Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

26.01.2018

«Здравствуй, однако...» Вениамин Смехов

Новая книга Вениамина Смехова «Здравствуй, однако...» – дань памяти другу. Или, как говорит сам автор: «... может, я и пишу о Володе в благодарность за то, что он из меня и делал, и продолжает делать, невзирая на данные календаря и погоды...»

В ней представлены как ранее публиковавшиеся очерки, так и страницы дневников Смехова 1973-1980 годов. «В этой книге – большой пробег возраста, и разницу между Высоцким в 26 лет (1964-й, первый сезон театра) и в 42 года (1980-й) читатель легко услышит в дневниковых записях, письмах и диалогах, – пишет Вениамин Борисович во вступлении. – Когда мы были вместе на репетициях и в спектаклях – это была одна на всех песня, поэтому в первых главах звучит наше общее: «...Все мы тут, как в охотничьей своре, Все стремимся эпоху догнать...» А в последних главах – рядом со мной, 77-летним, навсегда 42-летний Владимир Высоцкий – родной, но все-таки неразгаданный поэт России: «Мой путь один, всего один, ребята. Мне выбора, по счастью, не дано»...

Это не книга только о Высоцком. Из лоскутков воспоминаний, дневников, интервью складывается единое полотно – портрет поколения: поэт Высоцкий, режиссер Юрий Любимов и вся команда легендарного Театра на Таганке: сам Смехов, Валерий Золотухин, Леонид Филатов, Алла Демидова... Как творили, как жили, как дружили. Как бунтовали, а главное – ради чего. Безусловно, основа – портрет Высоцкого глазами Смехова. Иногда сквозь призму театральных ролей, иногда – сквозь приятельские поступки. Портрет друга, который давал советы, писал смешные и местами трогательные письма («Здравствуй, однако!» – так начинается письмо Высоцкого и Золотухина Смехову), обижался, отдалялся, но все же оставался другом. Портрет сложного человека: «Что касается Высоцкого, то меня тут и там заносит – так сказать, по погоде: Володе достается укоров и упреков – благо я не мог бы тогда представить, что обнаглею до публикации в XXI веке; а потом вдруг его портрет отражается крайне лирически, восхищенно... На эти странные повороты – от укоров до восторгов – были такие основания, зная которые, я бы помалкивал даже в домашнем писательстве».

«Здравствуй, однако...» – живая картина тех лет. Напиши Смехов биографию Высоцкого(Вениамин Борисович потрясающий автор, с юмором и своим неповторимым стилем, массой смешных выражений и каламбуров), в ней, наверное, не отразилась бы та невыносимая легкость бытия, присущая тому времени, той жизни. Именно сквозь эти живые наброски из прошлого, мысли, впечатления «звучит» и передается ощущение присутствия. Здесь Высоцкий и компания словно бы еще с нами. Отложить бы книгу, добрести до «Таганки» и встретить их всех там... Но нет Высоцкого, Любимова, да что там, той «Таганки» больше тоже нет. Как написал Смехов: «Время встречи вернуть нельзя».

Высоцкий ушел. Мы остались. Но другого такого народного, каким был Владимир Семенович для своего поколения, пока не нашлось. Есть талантливые, собирающие стадионы. Но нерв нашего времени еще никто не нащупал. И, пожалуй, никто лучше Юрия Петровича Любимова так точно не выразил суть бешеной популярности Высоцкого: «В стране, где нельзя ничего, он спел все. Он просто великий русский поэт. Он так чувствовал слово. Послушайте его язык. Он зарифмовал всю Россию. Он подслушал всех: от академика до работяги».

Источник: rg.ru



Еще новости / Назад к новостям