Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

22.03.2020

Сара Маасс и Деннис Боргхардт: «Больше премий – больше конкуренции и читательской активности»

немецкие литературные премии

 © Asya Fink / FBM

Сколько в Германии литературных премий? Может быть, их слишком много? Какую функцию они выполняют? Об этих и других аспектах с исследователями Университета Дуйсбурга-Эссена Сарой Маасс и Деннисом Боргхардтом, работающими над проектом «Литературные премии в немецкоязычном пространстве после 1990 года», побеседовала литературный обозреватель «Биржевого листка немецкой книготорговли» Сабина ван Эндерт.

Сабина ван Эндерт: Сколько в немецкоязычном пространстве литературных премий?

Сара Маасс: Мы начинали свои подсчеты с изучения «Справочника по премиям в области культуры» Андреаса Иоганна Визанда – равнозначного труда во всем немецкоязычном пространстве до сих пор не существует. С 1990 по 2018 год в Германии существовало 1130 литературных премий. Если вычесть те из них, присуждение которых временно или окончательно приостановлено, по-прежнему остается 950. Из них примерно треть – 333 премии –распространяются не только на Германию, но и на весь немецкоязычный регион, а 138 являются международными, охватывая в том числе и немецкоязычную литературу. Но следует учитывать, что многие из них вручаются не только в одной номинации (к примеру, имеют жанровые подкатегории или дополнительные поощрительные призы и призы читательских симпатий). Если же считать все номинации премии за одну, мы получим примерно 900 наград. Кроме того, не все они присуждаются каждый год – например, в 2018 году было вручено «всего-навсего» 579 премий.

С. Э.: Не обесценивает ли такое количество наград значимость каждой в отдельности?

Деннис Боргхардт: В самом деле, в прессе еще с 1960-х годов ведутся об этом дебаты, и зачастую в них принимают участие сами писатели. К обвинениям в обесценивании примешиваются и упреки в излишней коммерциализированности. Однако при этом оставляют без внимания дифференцированность наград по объему дотаций, ценности, рамок. Мы придерживаемся мнения, что стоит присмотреться к премиям повнимательней и увидеть, что именно их многообразие позволяет раскрыть потенциал воздействия на культурные и, в частности, литературные процессы. Цели и задачи премий также на удивление разнообразны: дань уважения конкретному жанру, поддержка начинающих авторов, формирование молодежного жюри, развитие региональной культурной политики, подчеркивание перформативности авторского высказывания. Именно благодаря разнице в форматах каждой премии находится свое место в литературном ландшафте и интересна не «значимость» или «незначимость» каждой конкретно, а их параллельное существование, сопоставительный анализ социальных коннотаций и систем оценки.

С. Э.: Всегда ли литературная премия присуждается за литературный текст или литература им уже не ограничивается?

С. М.: Данный аспект обычно не вызывает вопросов – как правило, литературной премией отмечают творчество писателя или конкретное произведение. Однако появились премии и в других областях производства, дистрибуции и рецепции – за издательскую деятельность, иллюстрации, книжный дизайн, библиотечные проекты и программы поддержки чтения, за аудиокниги и блоги. Ввиду эмпирической расплывчатости этих границ мы определяем литературные премии как награды, отмечающие связанные с литературой практики (а не только писателей и их произведения). К их числу относятся и награды в области культуры, в которых литература является лишь одной из номинаций.

С. Э.: А сколько премий от общего числа действительно играют значимую роль на рынке?

С. М.: Сложно оценить – для этого надо вначале определиться с тем, что такое «значимая роль». К примеру, премия «Свободный микрофон» позиционирует себя как открывающая победителям путь в мир большой литературы, а значит, она выполняет функцию поиска талантов, на которые могут обратить внимание издатели и критики. Большая часть премий, и с этим согласны СМИ, является инструментом, с помощью которого читательской аудитории проще ориентироваться в мире книг. В эпоху перепроизводства они обращают внимание на лучшее из лучшего, в том числе и буквально, поскольку на обложках книг-лауреатов появляются соответствующие стикеры. Существуют и премии, нацеленные на создание литературного продукта, который затем выйдет на рынок; как правило, они являются частью литературных конкурсов, а их производный продукт – антологии. Премии, нацеленные на повышение уровня образованности участников (например, за счет привлечения к оценке произведений молодежи или непрофессионалов), можно квалифицировать как награды, формирующие целевую аудиторию данного сегмента рынка.

Эмпирические данные свидетельствуют, что лишь 98 премий позиционируют себя как часть рынка или книжной индустрии, при этом зачастую в них содержится отсылка к напряженным отношениям между искусством и экономикой; подобная премия либо подчеркивает экономические аспекты литературного процесса (например, отмечает самую продаваемую книгу года), либо полностью отрицает их, делая упор на качестве произведения, а не на его коммерческом успехе.

С. Э.: Можете ли вы назвать 20 важнейших премий в немецкоязычном пространстве?

Д. Б.: Выбрать только двадцать из необозримого числа было бы довольно пристрастным решением. Но если говорить о значимости как таковой, то значение будет иметь не только призовой фонд, но и культурный и символический потенциал награды, а их измерить гораздо сложнее. С уверенностью можно сказать, что уважаемыми премиями, имеющими собственные традиции, являются премия им. Георга Бюхнера, премия им. Томаса Манна и Лейпцигская книжная премия за вклад в европейское взаимопонимание. А вот Немецкая книжная премия довольно специфична: притом что ей не так много лет, на нее обращено повышенное внимание – с одной стороны, потому что претендует на статус национальной, с другой – потому что церемония вручения проходит в рамках Франкфуртской книжной ярмарки, что, естественно, гарантирует максимально возможный PR. Однако премии, в названии которых фигурирует лишь конкретный город или регион, могут обрести широкий масштаб. Примером тому является Бременская литературная премия – ее лауреатами стало несколько писателей, которым впоследствии была присуждена Нобелевская премия, в частности, Эльфрида Елинек и Петер Хандке. На протяжении многих лет в центре внимания такие награды, как премия им. Ингеборг Бахман: в ней на первый план выходит перформативный аспект (публичное представление еще не опубликованных текстов) и открытые дебаты жюри. Год от года становится популярнее «Свободный микрофон» – на его лауреатов стали чаще обращать внимание «классические» газетные критики. А вот Премия мира немецкой книготорговли, безусловно, имеющая международное значение, не является в строгом смысле литературной, поскольку ее лауреатами могут стать не только литературные деятели. Поэтому создать некую однозначную систему рейтинга премий довольно затруднительно.

С. Э.: Какую функцию выполняют премии по отношению к читателям, издателям, авторам, самим учредителям? Что является показателем успеха литературной премии?

Д. Б.: Мы рассматриваем литературные премии как многофункциональные. Их значимость определяется той точкой зрения, с которой мы их рассматриваем. То, что литературная премия призвана исключительно свидетельствовать о высоком литературном качестве, – скорее миф, чем правда. На то, что конкретная награда присуждается конкретному автору, влияет множество факторов. Складывается впечатление, что производится даже не оценка, а валоризация: случается, что ценность автора или произведения для конкретной аудитории возникает именно в результате присвоения награды. В частности, многие детско-юношеские литературные премии отмечают не только и не столько качество текста произведения, сколько его роль в читательской социализации, читательской активности, в поддержке чтения.

С. М.: В сообщениях о присуждении премий часто фигурирует понятие значимости: «Писатель Х получил одну из самых значимых литературных премий Германии». Если приравнять значимость к известности или даже к признанию, будет ли это и в самом деле единственным мерилом успеха? Предположим, премия успешна, если она является своего рода знаком качества на фоне других, но в таком случае генерируемый ею общественный интерес по-прежнему будет зависеть от программных установок и целевой аудитории. Для крупных премий, безусловно, важно положение автора в литературном и критическом дискурсе, для премий иного рода – признание в узких кругах или среди поклонников. Существуют премии, для которых успех измеряется ростом продаж через книжные магазины. Для авторов, положим, мерилом успеха является увеличение числа запросов на выступления и иные презентации. Успешность премии, нацеленной на активацию культурной жизни региона, будет измеряться совершенно иными критериями, чем, скажем, успешность премии им. Георга Бюхнера, – например, количеством посетивших церемонию вручения. А как измерить успешность детско-юношеских премий, направленных в первую очередь не на поддержку автора, а на стимуляцию интереса к чтению?

На наш взгляд, то, какие функции приписываются литературным премиям, а вместе с ними – и самой литературе, то, какие литературные и экстралитературные критерии оценки постоянны, а какие изменчивы, намного важнее теоретического деления премий на успешные и неуспешные, значимые и незначимые, а уж тем более на попавшие и не попавшие в яблочко.

С. Э.: Как эволюционировали литературные премии за последние десять лет?

С. М.: Во-первых, их стало больше. С 1990 года число премий стабильно растет, хоть в последние годы рост и не стольочевиден: было заметно, что приостановился он в 2009 году, с началом финансового кризиса (и это вовсе не случайно). Однако при этом наблюдается весьма любопытное качественное развитие: в настоящий момент около 40 % премий являются конкурсами, в то время как в 1990 году конкурсы составляли лишь 26 %. Одновременно растет и число наград, адресованных непрофессионалам (среди них конкурсы составляют примерно 90 %, а среди премий для молодых авторов – более 50 %). Создается ощущение, что вручение премий преследует в основном образовательные цели, ориентируется на повышение культуры участия. Этому способствуют и новые форматы – включение премии в рамки фестиваля, введение онлайн-голосований, изменение регламента церемоний вручения.

Кроме того, наблюдается диверсификация премий и сопряженных с ними творческих практик. Заняли прочную позицию премии для малых и новых жанров – детективов, комиксов, фэнтези, радиоспектаклей, путевых заметок, блогов. Повысилась популярность премий в области критической эссеистики. Изменения в структуре рынка повлекли за собой увеличение числа премий, адресованных малым, независимым, прогрессивным издательствам (таковы Берлинская издательская премия, Гессенская издательская премия и учрежденная в 2019 году Немецкая издательская премия). Параллельно коммерческие структуры вводят новые премии в области самиздата.

Неизменным остается соотношение между региональными и национальными премиями: примерно половина наград так или иначе связана с повышением культурного престижа той или иной локации. При этом с 2006 года наметился заметный рост числа премий, охватывающих сразу несколько стран (например, общеевропейских).

Сама Сабина ван Эндерт отмечает, что в последние годы увеличилось также и количество поощрительных премий и призов читательских симпатий, а основными целями присуждения наград стало не только улучшение навигации в мире книг, признание заслуг писателей перед обществом, привлечение внимания к отдельным направлениям, установление показателей качества и выявление новых талантов, но и продвижение самих учредителей премий, усиление региональной культурной политики и поощрение занятий творчеством.

Однако не все довольны такими темпами роста, и часто против увеличения числа наград выступают… сами авторы. «Премий уже стало больше, чем писателей. Почему же тогда все они проходят мимо?» – возмущается получивший всего одну премию Йоахим Лотман в своем недавнем выступлении в газете «Вельт». И хотя тот факт, что ряд премий достается одним и тем же авторам, неоспорим, Лотман все же не прав: по последним статистическим данным в Германии насчитывается около 6500 писателей, а в год выходит около 80 000 новых наименований, что существенно превышает количество премий. И наоборот, за преумножение наград ратуют значимые фигуры книжного бизнеса – например, глава издательства «Ханзер» Йо Лендле: по его мнению, Германии отчаянно не хватает премий за удачное второе произведение, дающееся куда сложнее, чем дебют, и премий в области «грустной» литературы в противовес тем, что вручаются за выдающееся юмористическое произведение.

Интересно и изменение гендерного баланса среди лауреатов: как оказалось, книжные премии, в отличие от многих других наград в области культуры, напрямую не отражают ни популярности кампании #metoo, ни растущего внимания к женскому опыту. Согласно подсчетам автора «Справочника по премиям в области культуры» Андреаса Иоганна Визанда, в 2001–2009 годах число литературных премий, врученных женщинам, составляло всего 35,3 %, а в 2010–2018-м оно снизилось до 29,5 %. Однако это не помешало газете «Тагесцайтунг» объявить 2018 год «Годом женщин в литературе»: все топовые награды Германии ушли писательницам, а не писателям. Статистика «Зюддойче цайтунг» подтверждает: среди лауреатов 50 важнейших литературных премий по-прежнему преобладают мужчины, однако наиболее авторитетные награды, такие как премия Лейпцигской книжной ярмарки, премия им. Георга Бюхнера, премия им. Вильгельма Раабе, чаще вручаются женщинам.

Для издательства каждая полученная автором премия является шагом на пути к его увековечению. Но согласны ли с этим представители книготорговли? Клаус Ковальке, владелец книжного магазина «Лессинг и Ко» (Хемниц), и Моника Кемпф, владелица книжного магазина «Бюхер Дёрнер» (Вислох), придерживаются противоположных точек зрения. «Как правило, основные книжные премии очень способствуют распространению. Они обращают на себя внимание и помогают читателю ориентироваться. Наши клиенты регулярно читают отзывы критиков в крупнейших немецких газетах и превосходно осведомлены», – констатирует Ковальке. Но Кемпф не разделяет его оптимизма: «Как правило, имена победителей служат ориентиром лишь для тех потребителей, которые читают обзоры в газетах с целью выбрать хороший подарок. Наш город имеет собственную литературную премию, но даже книги ее лауреатов удается продать только во время их публичных выступлений».

Немецкие-книжные-премии.png


Источник: журнал Börsenblatt / «Биржевой листок», N 50 за 2019 г/

Редакция благодарит Центр немецкой книги в Москве, представительство Франкфуртской книжной ярмарки в России за помощь в подготовке материала.


© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», № 1, январь-февраль, 2020  



Еще новости / Назад к новостям