Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

14.05.2020

Новости

СИДИМ ДОМА СО СМАРТФОНОМ: объем и тенденции рынка цифровой книги в РФ

Способность книги одновременно выглядеть стопкой бумажных страниц, компьютерным кодом или набором звуковых волн, невероятная вариативность по цене и оформлению умного и развлекательного контента – все это позволяет книжному рынку проявлять завидную гибкость, выживать и даже развиваться там, где другие отрасли впадают в ступор и радуют своих инвесторов исключительно рецессией.

Пожалуй, сегодня, в карантинном марте-апреле, российские книжники как никогда рады наличию сложившейся системы онлайн-дистрибуции книжного контента. Но готов ли сам цифровой сектор книжной отрасли к нынешним форс-мажорным обстоятельствам? Сегодня мы об этом и узнаем.

Согласно экспертной оценке, объем рынка электронных (текстовых) книг в России в 2019 году составил 4,66 млрд рублей, прибавив 33 % к обороту предыдущего года. Внушительными темпами в 2019 году прирастал и легальный рынок аудиокниг – эксперты отмечают положительную динамику на уровне 65–75 % на фоне 2018 года. И хотя абсолютные суммы оборота рынка аудиокниг в России по-прежнему в три раза меньше рыночных продаж текстового контента и не превышают 1,3–1,5 млрд рублей, но именно оживление, связанное с рекламой аудиокниги, позволило цифровому сегменту в целом подрасти до 6,51 млрд рублей, что на январь 2020 года составляет уже 8,4 % от оборота печатной книги в РФ.

график1.png

Источник: экспертная оценка, аналитика «КИ»

Впрочем, ситуацию с электронной (текстовой) книгой нельзя считать однозначно положительной. Да, рост скачиваний (в т. ч. и платных) сохраняется. Но купленные электронные книги не всегда дочитываются до конца, а зачастую пользователь и вовсе не приступает к чтению. По словам Сергея Анурьева, процент дочитываемости книги сильно зависит от жанра: в «Очаровательном кишечнике» Дж. Эндерс больше половины людей не могу прорваться через первые 30 % текста, а в «Силе подсознания» Джо Диспенза есть такое место на 76 % объема, после которого большинство людей прерывает чтение и забрасывает книгу.

Об отсутствии устойчивых темпов роста спроса на электронные книги свидетельствуют и результаты социологического опроса посетителей книжных магазинов Москвы, проводимого РКС на протяжении последних семи лет в рамках Мониторинга книжного рынка столицы. В сентябре 2019 года в скачивании электронных книг из интернета сознались 23,2 % москвичей, в то время как доля скачиваний в аналогичном опросе 2016 года составила 28,2 %. Динамика спроса явно носит циклический характер, и хотя в настоящий момент он находится в фазе роста и может быть значительно подогрет в том числе карантинными предложениями сервисов в марте-апреле 2020 года, тем не менее на рынке сохраняется значительная волатильность.

график2.png

Кроме того, доля продаж электронного контента в обороте российских издательств остается по-прежнему незначительной. Несмотря на почти десятилетний опыт сотрудничества с площадками цифровой дистрибуции, в 2019 году продажи контента в электронном формате составляют в среднем 4,1 % (в 2016-м – 2,2 %) ежемесячного оборота книгоиздательств, что аналогично данным 2017–2018 годов. И согласно февральскому опросу (КИ, 2020), динамика роста онлайн-продаж для большинства издательств сохраняется на невысоком годовом уровне – в среднем +7,3 %. Более того, в 2019 году впервые несколько издательств отметили снижение доли электронных продаж в сравнении с 2018 годом. Чем вызвано такое снижение, не ясно, так как издатели работают в разных тематических нишах книжного рынка, а в качестве основных партнеров указывают «ЛитРес» и Google. Кстати, для «Эксмо» доля продаж электронного контента (audio/e-book) в общем объеме реализации в ноябре-декабре 2019 года составила 4,1 % (в аналогичный период 2018 года – 8,5 %), т. е. объем реализации печатной книги растет более высокими темпами, чем продажи электронного формата.

Вероятно, весь этот негатив можно объяснить российской спецификой, нашим менталитетом или традициями.

Мы особенные?

Андрей-Баев.png

Андрей Баев,
генеральный директор Bookmate

Книжные индустрии и рынки цифровых книг в том числе во всех странах специфичны, Россия – не исключение. Можно было провести параллели с Америкой или с Европой – и там и здесь процессы похожи, – но наш рынок растет быстрее. В отличие от США и многих европейских стран, в России рост продажи электронных книг не опускается ниже 40 % за последние годы.


Алексей Кулаков, сооснователь и директор по продукту издательского сервиса Rideró

Алексей Кулаков, 
сооснователь и директор по продукту издательского сервиса Rideró

Мой опыт позволяет сравнить две страны «непобедившего Амазона»: Россию и Польшу. Могу сказать, что в Польше электронные книги читают меньше, чем в России. Да и вообще, Россия сильно дальше ушла в области интернета, чем Восточная Европа.

Специфика российского сегмента электронных книг в том, что у нас сильно развито и не осуждается пиратство. Хотя, с другой стороны, привычка покупать контент у большого количества людей уже возникла.

Еще в России электронные книги намного дешевле бумажных. Если смотреть на среднюю цену за электронную книгу, скажем, на том же «Амазоне», то $10 за копию – это норма. Российские читатели, конечно, психологически не готовы пока платить такие деньги за файл электронной книги. По данным нашего магазина, самая комфортная для читателей цена для электронной версии – около 150 рублей.

Еще интересно, что в России своя ситуация с популярными форматами для чтения книг. Есть свой отечественный формат fb2, а еще мы видим, что до сих пор многие читатели называют электронной книгой формат PDF – то есть фактически макет или скан бумажной книги. Мы даже сдались и стали продавать такие макеты в магазине Rideró как отдельный электронный формат. 


татьяна-Палюта.png

Татьяна Плюта, 
директор департамента «Электронные и аудиокниги», ИГ «АСТ»

Прежде всего российский рынок заметно отличается от мировых своим размером – нам довольно сложно приблизиться и по тиражности, и в денежном выражении к объемам американских и многих европейских коллег. Но по итогам 2019 года мы вполне достойно выглядим: продажи аудио- и электронных книг приблизились к 7 % от общего объема российского книжного рынка, что сопоставимо с результатами Германии, например.

Безусловно, цифровизация российской книжной отрасли присутствует, но пока все происходит достаточно медленно. Угрозы сохраняются, риски растут, хотя это и не означает отсутствие возможностей. Например, определенный потенциал роста дистрибуции цифровой книги в России заложен приказом Минобрнауки РФ об обязательности электронного формата школьного учебника с января 2015 года (№ 1047 от 5.09.2013) и майскими указами президента по поводу увеличения скорости подключения школ к интернету и ускоренных темпов цифровизации экономики. С 2017 года у ведущего холдинга учебной книги уже активно работают собственные платформы дистрибуции электронных учебников для школ – единая платформа «Просвещения» и LECTA («Дрофа» и «Вентана-Граф»). Но все же к созданию цифровой образовательной среды (ЦОС), которая должна объединить всех участников образовательного процесса – от управленцев до родителей, – книгоиздатели допущены не были. 27 июня 2019 года в Москве на заседании Наблюдательного совета организации «Цифровая экономика» был утвержден состав отраслевой рабочей группы (ОРГ) по цифровому образованию. Ее возглавила замминистра просвещения М. Н. Ракова, а в качестве соруководителей утверждены генеральный директор ООО «Яндекс» Е. И. Бунина и генеральный директор компании «1С» Б. Г. Нуралиев. Именно эти компании будут заниматься созданием единого агрегатора сервисов и контента для школьников, причем разместиться авторам (правообладателям) на этой платформе можно будет только по результатам прохождения экспертного отбора на федеральном уровне. Именно «Яндекс» и «1С» займутся поддержкой коммуникации между всеми участниками образовательного процесса, что предполагает внутренний рекомендательный сервис (по дополнительным программам, проектам, конкурсам, мастер-классам) и специальный мессенджер для общения. Неизвестно, насколько все эти назначения сохранят свою актуальность после смены кабинета министров в январе 2020 года, но, по крайней мере, в карантинном марте при переводе школьников на дистанционный формат школьный портал Московской области опирался на технические решения платформ «ЯКласс» и Foxford.

Совершенно очевидно, что с расширением каталога сервисов и ростом потребления электронной книги необходимо более активное участие бизнеса в разработке стандартов описания и защиты данных, а также упорядочение массива существующих изданий на базе обязательной регистрации. Пока же, несмотря на действующий закон «Об обязательном экземпляре», предусматривающий предоставление в Книжную палату электронной формы печатного издания, среди выполнивших это требование в 2019 году по-прежнему отсутствуют ведущие издатели книжной отрасли – холдинг «Эксмо-АСТ», издательства «Росмэн», «Экзамен», «Вече» и т. д. Отсутствуют в списке РКП (табл. 9.3) и владельцы собственных электронно-библиотечных систем – «Гэотар Медиа» и «Инфра». Конечно, ситуация по сравнению с 2018 году улучшилась. Но возникает вопрос: как российские издатели относятся к цифровой дистрибуции, им вообще это интересно? Может быть, им некомфортно в условиях монополии «ЛитРес», которому принадлежит контрольный пакет в 66 % рынка?


Анна-Титова.png

Анна Титова, 
исполнительный директор издательства «Питер»

Выводить электронные, а тем более аудиокниги в отдельное направление я пока не вижу смысла, так как их продажи не превышают 7 % от общего оборота. Как мне кажется, это связано в том числе с тем, что пиратство в нашей стране продолжает процветать, и в принципе у людей пока не развито желание покупать развлекательный/обучающий контент, такой как музыка, фильмы, книги. Скачать все это бесплатно по-прежнему несложно, так зачем платить… Тем не менее мы планируем в 2020–2021 годах развивать свой интернет-магазин, в том числе в части продажи электронных книг.

Пока «ЛитРес» вне конкуренции по продажам электронных книг нашего издательства, с большим отрывом от него идут продажи с нашего собственного сайта. Google как-то так и не вышел на серьезные обороты, во всяком случае по продажам именно наших книг. С какими-то элементами давления мы практически никогда не сталкивались со стороны «ЛитРес», исключением были политические книги во время острой фазы конфликта на Украине, но тут уж без обид...

Денис-Петров.png

Денис Петров, 
заместитель генерального директора «Альпина Диджитал»

В нашей издательской группе вся цифровые продажи (как корпоративной библиотеки, так и электронных книг для частных клиентов) уже несколько лет сосредоточены в одном подразделении – «Альпине Диджитал». Под этот проект у нас есть целый штат разработчиков и продавцов. В результате группа «Альпина» имеет независимый от конъюнктуры остального рынка мощный канал продаж. 

В отдельное направление уже выделено и производство аудиоконтента. Такой подход позволил за 2 года озвучить практически весь топовый ассортимент «Альпины». 

Да, у «ЛитРес» довольно большая доля, особенно что касается поштучных продаж электронных книг. Но среди подписных сервисов с проектами «ЛитРес» успешно конкурируют другие площадки (Bookmate и Storytel в первую очередь). Конечно, хочется, чтобы на рынке появились прочие сильные игроки, которые разогреют рынок, приведут новую аудиторию и обеспечат рост издательского диджитал-бизнеса в целом. С другой стороны, наличие национального сильного игрока в лице «ЛитРес» – это несомненный плюс. С его финансовыми возможностями «ЛитРес» создал качественный и суперпопулярный сервис, продолжает значительно вкладывать в рекламу и продвижение электронки, озвучку громадного массива книг, развитие цифровых библиотек и многого другого. 

Сегодня в целом все игроки ведут себя вполне корректно, в рамках бизнес-этики. Давление, ограничения и прочее – все в пределах установившихся цивилизованных правил конкурентной борьбы. По крайне мере, что касается взаимоотношений с «Альпиной». 

Леонид-Шкурович.png

Леонид Шкурович, 
генеральный директор ИГ «Азбука-Аттикус»

Не вызывает сомнений, что серьезная работа с цифровым продуктом требует особенных компетенций, которые не важны в традиционном книгоиздании. При этом, значительную часть процессов подготовки цифрового продукта нам удается объединить с редакционно-издательским циклом бумажной книги, что дает очевидный экономический эффект. Синергия цифры с бумагой высока и в маркетинговом плане.

«ЛитРес» занимает доминирующее положение в дистрибуции цифрового контента, но, как это ни парадоксально, дискомфорта по этому поводу я не испытываю. Конечно, они с особой тщательностью полируют собственные проекты и двигают нескончаемый ассортимент своей материнской компании «Эксмо-АСТ», тем не менее в силу глубокой ориентированности на потребности читателя весьма эффективно обращаются с нашим предложением в соответствии с высоким уровнем его конкурентоспособности. Я не ощущаю с их стороны какого-либо аномального давления и не замечаю случаев дискриминации нашего ассортимента, а по естественным вопросам коммерческого взаимодействия у нас чаще всего получается договориться. 

график3.png

Источник: ФОМ (https://fom.ru/SMI-i-internet/14340)


© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», № 3, апрель, 2020




Еще новости / Назад к новостям