Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

18.12.2020

Новости

Как быть читающим ребенком в эпоху гаджетов и дистанта

Никому не верьте, что дети перестали читать. В Международном конкурсе юных чтецов "Живая классика" только в прошлом году приняли участие почти два с половиной миллиона школьников из России и других стран. У президента фонда "Живая классика" Марины Смирновой есть особые аргументы.

Родители часто жалуются, что их дети читают очень мало, да и то из-под палки. А в "Живой классике" участвуют более двух миллионов школьников? Где нашли столько читающих детей?

Марина Смирнова: В конкурсе участвуют по разным соображениям - кто-то борется за поездку в "Артек", кого-то учительница попросила представить школу на конкурсе, кто-то хочет связать свою жизнь с актерской профессией. Я не питаю иллюзий насчет того, что все миллионы участников - библиофилы. Конечно, нет. Но задача проекта - помочь подросткам найти интересные для них книги, заинтересовать чтением. Не так важно, по какой причине подросток принял участие в литературном конкурсе, почему он взял в руки книгу, важно, что взял.

За 10 лет конкурсанты сильно изменились? Может, стали выбирать другие произведения?

Марина Смирнова: Мне кажется, за 10 лет мало что изменилось. Эти школьники принадлежат к одному поколению, у них одна литература, есть свои поколенческие книги и авторы, такие как "Гарри Поттер" Джоан Роулинг, графические романы и другие произведения Нила Геймана, "Властелин колец" Толкина, для русских школьников это еще и "Метро" Глуховского. Есть и свои литературные явления, такие как фанфики, сетература. А круг чтения конкурсантов изменился благодаря списку "запрещенки", в который вносим наиболее часто исполняемые тексты.

Изменения видны на большей дистанции. 20 лет назад еще не было ни социальных сетей, ни айфонов. 20 лет назад был переведен на русский язык Гарри Поттер. Кстати, сам Гарри родился в 1980 году и принадлежит к поколению миллениалов. Но когда книга о нем вышла, Гарри Поттеру было уже 17 лет, его ровесникам было поздно читать про волшебников, книгу читало уже следующее поколение.

Я читаю различные исследования, потому что меня очень интересует поколение сегодняшних подростков - их называют зетами, хоумлэндерами, поколением Igen. Американские исследователи утверждают, что это поколение, выросшее с гаджетами в руках, очень сильно отличается от предыдущего. Эти подростки много времени проводят в виртуальном мире, меньше общаются вживую, имеют меньше реальных друзей, позже влюбляются, меньше конфликтуют с родителями, позже взрослеют. Это поколение обвиняют в инфантильности. Наши же исследователи утверждают, что русские подростки читают больше, чем их родители, что это вдумчивое поколение будущих ученых.

А вам какая точка зрения ближе?

Марина Смирнова: Я не социолог, к тому же общаюсь в основном с очень талантливыми детьми. Но заметила, что у сегодняшних школьников очень много возможностей для саморазвития. Современные активные школьники приходят в институты, имея за плечами кучу конкурсов, дипломов, самостоятельных работ. У тех, кто побывал в "Артеке" и "Сириусе", выигрывал конкурсы и поездили по разным городам, совершенно другой задел, чем у их ровесников. Еще на уровне школы одни подростки сильно вырываются вперед в плане самореализации. А что происходит дальше, пока не понимаю. Мне кажется, талантливые начинают очень рано себя проявлять и лет в 20 уже имеют разные кейсы, могут заявить о неком профессионализме (хотя иногда здесь возникает проблема излишней самоуверенности и дилентантства). Другие же идут за ними с сильным отрывом. Перед ними уже не все двери открыты, потому что их ровесники успели занять какие-то ниши.

Если подростки, и правда, стали больше читать - это здорово. Но что они читают? Что ищут в книгах?

Марина Смирнова: Два года назад мы создали проективный тест, который позволяет подобрать подходящую литературу каждому подростку. Отвечая на вопросы и придумывая своего персонажа, ребята неосознанно рассказывают о собственных проблемах и стремлениях. Так вот, в лидерах "запросов": "разобраться в себе", "личные отношения" и "самореализация". По "самореализации" подростков чаще всего волнуют страх неудачи, прокрастинация и отсутствие поддержки со стороны окружающих, а иногда и открытое противодействие. В нашей подборке есть книга Элс Бейртен "Беги и живи" о девушке, которая хочет бежать марафон, но даже тренер не верит в ее успех. Это сильная история о преодолении и победе над обстоятельствами.

Переживания, связанные с первой любовью, часто безответной, тоже находят отклик у подростков. Особенно когда герой книги - их сверстник. Например, герой повести "Отель Большая Л" Шурда Кейпера пытается привлечь внимание одноклассницы и периодически попадает в смешные ситуации. А героиня повести Елены Габовой "Отпусти меня" так пугается собственного чувства, что сбегает из родного города. Мы много разговариваем с ребятами о книгах. И как ни странно, подростки ищут в книгах образцовые модели поведения и мотивацию.

Интересно, а взрослые - родители, учителя - понимают, какие уникальные дети им достались?

Марина Смирнова: Мы часто смотрим на подростков сверху вниз, но парадокс в том, что в чем-то они умнее нас и сообразительнее. Та же дистанционка показала, что учителя, попав на поле детей в виртуальный мир, почувствовали себя там очень неуверенно. Дети просто выключали учителям звук, выбрасывали их из скайпа, а учителя не успевали перестроиться. Но вместо того, чтобы учиться новому, некоторые учителя мечтают лишь о том, чтобы поскорее вернутся в зону комфорта, где их компетенций снова окажется достаточно. Но сегодня очень важно постоянно учиться, иначе легко отстать.

Чему вас лично научили дети-участники?

Марина Смирнова: Я иногда чувствую себя динозавром рядом с ними. Понимаю, что нельзя расслабляться, все время нужно быть в тонусе, следить за трендами. Я очень внимательно слушаю подростков, спрашиваю, что модно, что я делаю неправильно, приглашаю их поработать волонтерами в фонде. Если постоянно не учиться, то через несколько лет пропасть между поколениями стает колоссальной.

Каким, на ваш взгляд, должен быть идеальный урок литературы в школе, чтобы было по-настоящему интересно?

Марина Смирнова: Есть прекрасный проект "Живые страницы", который я очень рекомендую использовать на уроках. Мне кажется, во-первых, необходимо убрать на уроках литературы пафос, перестать рассказывать о Пушкине с придыханием как о какой-то святыне. Это отталкивает, вызывает зевоту. Писатели - люди, Пушкин не был святым. А если бы был, то не был бы Пушкиным. И страх сказать что-то "кощунственное" на уроке литературы - неправильное чувство. Важно, чтобы урок литературы был дискуссионным - школьники должны спорить, учиться формировать и отстаивать собственную точку зрения, размышлять. Современные подростки очень хотят быть услышанными и хотят, чтобы к ним относились как в равноправным участникам обсуждения. Самое опасное на уроке литературы - это заучивание интерпретации произведения и навешивание ярлыков. У современных учителей много интересных приемов. Можно же вести страницы в соцсетях от лица персонажей и писателей, создавать буктрейлеры.

Мне очень нравится ваш проект, в котором подростки сами выбирают книги и записывают их в аудиоформате для своих незрячих и слабовидящих сверстников.

Марина Смирнова: Началось с того, что участники конкурса приходили в школы и библиотеки для слепых детей и рассказывали о недавно прочитанных книгах, а потом читали их вслух. Во время пандемии проект трансформировался: участники конкурса стали читать книги незрячим детям по телефону. Что читать, подростки решали сами. И часто во время таких разговоров, книга становилась поводом для дружбы.

Чему еще научила пандемия? "Живая классика" выдержала испытание дистантом?

Марина Смирнова: Есть замечательная книга "Поллианна" Элинор Портер, в которой героиня играет в придуманную ее папой игру: ищет плюсы в самых тяжелых ситуациях, чем тяжелее ситуация, тем интереснее играть. Когда грянула пандемия, мы тоже попробовали сыграть. И выяснилось, что нашим участникам очень не хватало открытого обсуждения жюри. В дистанционном формате жюри приходилось договариваться на глазах у участников. Организовать такое в офлайн-формате невозможно: вживую страшнее обидеть ребенка, велик соблазн пошептаться с коллегой. А онлайн уже не пошепчешься, вот члены жюри и спорили в прямом эфире, часто кардинально расходясь во мнении. Конкурсанты видели, что нет единодушия, что кому-то нравится одно, а кому-то другое. И это, как ни странно, придавало ребятам уверенности. Они понимали, что, если закрывается одна дверь, это не значит, что закрыты и все остальные: не поступил в один вуз - попробуй поступить в другой, не понравился одному мастеру - можно пройти прослушивание у другого.

У дистанта много и других преимуществ. Раньше не все сильные участники могли прилететь на очный финал, потому что перелет в Москву стоил слишком дорого. Онлайн решил эту проблему. И думаю, что некоторые элементы онлайна мы сохраним и после окончания пандемии.

Увлекательные книги, которые "Живая классика" рекомендует прочитать подросткам.

10-12 лет

Аромштам М. Когда отдыхают ангелы

Бернетт Ф. Таинственный сад.

Бичер-Стоу Г. Хижина дяди Тома

Буйе Р. Все из-за мистера Террапта

Гейман Н. История с кладбищем

Громова О. Сахарный ребенок

Жвалевский А., Пастернак Е. Время всегда хорошее

Старк У. Пусть танцуют белые медведи

Мюрай М.-О. Мисс Черити

Нанетти А. Мой дедушка был вишней

13-14 лет

Дабо К. Сквозь зеркала

Кузнецова Ю. Первая работа

Юмото К. Друзья

Мурашова Е. Гвардия тревоги

Пратчетт Т. Цвет волшебства

Сашар Л. Я не верю в монстров

Мурлева Ж.-К. Третья месть Робера Путифара

Вельш Р. Супчик от всех бед

Бенджамин А. Доклад о медузах

Волкова Н. Разноцветный снег

15-17 лет

Гроссман Д. С кем бы побегать

Фукс К. Свора девчонок

Фролов В. Что к чему

Питчер А. Моя сестра живет на каминной полке

Пандазопулос И. Три девушки в ярости

Попов В. Все мы не красавцы

Херрндорф В. Гуд бай, Берлин!

Веркин Э. Кусатель ворон

Шерер Я. Мой внутренний Элвис

Хинтон С. Изгои



Еще новости / Назад к новостям