателей и издателей России.

Еще одна наша цель – популяризация чтения среди детей и молодежи. Дети в России читают больше своих ровесников в других странах, но затем, став взрослее, теряют интерес к чтению. Это вызов для нас, мы должны вырастить новое поколение читателей. И в этом нам помогут такие инициативы, как проект ЮФ, задача которого сохранить привычку к чтению у взрослеющей аудитории. Кстати, благодаря этому проекту в России в 2018 году в соцсетях появилось 4,9 млн постов о чтении, написанных пользователями 14–24 лет, и только за год количество сообщений в социальных сетях с упоминанием книг и писателей выросло на 1 млн. ЮФ говорит с юной аудиторией на одном языке, рэп-исполнители, блогеры, художники-комиксисты рассказывают о пользе чтения. Мы видим большой потенциал у такого диалога и будем поддерживать его и развивать. Также необходимо продолжать работу по утверждению и принятию детской программы чтения.

Не менее важным представляется и создание национальной книжной платформы. И здесь РКС должен показать себя надежным партнером для государства. В зарубежных странах библиотеки, как правило, закупают у издателей 30–50 % тиража для пополнения библиотечных фондов. Нам необходимо перенять эту практику и более плотно сотрудничать с Министерством культуры.

Еще одна точка роста, вернее пространство, в котором мы живем и будем развиваться в ближайшие годы, – цифровизация. Если 20 лет назад мы с опасением и пессимизмом смотрели на этот тренд, то сейчас мы воспринимаем это не как угрозу, а как возможность для развития индустрии. Современный книжный рынок неразрывно связан со сбором и анализом больших данных, работой с искусственным интеллектом. Издательства трансформируются в платформы и создают не только бумажную, но электронную и аудиоверсию книги. Думаю, книжная индустрия для успешного развития должна оставаться на острие новых технологий. Впрочем, все так же на повестке дня борьба с пиратством. Это до сих пор ощутимый удар по авторам, издателям, пиратство продолжает воровать деньги у книжной индустрии.

Как видите, в отрасли огромное количество нерешенных проблем. По некоторым есть определенное движение – где-то на шаг вперед, где-то даже на целые десять, но тем не менее эту дорогу надо будет пройти.

Книжная индустрия должна оставаться на острие новых технологий. Сергей Степашин

– Сергей Вадимович, что для вас лично Российский книжный союз – это общественная работа, призвание, образ жизни?

– Сергей Степашин: Отвечу коротко – любовь к книге, а так РКС, естественно, – это общественная работа. На самом деле, если бы не любовь к книге, вероятно, я бы ушел, все-таки 20 лет – большой срок. Да, когда я перестал быть чиновником, у меня появилось больше времени в том числе для того, чтобы заниматься книгой. Но дело не в этом: я чувствую себя комфортно с коллегами по Российскому книжному союзу. Замечательные люди! Мне лично доставляет удовольствие и удовлетворение, что я в книжной среде. Моя учительница, узнав, что я возглавил РКС, сказала: «Сергей, это лучшее, что ты выбрал в своей жизни». Наверное, она права…

– Спасибо большое, Сергей Вадимович, за беседу! Я уверена, что с таким руководителем и такой командой профессионалов РКС сможет многое сделать и достучаться, донести книжную повестку до высших эшелонов власти…

– Сергей Степашин: Сумеем и достучаться, и донести, и возглавить.

Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», №6, сентябрь, 2021



Еще новости / Назад к новостям