Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

06.03.2019

Пушкин без прописки

Нужен ли столице Среднего Урала музей поэта.

Сразу выкладываю карты на стол: Александр Сергеевич Пушкин никогда не бывал в Екатеринбурге. Не удосужился заехать, чем очень осложнил жизнь своих почитателей. Нет, слово какое-то несерьезное – по-чи-та-те-ли. Надо так: своих внимательных читателей и вдохновенных, деятельных пушкинистов. Про них и речь пойдет.

Пушкин, Пушкина и Натали

Эвелина Владимировна Проскурякова всю жизнь проработала в конструкторском отделе завода электроавтоматики, вышла замуж, воспитывала детей. И однажды купила для них простенький томик Пушкина из серии «Школьная библиотека». Раскрыла… и с этого момента ее жизнь пошла по-новому. Стихи, давным-давно известные, вдруг потрясли ее своей искренностью, гениальной простотой и созвучностью собственным переживаниям. Теперь она собирала любую информацию о поэте и читала, читала. Радостью открытия, которая ее переполняла, захотела поделиться с окружающими. И в феврале 1976 года в ее небольшую комнату в коммунальной квартире пришли двенадцать человек – друзья и коллеги, с детьми. Эвелина поставила пластинку с рассказом директора музея-заповедника «Михайловское» Семена Гейченко, потом читали стихи: дети наизусть, родители по книжке, пили чай. Так родился уникальный для советского рабочего Свердловска домашний пушкинский клуб «Муза». Он просуществовал тридцать с лишним лет, пока Эвелина Владимировна не ушла из жизни. Но к тому времени у «Музы» уже появился «филиал» – Наталья Владимировна Овчинникова, под впечатлением от пережитого на этих встречах она тоже стала приглашать пушкинистов к себе домой, ее «салон», разумеется, прозвали «У Натали».

Лишь одиннадцать лет спустя, в 1987-м, появился городской Пушкинский клуб. Его председателем последние десять лет была Наталья Викторовна Шарнина (сейчас она возглавляет Ассоциацию Пушкинских клубов Свердловской области). Как и Эвелина Проскурякова, бывший инженер, всю жизнь проработала на заводе. В детдоме, где она оказалась после войны, дети часто плакали по ночам, и воспитательница велела тем, кто не спит, учить наизусть Пушкина. Так получилось, что Наташа всю жизнь прошла с оглядкой на Пушкина. Когда Наталье Викторовне исполнилось семьдесят, она поступила в театральный институт на специальность «литературное творчество». Темой ее дипломной работы был, разумеется, Пушкин – сборник стихов и статей «Россия. Пушкин. Италия».

Уже год как Пушкинский клуб Екатеринбурга возглавляет Софья Александровна Пушкина. Нет, не родственница. Но почитательница. И тоже пишет стихи. Это, кстати, интересный момент. Софью Александровну «завербовали» на поэтическом марафоне, где она читала свои произведения. Хитрые уральские пушкинисты вообще практикуют такое: придут на мероприятие, где собираются любители поэзии, своей и чужой, заметят подходящего человека, заманят к себе на заседание – и все, коготок увяз, одним постоянным членом клуба больше. По мне, это просто приворот какой-то. Ну так ведь и Александр Сергеевич в мистику верил. Софья Пушкина об одном жалеет – она публиковала стихи под своей фамилией, а не под псевдонимом, ну и огребла по полной обвинений в графомании. Хотя вдумайтесь: графо-мания, любовь к письму, что плохого? Есть мании и похуже, так что понятие нуждается в реабилитации.

Музей стал бы местом, где русский литературный язык нашел себе новых почитателей среди представителей поколения, считающего его давно почившим в бозе

За годы существования клуба в его работу вовлекли сотни человек. Странно, но среди них мало гуманитариев и почти нет филологов, наверное, они любят Пушкина «по долгу службы». А от всей души в свободное время с Александром Сергеевичем общаются летчики, строители, инженеры, медицинские работники, фотографы… Многие из них графоманы, да, чем и гордятся. Но еще более странно, что клуб так и не удостоился получить собственную «жилплощадь», место, куда можно прийти, как домой, в любое время. Сейчас раз в месяц на пару часов пушкинистов пускают в областную детскую библиотеку. В остальное время – где согласятся их приютить, там и встречаются: разворачивают временную выставку, приглашают гостей, устраивают концерты и непременные чаепития. И так все тридцать лет.

Музей – аргументы за

Нет, квартирный вопрос пушкинистов не испортил, они готовы встречаться на любой территории. Но за долгое время у членов клуба скопилось немало редких книг, а также интересных и ценных артефактов, хранящихся в гаражах, на балконах и дачах. Поэтому уже много лет Наталья Викторовна Шарнина пытается убедить чиновников: городу нужен музей Пушкина! Пусть не такой огромный, как, например, Ельцин-центр. Но какую работу там пушкинисты бы развернули – аж дух захватывает!

«По вопросу размещения книжного фонда Пушкинского клуба… Министерством культуры Свердловской области направлено письмо в адрес министерства социальной политики с просьбой об организации взаимодействия учреждений социального обслуживания населения с Пушкинским клубом в рамках мероприятий, посвященных празднованию 220-летия со дня рождения А. С. Пушкина, в том числе и в части размещения тематического книжного фонда в указанных учреждениях», – гласит ответ за подписью нынешнего министра культуры Светланы Учайкиной.

Что в переводе на русский устный означает:

– Нам бы помещение собственное, чтоб книги хранить…

– Идите в собес, там помогут.

Вот тут, мне кажется, системная ошибка: не в собес надо отфутболивать, то есть, простите, «направлять письмо», а в министерство образования. Много лет в городе проходят Пушкинские чтения с участием сотен школьников. Как сделать так, чтобы кто-то из них вдруг тоже «увидел» Пушкина, впустил его в свою жизнь? Тут ведь вопрос гораздо шире, чем проблема хранения книг. Их пушкинисты, кстати, иногда выкупают за серьезные деньги, а порой, как котят, подбирают на помойках. Музей с научным сотрудником в штате мог бы добиться финансирования через гранты, организовать просветительскую работу на современном уровне, который при всем желании не по силам немолодым активистам клуба, мечтающим о свежем пополнении. Музей стал бы тем местом, где русский язык, находящийся, по остроумному замечанию филолога Максима Кронгауза, «на грани нервного срыва», обрел пристанище, нашел себе новых почитателей именно среди представителей поколения, воспринимающего русский литературный, русский пушкинский язык как явление, уже давно почившее в бозе.

Музей – аргументы против

Таковой один: Александр Сергеевич Пушкин никогда не был в Екатеринбурге. Все.

Но давайте помечтаем: город Екатеринбург дарит Пушкину на его 220-й день рождения скромный музей, а Пушкин нам в ответ с благодарностью: «Благословляю новоселье, куда домашний свой кумир ты перенес – а с ним веселье, свободный труд и сладкий мир. Ты счастлив: ты свой домик малый, обычай мудрости храня, от злых забот и лени вялой застраховал, как от огня…»

Подселим Александра Сергеевича к Федору Михайловичу

В Екатеринбурге хранится знаменитая когда-то на всю страну, а ныне незаслуженно забытая коллекция пушкиниста-любителя Германа Щекутова (академик Дмитрий Лихачев называл ее «третьей в стране после собраний Москвы и Санкт-Петербурга») – да, она усилиями уральских пушкинистов спасена и сохранена, но в профессиональном изучении и атрибутировании нуждаются две с половиной тысячи (!) экспонатов. Именно в Екатеринбурге, в Уральском федеральном университете, еще с двадцатых годов находится знаменитая библиотека Царскосельского лицея – почти двадцать тысяч томов, и многие книги сохранили заметки, записи и рисунки лицеистов разных поколений. Эти книги листал и Пушкин, но многие ли из непричастных имели возможность их увидеть?

То есть с фондами у музея проблем не будет, как и с посетителями. Деньги?

– То, что денег всегда мало, – ошибочное утверждение, – таким заявлением шокировала общественность начальник управления культуры администрации Екатеринбурга Татьяна Ярошевская, выступая на недавно прошедшем форуме «Культуралика». – Я вам официально заявляю: денег много, но нет определенных правил игры, а отсюда – остаточный принцип финансирования культуры.

Место? Прошу не кидать в меня камни, но насмешила новость на сайте городского управления культуры. Давно существующий музей писателя Решетникова как не пользующийся решительно никаким спросом могут переформатировать в Музей русского горя, что позволит придать творчеству писателя большую узнаваемость и тем самым привлечь новую аудиторию. Предлагаю бедного Федора Михайловича такими новациями не дискредитировать, а подселить к нему квартирантом Александра Сергеевича, и будет всем узнаваемость, посещаемость и счастье. Мне кажется, идея по крайней мере не «чудесатее» первоначальной.

Кстати

В Екатеринбурге уже был Пушкинский дом: в год 200-летия поэта его открыли на ул. Чапаева, 3 в одном из зданий библиотеки имени Герцена. Он стал общедоступным интеллектуальным центром города, в работе которого активно участвовал и Пушкинский клуб. Но в 2005 году по неизвестным причинам Пушкинский дом закрыли.

Источник: rg.ru



Еще новости / Назад к новостям