Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

16.05.2021

Ильяз Муслимов: «Папирус» – это и бизнес, и уже образ жизни»

Ильяз Муслимов, основатель и руководитель компании «Папирус»

С чего начинается книга? Кто-то скажет – с хорошей истории, а кто-то ответит – с мастерства автора. Это, конечно, так, но не совсем. Книга начинается с листа бумаги и чернил. И сегодня в эпоху всеобщей цифровизации материальная составляющая (книга) приобретает все большее значение, мир возвращает себе физичность книги.

Светлана Зорина, главный редактор журнала «Книжная индустрия», беседует с Ильязом Муслимовым, основателем и руководителем компании «Папирус», которая вот уже 30 лет обеспечивает российских издателей главными материалами для создания его величества КНИГИ. Нам предстоит большой разговор о прошедшем, сегодняшнем и, конечно же, о перспективах книжной полиграфии.

Партнер рубрики – «ЛитКлуб ТВ».

С чего начинался «Папирус»?

– Ильяз, «Книжная индустрия» с огромным удовольствием поздравляет вас с 30-летием компании «Папирус». Но, говоря о дне сегодняшнем, хочется вспомнить, с чего все начиналось, назвать самые важные моменты большого пути компании «Папирус».

– По прошествии трех десятков лет я могу однозначно сказать, что мне повезло. В то время я, окончив МИФИ, занимался научными исследованиями для кандидатской диссертации по атомной физике, являлся членом партбюро института. Была одна жизнь, я строил определенные планы на будущее, и вдруг всего этого не стало. Не стало Советского Союза, и, конечно, мне, человеку из провинции, было очень сложно, ведь параллельно с наукой приходилось зарабатывать деньги на жизнь в Москве. Вспоминается, как в одном из студенческих отрядов я с такими же пишущими кандидатскую и состоявшимися кандидатами наук отправился на заготовку леса для целлюлозно-бумажного комбината. Эти первые деньги мы потом использовали, чтобы купить бумагу и продвигать ее на рынке.

– Действительно, в то время главным был вопрос не что издать, а где достать бумагу на печать тиража.

– Но моей первой коммерческой деятельностью была не продажа бумаги, а издание «Приключений капитана Врунгеля». В то время мультфильм только раскручивался, я издал книжку в формате роман-газеты, и она дала 850 % рентабельности, продавалась во всех газетных киосках Москвы. В общем-то, этот опыт и определил становление «Папируса».

– Но тем не менее вы выбрали не книгоиздание. Почему?

– Потому что мы были ближе к производителям бумаги благодаря студенческим стройотрядам, а потом и рабочим бригадам. Мы работали на заготовке леса, ремонтировали железную дорогу, то есть выполняли тяжелую работу, чтобы заработать деньги на жизнь. Эта близость к производителям бумаги и предопределила нашу дальнейшую судьбу. Мне очень повезло, что в 1992 году удалось уговорить директоров больших градообразующих целлюлозно-бумажных комбинатов, таких как Архангельский ЦБК, Краснокамский ЦБК, директора химического предприятия «Каустик» (г. Волгоград). И в итоге было создано акционерное общество «Папирус» с их участием. В то время было очень тяжело получить наличные деньги, шли бартеры, причем по три-четыре-пять в цепочке. Этим комбинатам мы нужны были как воздух, чтобы физически приносить им деньги за ту продукцию, которую они производили. Эти деньги шли на зарплату работникам, оплату электроэнергии, закупку химии, леса, для того чтобы производство просто физически работало. Так что на старте мы получили огромную поддержку.

– За последние 30 лет российский бизнес пережил уже четыре экономических кризиса – в 1998, 2008, 2014, 2020 годах… Что из самых сложных моментов в развитии компании вы могли бы отметить?

– Любой кризис для любого бизнеса – это испытание. И если ты проходишь испытание, то становишься сильнее, хотя без потерь пройти кризис невозможно. И у меня были тяжелые моменты, когда я действительно думал, что все… надо рассчитаться по долгам и закрывать бизнес, остановиться на этом. Но потом приходило понимание, что это минутная слабость, надо быть сильнее, и в итоге наш коллектив аккумулировал энергию для того, чтобы преодолеть трудности и работать дальше.

Самым большим испытанием стал 1998 год, когда произошло сразу несколько критичных для работы компании и для меня лично событий. Мы расстались с компаньоном, и пришлось делить бизнес пополам. Я попал в серьезную автомобильную аварию, чудом остался жив. И в этом же году случился страшный пожар, который практически уничтожил нашу работу по обеспечению бумагой канцелярского рынка, в том числе таких лидеров, как «Самсон», «Комус». Это направление бизнеса мы потеряли навсегда. Да, не пострадал склад бумаги для полиграфии, но тем не менее в 1998 году «Папирус» потерял огромные деньги. Это был самый тяжелый год, самое большое испытание за всю 30-летнюю историю компании и для меня лично.

– Как выглядит «Папирус» сегодня, если говорить на языке цифр? Сколько сотрудников, складов, филиалов у компании?

– Сегодня наша компания в значительной степени диверсифицирована: мы уже несколько лет занимаемся красками, продвигаем направления, связанные с упаковочными материалами для пищевой промышленности, фармацевтики. Это растущие рынки. Несомненно, наш конек – это огромный выбор полиграфических материалов, бумаг, картонов разных наименований, плотностей и форматов. Все это доступно для приобретения на наших складах в десяти регионах РФ. Они являются межрегиональными и закрывают практически все полиграфические потребности нашей страны.

Собственные терминалы и базы у нас находятся в Санкт-Петербурге, в г. Электроугли Ногинского района Московской области, в Ростове-на-Дону. В компании 145 сотрудников, третья часть из которых работает в центральном офисе в Москве.

Если говорить про объемы, то считается, что рынок полиграфии в плане потребления падает, особенно по сегменту газет. Но у нас в компании принято этого не замечать. Мы растем на падающем рынке за счет инвестиций в инфраструктуру, сервис, в диверсификацию бизнеса, осваиваем новые направления и все больше и больше увеличиваем объемы продаж. Сегодня суммарно компания «Папирус» продает порядка 145 тыс. тонн бумаги различных наименований в год.

Коллектив компании «Папирус» у главного офиса

Коллектив компании «Папирус» у главного офиса

Мы растем на падающем рынке за счет инвестиций в инфраструктуру, сервис, в диверсификацию бизнеса. Ильяз Муслимов

Сегодня суммарно компания «Папирус» продает порядка 145 тыс. тонн бумаги различных наименований в год. Ильяз Муслимов

Руководители отделов на рабочем совещании

Руководители отделов на рабочем совещании

Что может обеспечить рост на падающем рынке?

– По сути, «Папирус» – лидер рынка, крупнее компании в России на сегодняшний день просто нет. А какие направления вы считаете перспективными и динамично растущими?

– Наиболее перспективно направление упаковочных материалов. Пандемия способствовала формированию привычки обедать из ланчбоксов. И хотя сегодня в Москве можно свободно пойти в кафе или ресторан и заказать бизнес-ланч, но сотрудники многих компаний уже привыкли к доставке готовой еды на рабочее место. И этот бизнес все больше и больше растет. Кроме того, бумажная упаковка укладывается в экологическую тематику. Все-таки тара, изготовленная из бумаги, картона и макулатуры, считается более экологичной, чем из пластика. И это не только дань моде, это мировой тренд, и благодаря этому упаковочный бизнес, несомненно, прирастает в объемах. Мы тоже этим занимаемся, это в духе времени. Да и целлюлозные комбинаты тоже рассматривают переориентацию на сырье для упаковки в качестве возможности замещения выпавших объемов.

– По итогам 2020 года падение книжного рынка в России составило 12,6 %. Как этот отраслевой кризис сказался на компании «Папирус», на заказах бумаги для книжной полиграфии?

– Можно, конечно, апеллировать к этим цифрам, но мне ситуация видится несколько иначе. Да, был сложный момент, когда только вышло распоряжение о нерабочих днях и действовал строгий запрет на перемещения. Мы вообще не понимали, как с этим жить. У меня, например, из-за ежедневных отгрузок с ЦБК в дороге находились автомобили и вагоны. И как их разгружать, если никто не работает? Честно скажу, в первую неделю карантина я был единственным, кто ходил на работу. Я не подвергал коллектив опасности. Достаточно вспомнить, как приходилось проходить регистрацию пропуска на автомобиль на сайте госуслуг, и уже через два часа этот пропуск почему-то аннулировали, а на МКАДе стояли спецы Росгвардии в бронежилетах… Это было страшное время, но мы продолжали работать. Чуть позже у нас появилась возможность запустить склады, так как мы обеспечиваем и пищевую, и упаковочную промышленность, и самое главное – фармацевтику, которая помогала населению и медикам в это сложное время.

Мне кажется, если бы не было пандемии, книжная полиграфия все равно бы упала, и если не на 12 %, то на 10–11 % точно. По крайней мере, ежегодные отчеты бывшего профильного Федерального агентства постоянно говорили о падении. Но как раз в пандемию книжная отрасль пострадала меньше других, особенно на фоне спорта, фитнеса, гостиничного и ресторанного бизнеса и других направлений сферы услуг, которые реально не работали и до сих пор не могут выйти на уровень оборотов двухгодичной давности. Книжники все-таки уже в конце мая заработали, открылись книжные магазины, кто-то искал выход в продаже книг через интернет, супермаркеты вообще не закрывались, и мы находили возможность печатать. Так что нашей отрасли в пандемию очень повезло по сравнению с остальными. Она пострадала не так сильно.

– По данным Книжной палаты, в 2020 году совокупный тираж книжной отрасли упал на 19,2 %. Насколько эта цифра коррелируется с объемами заказов книжной полиграфии в прошлом году?

– В целом по стране эти цифры сопоставимы. Но мы не упали, компания «Папирус» растет. Нас очень здорово поддержала работа в регионах. Мы стали возить в наши филиалы более широкий ассортимент бумаги для печати, стали более гибкими в плане доставки и сервиса, это помогло региональным издательствам и полиграфистам получать сырье вовремя, а нам – вытянуть компанию в период кризиса. По итогам прошлого года у нас рост на уровне 15 %. И для нас эта ситуация привычна – рынок падает, а «Папирус» не должен падать, компания растет.

– Это отличные показатели, которые свидетельствуют о высоком профессионализме команды «Папируса». Но не будем забывать, что в 2020 году Роспечать и Российский книжный союз подготовили множество писем и обращений в Правительство РФ для оказания помощи субъектам книжной отрасли. «Папирус» смог воспользоваться господдержкой?

– Мы не относимся к полиграфическим предприятиям, «Папирус» является официальным дилером всех производителей бумаги в России, Азии, Европе. Естественно, мы не попадали в список пострадавших отраслей экономики и работали по принципу, что называется, спасение утопающих – дело рук самих утопающих, только своими руками. Конечно же, нам было тяжело работать с полиграфическими предприятиями по причине роста задолженности, неплатежей с их стороны. Но мы нашли гибкую схему расчетов, увеличили рассрочку платежа для того, чтобы полиграфисты и издатели могли работать, покупать у нас бумагу, а значит, и мы могли делать им поставки. У нас до сих пор с ноября прошлого года есть задолженности со стороны некоторых получивших бумагу издателей. Такие очень длинные отношения.

– За счет чего эти «длинные отношения» стали возможны? Более гибкие условия банков или какие-то внутренние инвестиции?

– Банки в целом по стране снизили процентную ставку по кредиту благодаря снижению ключевой ставки Центробанком. Только поэтому. Еще несколько лет назад 15 % были нормой для бизнес-кредита, но сегодня это 7–8 %. Несомненно, это помогло, ведь наши покупатели смогли воспользоваться такими кредитами. И конечно, мы очень рады тому, что стараниями Российского книжного союза и лично Сергея Вадимовича Степашина многие издатели получили поддержку со стороны государства. По цепочке это поддержало и нас. Хотя бы так. Ведь было очень тяжело. Просто приведу пример. «Папирус» ежегодно закупает книги и направляет в деревни, ветеранам ко Дню Победы. Это чисто благотворительная акция. И когда в мае прошлого года я купил грузовик книг у издателя для того, чтобы отвезти в Волгоград (на свою родину) и раздать малоимущим, этот человек поблагодарил меня и сказал, что эти деньги позволят ему хоть что-то заплатить своим сотрудникам.

А для нас господдержка обернулась большими штрафами по формальному нарушению, которые на два-три года задержат развитие «Папируса». Ничего плохого не сделав, мы получили штраф. Я понимаю, что бюджету денег не хватает и бюджет решает проблемы по-разному… Это просто к слову, про помощь в пандемию. Но мы и без помощи государства смогли найти инструменты и выплыть из кризисной ситуации.

«В 2020 году цены на бумагу из целлюлозы выросли только на 10–15 %». Ильяз Муслимов

Ильяз Муслимов с Тимофеем Соколенко, старшим вице-президентом по продажам и управлению цепочкой поставок Группы «Илим» на складе «Папируса»

Ильяз Муслимов с Тимофеем Соколенко, старшим вице-президентом по продажам и управлению цепочкой поставок Группы «Илим» на складе «Папируса»

Почему растут цены на книги?

– Очень много вопросов сегодня связано с ценами на книги. Насколько рост розничных цен связан с подорожанием сырья для производства книг – бумаги, красок в 2020 году?

– В 2020 году была стагнация, и какие-то сорта бумаги даже подешевели. Но если брать самый конец года, а еще лучше период с 1 марта 2021 года, то действительно идет рост цен. Многие напуганы историей 2014–2015 годов, когда двукратная девальвация национальной валюты грозила скачкообразным ростом цен на расходные материалы для полиграфии. В тот год мы вместе с Российским книжным союзом писали письмо В. В. Путину и в итоге, благодаря вмешательству ФАС, отстояли книжную отрасль, ограничив подъем цен на уровне 5 % в год, не больше. Это существенно помогло нам всем в тот период. И сегодня многие ожидают повторения ситуации.

– Чем вызван сегодняшний рост цен на бумагу?

– Целлюлоза – это биржевой товар. В 2020 году практически все страны печатали очень много денежных знаков, чтобы поддержать свое население. Особенно отличился Евросоюз и США, вбросив на рынки очень много неподкрепленной бумажной массы. Как результат, биржевые товары, сырье выросли в цене. Еще осенью прошлого года значительно (до 80 %) поднялись цены на металл, подорожала химия, за этот период цены на продукты питания выросли на 40–60 % как минимум, целлюлоза подорожала на 40 %. А цены на бумагу, которая делается из целлюлозы, выросли только на 10–15 %. Это фактически ни о чем, особенно с учетом минимального (на уровне инфляции) подорожания в последние два года.

Другое дело, что книжный рынок падающий, работать на нем тяжело, мы экономим на всем. Любое подорожание даже на 1 % для нас существенно. И российские производители бумаги не могут одномоментно значительно повысить цену благодаря контролю со стороны ФАС и общественников (того же Российского книжного союза). Поддержка Минпромторга позволила избежать резкого скачка цен. Возможно, будет подъем летом. И, несомненно, цены вырастут осенью, потому что текущие цифры не отражают реального подорожания.

– Какие сорта, виды бумаги наиболее востребованы в книжной полиграфии?

– Если брать книги с обложкой, то это переплетный картон, он делается из макулатуры, цена на которую растет невероятными темпами. Этому способствует и рост спроса на экологичные упаковочные материалы, но главная причина – отсутствие правильно организованного сбора. Я считаю, что государство должно как-то систематизировать и датировать процесс сбора макулатуры. Сейчас переплетный картон, который идет на книги, скакнул в цене примерно на 40–60 %, потому что подорожало сырье (макулатура). И рост продолжается! Как его обуздать, если макулатура нужна, а ее нет физически? Сегодня основные сборщики макулатуры – сетевые супермаркеты. Все эти поставщики макулатуры имеют небольшие склады-ангары за торговыми залами, где собирают упаковку и устраивают аукцион – кто больше заплатит. И если когда-то макулатура стоила 4,5–6 тыс. рублей за тонну, то сегодня – уже 28–29 тыс. рублей. Представляете какой сумасшедший рост цен произошел!

– А если мы говорим о книжном блоке, то какие сорта бумаги предпочитают издатели?

– На любую книгу нужна своя бумага. Более дорогая книга требует более дорогой бумаги. Несомненно, в связи с пандемией кошелек у всех стал тоньше, и, конечно, все ищут то, что подешевле. Сегодня многие производители бумаги стараются удешевить продукт либо за счет новых технологий, либо за счет использования не чистой целлюлозы, а с добавлением древесной массы. Это немного понижает качество, зато дает экономию. Сегодня многие думают, как помочь друг другу, бизнес – это же обоюдное движение.

– Основные сорта бумаги производятся в России, но почему часть издателей закупает бумагу за рубежом? Почему вообще издатели часто сами закупают бумагу, а не, скажем, через такие крупные компании, как «Папирус»? С чем это связано?

– У всех по-разному. Есть издательства, которые вообще не закупают бумагу. Например, «Белый город» отказался от закупки бумаги, потому что это неэффективно для маленького издательства, у которого так или иначе копятся неиспользованные остатки от печати тиражей. Куда их девать, как реализовывать, что с этим делать? Получается нерациональная экономика. С другой стороны, если сделать запас бумаги на печать тиража, то ее надо где-то складировать, вложить деньги или занять средства в банке на приобретение этой бумаги. Всем этим сегодня занимаются только очень крупные игроки. Понятно, что «Эксмо» и «Просвещение» до 90–95 % покупают бумагу напрямую, а для учебного издательства это предопределено еще и необходимостью закупать в больших количествах один класс бумаги, который согласован с СанПиН. Всем остальным издательствам это невыгодно делать.

– После мартовской пресс-конференции «Эксмо» многих журналистов озадачил вопрос дефицита бумаги, почему на нее сегодня такой ажиотажный спрос?

– В пандемию многие не работали. Так что это отложенный спрос прошлого года, к которому ЦБК оказались не готовы. Я думаю, этот вопрос решится буквально в течение нескольких месяцев, и бумаги будет больше, чем надо. На недавнем совещании в Минпромторге представитель «Эксмо» говорил о нормализации ситуации с бумагой и отсутствии проблем.

– Отлично, значит книги будут выходить вовремя. А если мы все-таки говорим о текущей ситуации в книжной полиграфии, то какие ключевые проблемы волнуют сегодня компанию «Папирус»?

– Самой главной остается проблема снижения числа читателей в нашей стране, спрос на книжном рынке падает. С этим надо бороться, необходима популяризация чтения. Мне очень импонирует деятельность Российского книжного союза в этом направлении. В этом году мы отмечаем 20-летие этой важнейшей общественной организации, я хочу поздравить РКС с юбилеем и искренне поблагодарить за совместную работу.

Год культуры, год литературы – все это серьезная большая работа государства в поддержку чтения. И надо продолжать прилагать усилия в этом направлении. Понятно, что пандемия серьезно сказалась на регионах, но сегодня надо возвращаться к обсуждению темы недоступности книги в ряде областей, к вопросам продвижения наших новых авторов. С 2008 года по 2019-й совокупный тираж книг упал почти в два раза, на 42–43 %. Это огромная цифра, замалчивать это нельзя.

– К сожалению, программа поддержки детского и юношеского чтения до сих пор не прошла все стадии согласования, в том числе с Минфином, и в России по-прежнему один книжный магазин приходится на 27 тыс. жителей. Это далеко не европейский показатель.

– Нужна государственная поддержка, дотации, надо этим заниматься, это тяжелая работа. Денег никогда не будет хватать. Давайте объединим усилия в Российском книжном союзе и вернем повестке чтения актуальность. И кроме того, я обязательно бы обратил внимание на цену книги.

Когда-то мы делали расчеты, согласно которым 80 % производственных затрат на печатную книгу составляла стоимость бумаги, 20 % – краска и печать. Возьмем обычную черно-белую книгу в твердом переплете. Если сегодня бумага стоит 75–77 тыс. рублей за тонну, то перенесенные 80 % ее стоимости на килограмм книги дадут на выходе цену менее 100 рублей. Но ведь сегодня ни в одном магазине вы не найдете книгу с хорошей бумагой по такой цене, она в 5–6 раз дороже. С этим надо разбираться всей книжной отрасли России, всем общественным организациям. Если кто-то имеет 200–300 % прибыли, а кто-то – только 2 % и не может вписаться в банковский кредит, то это же ненормально, это надо регулировать. И главное, от таких цен страдает покупатель. И не надо говорить только о росте цен на сырье, надо разбираться со структурой розничной цены на книгу. Откуда она берется? Вы спрашиваете, подорожает книга или нет, а по моим представлениям в этом году она должна подешеветь. Просто нужно умерить аппетиты накруток.

2 февраля, День победы в Сталинградской битве, – помним и чтим каждый год

2 февраля, День победы в Сталинградской битве, – помним и чтим каждый год

С супругой Эльвирой в туристической поездке в Узбекистан

С супругой Эльвирой в туристической поездке в Узбекистан

О приоритетах и перспективах

– Не могу не спросить о планах компании «Папирус» на 2021 год, как вы оцениваете перспективы?

– 2021 год для нас юбилейный. Возвращаются выставки, в частности, в этом году состоится «Росупак» в «Крокусе». Конечно, вопрос приезда к нам иностранцев с новыми технологиями для печати и переработки остается открытым, но мы надеемся, что выставка в любом случае даст эффект, даст возможность общаться. А когда мы общаемся, то строим планы, придумываем проекты и вместе двигаемся вперед.

Несомненно, 2021 год – это возврат к нормальной жизни, это отложенный спрос на общение, работу, заказы. Поэтому надеемся, что 2021-й будет удачным для всех: и для полиграфических предприятий (которые сегодня, кстати, имеют хорошую загрузку), и для производителей бумаги, и для издателей, и для писателей, и для наших читателей, которые увидят больший ассортимент новинок на прилавках, более красивые издания, и у них будет желание купить и прочитать книги.

– И все же, какие направления будут приоритетными для компании «Папирус» в этом году? На что будете делать ставку?

– Можно сказать, мы идем в ногу со временем и развиваем продажи упаковочных материалов. Вероятно, нынешний год станет определяющим для компании в этом плане, так как мы ждем запуска двух новых предприятий именно в сегменте целлюлозных мелованных картонов. Один проект реализует Краснокамский целлюлозно-бумажный комбинат при поддержке банка «Открытие», второй – аналогичное по мощности предприятие запускается в нашей братской Республике Беларусь. Понятно, что это не книги, но печать все равно потребуется. Так что это бизнес для всех.

Мы также инвестируем в оборудование по резке бумаги и картона, которое позволяет производить нестандартные форматы для печати книг и полиграфической продукции. Это направление становится все больше востребованным и составляет уже около 10 % рынка.

Жизнь не стоит на месте, идет продвижение новых продуктов на рынке, и мы встраиваемся в эту систему. За счет такой диверсификации бизнеса мы в том числе поддерживаем старые направления.

– Если мы говорим о развитии технологий в книжном производстве, то будет ли это по-прежнему офсетная печать или в дальнейшем станут преобладать цифровые технологии, печать по требованию?

– Сегодня в книгах количество наименований растет, тиражи падают. Мало книг, которые имеют тираж выпуска более тысячи экземпляров, все идет на уменьшение. Несомненно, здесь выгоднее использовать цифровые технологии. С другой стороны, офсетная печать никуда не делась, она показывает свою экономическую эффективность при тиражах от 2000 экземпляров. Думаю, здесь скорее должен быть некий симбиоз, чем преобладание какой-то одной технологии.

Но если говорить о далекой перспективе, то многое уходит в цифру. Электронные книги сегодня – это уже серьезные деньги и динамично развивающееся направление. Уход читателя в цифру может сказаться и на печатных мощностях, но здесь очень большая надежда на развитие упаковочных материалов, на то, что у нас восстановится торговля, а значит, придут заказы в том числе на рекламные печатные материалы – буклеты, брошюры, которые используют сегодня сетевые магазины. Это тоже поддерживает наши типографии.

«Бизнес как спорт, где успешность определяется качеством твоей команды»

– Мы давно знакомы, и я вижу, как развивается компания «Папирус», насколько она успешна, динамична. Я считаю, что во многом это заслуга руководителя. Какие качества характера помогли вам создать такой успешный бизнес?

– Знаете, бизнес как спорт, где успешность определяется качеством твоей команды на предприятии. Если у тебя хорошие вратарь, защитник и нападающий, а ты к тому же играющий тренер, то есть человек, участвующий во всех процессах, то это определяет и высокий уровень твоей компании. Взять хотя бы наших успешных издателей-лидеров. Думаю, что механизм, в принципе, один – есть играющий тренер, есть команда, которая уже научилась его слушать и делать все необходимые вещи вовремя и четко.

– Вы, как играющий тренер, насколько глубоко погружаетесь во все процессы управления?

– Конечно, не так глубоко, как хотелось бы. У нас 10 регионов, и, например, с Новосибирском 4 часа разницы во времени. Нужно доверять своим людям. Именно это доверие руководителя и ответственность сотрудников дают высокий результат. По-другому невозможно в такой огромной стране, как Россия.

– Расскажите о коллективе…

– Я горжусь коллективом. В команду «Папируса» приходят люди, которые работали на крупных полиграфических предприятиях, на крупных производствах целлюлозно-бумажной продукции. Конечно, время идет, у людей меняются личные обстоятельства, но тем не менее для меня очень важно, что у нас собираются такие профессионалы, которые адекватно понимают ситуацию, могут тебе помочь правильным советом в определенной ситуации. А от меня требуется умение слушать своих людей, а не только отдавать приказы. Важно, когда идет такое двустороннее общение. Симбиоз играющего тренера с командой дает результат только в том случае, когда у тебя очень хороший состав на всех позициях. И я очень ценю, что люди не хотят уходить, хотят работать вместе в одной команде, это здорово. Это важные вещи, все должно быть на доверии.

– Что для вас «Папирус»? Это любимое дело, которому вы преданы и которым увлечены, это успешный и эффективный бизнес?

– Я бы сказал, что «Папирус» – это и бизнес, и уже образ жизни, но точно не призвание. 30 лет назад мои планы на жизнь были другими. Я закончил МИФИ по специализации физика атомных энергетических установок и остался работать над кандидатской диссертацией в Москве. Это большая честь! Ведь из группы в 30 человек у нас на диплом вышло только шесть, очень тяжело было учиться, и из этих шести выпускников меня одного оставили заниматься проблемой Чернобыля, безопасностью атомных реакторов. Только нужда заставила уйти из науки. Мы год не получали зарплату, честно говоря, не было денег купить джинсы, не говоря уже о чем-то другом. Но, с другой стороны, именно жизнь в общежитии подтолкнула меня к созданию «Папируса». Так что «Папирус» появился не из планов на жизнь и карьеру, а от нужды.

Тем не менее я рад, что это произошло. И кандидатскую диссертацию я в итоге защитил, но уже по экономике, я кандидат экономических наук. А «Папирус» сегодня – это образ жизни. Ведь на собственный бизнес надо тратить всю свою жизнь, жертвовать семьей, меньше быть дома, меньше спать, больше летать. Большая география бизнеса подразумевает большие затраты энергии и времени на людей, с которыми работаешь. Но важно находить время и на то, чтобы общаться вне работы, уделять время дружбе. Тогда и в работе легче друг друга понимать, и многие проблемы можно решить по звонку, без протоколов, договоров, которые надо где-то согласовать.

– Вы считаете себя счастливым человеком?

– Конечно. Счастье – это не только иметь бизнес, работу. Хотя, несомненно, это одно из условий для того, чтобы быть счастливым и в первую очередь делать счастливыми тех, кто рядом с тобой. Я получаю наслаждение от жизни, если рядом дети, супруга и самое главное – есть возможность помогать людям. Если я чувствую, что кому-то помог (не обязательно деньгами, но и какими-то связями, делами), причем бескорыстно, то это огромное удовольствие. Счастье – это ощущение самодостаточности, полноценной самореализации. И я ощущаю себя именно так, вот это очень важно.

– Есть какой-то жизненный девиз, которому вы следуете?

– На щите одного из рыцарей было написано: «О прошлом не жалей, грядущего не бойся». Вот этот девиз у меня по жизни, получается.

– Спасибо огромное за интервью, Ильяз, успехов и динамичного развития «Папирусу». Не сбавлять темп!

– Спасибо. Вместе обязательно прорвемся!

Я получаю наслаждение от жизни, если рядом дети, супруга и самое главное – есть возможность помогать людям. Ильяз Муслимов

Круг чтения

Я люблю перечитывать. Когда еду в отпуск, то обычно беру с собой классику, и прежде всего русских и советских авторов, например, Шукшина. У него все можно перечитывать, а «Войну и мир» Толстого я за жизнь уже раз шесть перечитал, и каждое чтение дает новые открытия. Сегодня у меня дети уже учатся в институтах, и мне важно понимать, чем они увлечены, какой литературой. Я иногда беру и читаю то, что прочли мои дети. Вот только что закончил «Степного волка» Германа Гессе. Мне кажется, эта книга для более зрелых людей, у которых вопросов больше, чем ответов, неоднозначная.

Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», №4, май-июнь, 2021



Еще новости / Назад к новостям