Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

09.02.2021

Русскоязычные издательства Эстонии: KPD

Таллиннское издательство KPD уже более 20 лет выпускает книги эстонских классиков и современную эстонскую литературу на русском языке. Важную часть составляют детские книги, в том числе серия книг с параллельными текстами на эстонском и русском языках. KPD – постоянный участник международных книжных выставок в России, Белоруссии, Армении, Грузии; обладатель ряда престижных наград, присуждаемых книгам на русском языке, изданным за пределами России. О том, как существует малотиражное русскоязычное издательство в Эстонии, рассказала директор KPD Валентина Кашина:

– Валентина, как появилось ваше издательство, на какую аудиторию вы ориентировались, ведь ситуация с русским языком в Эстонии была, да и остается очень сложной?..

– Идея создания издательства родилась в конце 90-х годов, когда я работала в таллиннской редакции газеты «Совершенно секретно». Я знала, что существует потребность ‒ не только читателей, но и учреждений культуры и образования, ‒ в книгах эстонских авторов, переведенных на русский язык. Исследовав фонды школьных библиотек, мы убедились, что даже произведения классиков эстонской литературы физически изношены и требуют переиздания. О переводах современных писателей на русский язык говорить не приходилось. Готовя первую серию книг библиотеки эстонской литературы «Kodumaa – Родной дом», мы ориентировались не только на русскоязычную читательскую аудиторию Эстонии, но и на традиционно устойчивый интерес российских читателей к эстонской литературе.

– Сегодня детские книги являются «визитной карточкой» вашего издательства. Книги каких писателей пользуются наибольшим признанием у эстонских и российских читателей? Различаются ли их вкусы?

– Эстонская детская классика одинаково живо воспринимается и в российских городах, и в городах Эстонии. По-прежнему востребованы произведения писателей, творчеству которых десятки лет доверяли, – Фр. Р. Крейцвальда, А. Кицберга, А. Якобсона, О. Лутса, Э. Вильде. Также тепло принимают читатели и новые издания Эно Рауда («Тыкволунье») и Яана Раннапа («Рассказы о животных»). Наши российские читатели оценили современную эстонскую детскую литературу, в центре внимания которой – семья, а не вымышленные персонажи. Любой сюжет, даже самый невероятный, происходит именно с ними – папой, мамой и детьми. Таковы произведения популярных писателей Айно Первик (хорошо знакомой российским читателям по книгам «Арабелла, дочь пирата» и «Баба Мора»), Кристийны Касс, Андруса Кивиряхка, Маркуса Саксатамма, Леэло Тунгал.

– В прошлом году Леэло Тунгал была номинирована от Эстонии на ежегодную премию Х. К. Андерсена. Расскажите немного об этой писательнице, ведь у вас вышло много ее детских книг.

– Леэло Тунгал – наша современница и признанный классик эстонской литературы. Мы издали около десятка ее книг. «Барбара и летние собаки», «Барбара и осенние собаки» (c последними прижизненными иллюстрациями Эдгара Вальтера), «Чем измерить озорство?», «Кристийна, или Легко ли быть средней сестрой?» – все они чрезвычайно популярны. Но трилогия «Товарищ ребенок» стала настоящим культурным событием. В ней рассказывается о детстве, на которое пришлись война и репрессии. По книгам был поставлен игровой фильм (режиссер Мооника Сийметс). И книга и фильм были награждены многими международными премиями.

– Насколько востребована сегодня литература на русском языке в Эстонии? Сколько в Эстонии школ, где изучается русский язык? Вы как-то сотрудничаете с ними, проводите презентации книг?

‒ Всего в Эстонии 453 школы, из них 77 ‒ с русским (или смешанным) языком обучения. 10 лет назад таких школ было 96. Есть русские школы с инициативными людьми из числа педагогов, но отсутствует системная работа по пропаганде чтения. Более того, школьная библиотека, согласно инструкциям учреждений образования, комплектуется только учебными пособиями. Она стала своего рода складом, но не местом книжной жизни. Тем не менее мы приходим в школы с книгами и их авторами, проводим конкурсы, организуем разного рода программы чтения.

– Каталог издательства KPD постоянно растет. Помимо популярных детских серий, есть и другие: «Мастер», «Компендиум», «Средневековые истории», «Романтическая культурология». Насколько интересны сегодня серьезные академические издания?

– Безусловно, обращение читателей к серьезным исследованиям не ослабевает. Трудность в том, чтобы найти автора, способного глубоко исследовать тему, изложить ее литературным языком или популяризировать, если издание предназначается массовому читателю. К счастью, наши научные издания («Эстония в произведениях русских писателей ХVIII-ХХ вв.», «Русская эмиграция и русские писатели 1918–1940 гг.», «Антология эстонской поэзии» и другие) даже имели дополнительные тиражи. Думаю, их успех – это шлейф высокой филологической культуры былого Тартуского университета, кафедры Ю. М. Лотмана. Книги по истории, краеведению, архитектуре имеют повышенный и устойчивый читательский интерес. Среди них монография финского историка Сеппо Зеттерберга «История Эстонской Республики», исторические романы Арво Валтона, работа петербургского профессора акушерства и гинекологии Аркадия Танакова «Божьей милостью. Акушерские истории династии Романовых», книги главного архитектора города Таллинна (1960–1980 гг.) Дмитрия Брунса.

– Все ваши книги прекрасно изданы: качественная бумага и иллюстрации, красивые обложки. Цена на книги при этом высока, особенно для российского читателя. Как вы находите компромисс между ценой и качеством?

– Цена книги не является определяющим фактором ее приобретения. Мы проводили эксперименты, выпуская одну книгу сразу в двух категориях: дорогое издание в твердом переплете и более щадящее по цене ‒ с мягкой обложкой. Дорогой тираж продавался почти сразу, а уже затем ‒ более доступный по цене. Покупатель, если у него есть выбор, приобретает книгу как дорогой продукт.

– Расскажите о ваших переводчиках, дизайнерах, иллюстраторах – вы работаете с ними по многу лет или находите для каждой новой книги?

– У нас нет ни одного штатного сотрудника, все они набираются на одно издание. Такая система лучше всего подходит для малотиражных издательств. При этом с нашими переводчиками, редакторами, дизайнерами мы работаем десятки лет. Часто сотрудничаем с российскими иллюстраторами. С нашими книгами работали Ольга Московка (Барнаул); Евгения Беляева, Татьяна Сафонова (Петербург); Андрей Лукьянов, Виктор Апухтин, Евгения Двоскина, Ольга Боловинцева, Екатерина Костина, Яна Есипович (Москва). Эстонская детская книга только выигрывает от многообразия художественных техник и стилей.

– В 2019 году в Эстонии отмечалось 90-летие со дня рождения Эдгара Вальтера –известного художника-иллюстратора и писателя. Расскажите о его наследии и о трех книгах, которые у вас недавно вышли.

– У творческого наследия Эдгара Вальтера, создателя Муфты, Полботинка и Моховой Бороды, драматическая судьба. Для русского читателя оно оказалось закрытым на долгие 25 лет, когда его книги не переводились и не издавались на русском языке. Вальтер был художником-самородком, проиллюстрировал 250 книг, из них 170 – детские. Писать начал поздно – знаменитых «Поки» создал в 1994 году, в возрасте 65 лет. Успех книги был ошеломляющим, впоследствии по ее мотивам был организован «эстонский Диснейленд». За последние 12 лет жизни Вальтер написал и проиллюстрировал 15 книг, и все они шедевры ‒ по языку, сюжетам, картинкам: забавные, причудливые, увлекательные, смешные. В год юбилея Вальтера нам удалось приобрести права и издать на русском языке книги «Лесной воскресник», «Немного забавные картинки» и «Хвостатые из Кистеляндии». К Рождеству выйдет еще одна – «Смотри и увидишь».

– Ваше издательство участвует во всех крупных российских книжных ярмарках. Что для вас главное на ярмарке: продажа книг, новые деловые контакты, возможность пообщаться с коллегами и читателями?

– Впервые мы приняли участие в ММКВЯ на ВДНХ в 1998-м – в год открытия издательства. Затем были многочисленные форумы и конференции в Москве, Санкт-Петербурге, Красноярске, Саратове и других городах России. Все это часть книжной индустрии ‒ возможность понять развитие отрасли, ознакомиться с успешными ответами на современные вызовы, воочию убедиться в эффективности новых полиграфических технологий. Безусловно, это встречи с новыми авторами, художниками, партнерами, друзьями и, конечно, книгами, которые я, как читатель, сама хочу прочесть. Это и обратная связь с читателями: мы смотрим, что они берут в руки, как комментируют, что хотят узнать.

За прошедшее 20-летие эстонская книга как продукт выдерживает международную конкуренцию. Более того, она – при отсутствии латвийских и литовских издателей в России – невольно стала представителем прибалтийского региона. А это – серьезный читательский спрос и требования экспертов.

– Как повлияла пандемия на деятельность вашего издательства: на продажи книг, сроки сдачи издательских проектов? Не обратились ли к электронным книгам, спрос на которые в последнее время сильно возрос?

– Наша отрасль не избежала потерь в годину испытаний вирусом: упали продажи книг, уменьшились тиражи, и, наверное, самое драматичное – рынок сбыта сжался, как шагреневая кожа. Да, издательство KPD приступило к производству электронных книг, но я не питаю иллюзий на этот счет. Как показывает практика, электронная книга полнокровна при наличии своей матрицы – бумажного оригинала, он первичен. Невозможность в условиях пандемии общения с читателем сделало издательский процесс безжизненным, унылым. Но, как известно, уныние – один из смертных грехов, потому следует противостоять ему духовностью, гуманизмом, солидарностью всех созидательных сил.



Еще новости / Назад к новостям