Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

12.12.2016

Защита интеллектуальной собственности в Сети: достижения и «подводные камни»

Несмотря на ужесточение законодательства, эффективность борьбы с пиратским контентом и нелегальными ресурсами в Сети не столь высока, как хотелось бы правообладателям. И дело не только в отраслевой специфике и менталитете пользователей, которые не спешат переходить на правомерные модели использования контента, но и в законодательных лакунах, скудной правоприменительной практике, непростой доказательной базе в судах.

Защита интеллектуальной собственности

Сложные вопросы авторского законодательства и его правоприменения обсудили участники научно-практической конференции «Защита интеллектуальной собственности книгоиздателей и издателей периодических печатных изданий в сети Интернет», организованной Центром корпоративной правовой защиты и журналом «Университетская КНИГА» при поддержке Роспечати на площадке выставки интеллектуальной литературы Non/fiction 30 ноября 2016 г.

Открывая конференцию, Генеральный директор Центра корпоративной правовой защиты Геннадий Уваркин отметил, что сегодня правообладатели вышли в режим технологического соревнования с пиратами. Применение блокировок – первый шаг на этом пути. Однако здесь не все однозначно.

– С одной стороны, можно рапортовать о том, что достигнут коренной перелом в борьбе с пиратами. С другой – сами пираты говорят о том, что их рынок после блокировок упал лишь на 10% и скоро восстановится.

Новые вызовы для правообладателей – сайты-«зеркала» и непростое взаимодействие с поисковыми системами по блокировке выдачи ссылок на пиратские ресурсы. По мнению эксперта, прежде всего необходимо создать такие экономические предпосылки, при которых пиратский продукт станет неконкурентоспособным.     

Тему блокировок продолжил начальник Правового управления Роскомнадзора Борис Едидин.

С момента вступления в действия второго «антипиратского» пакета в Мосгорсуд поступило более 1,3 тыс. заявлений от правообладателей, предварительные обеспечительные меры приняты в отношении 675 фильмов, 289 произведений литературы, семи программ ЭВМ, 65 фонограмм, небольшого числа произведений искусства. Практически треть обращений инициируют представители издательской отрасли.

В постоянном режиме блокируются 64 ресурса, которые неизменно теряют аудиторию. По мнению эксперта, принимаемые меры эффективны, однако существует разрыв между законодательными нормами и возможностями, которые представляет цифровая среда: сегодня можно быстро поменять домен, но при этом сохранить дизайн сайта и аудиторию. Наибольшую угрозу в этом случае представляют технологии копирования сайтов – создания «зеркал».

В связи с этим  «антипиратское» законодательство в скором времени будет расширено определением «производный сайт в сети Интернет». Уже разработана совокупность критериев, позволяющих идентифицировать такие сайты. Эксперт считает, что доступ к подобным ресурсам должен ограничиваться в упрощенном порядке, например на основании судебного приказа.

Одной из важных тем должно стать сокращение срока реагирования государства на обращения, связанные с нарушением прав в Интернете. И в этом важна консолидированная работа с крупнейшими поисковыми системами: «Яндекс», Google и др.

 

Генеральный директор ООО «Катков и партнёры» Павел Катков согласен с коллегой в том, что  судебный приказ – быстрый, адресный и подходящий для блокировки «зеркал» механизм. Однако к нему нужно будет приложить заключение о признании сайта производным. По мнению выступающего, соответствующую экспертизу должна осуществлять структура, аффилированная с Минкомсвязи России. Сейчас ситуация абсурдная: владельцы заблокированных ресурсов там же, где указано, что доступ к контенту запрещен, объясняют пользователям, как эту блокировку можно обойти.

Комментируя правоприменительную практику, эксперт отметил изобретательность пиратов и появление новых форм «взаимодействия». Так, набирает обороты так называемое «пиратство вскладчину»: недобросовестный пользователь, покупая диск за 10 тыс. рублей и взламывая защиту, продает контент в Сети условно по тысяче. Очевидно, что желающих заплатить в десять раз меньше оказывается немало. Четкая позиция Мосгорсуда в этом отношении отсутствует: одни иски он удовлетворяет, другие нет.

В действующем «антипиратском» законе нет товарных знаков, а их защита в Сети также становится актуальной задачей. В целом, характеризуя последовательный подход к внесению в перечень защищаемых законом объектов, эксперт назвал его «отрезанием хвоста по частям». По его мнению, достаточно заменить в тексте слова «объект авторского права» на «результаты интеллектуальной деятельности», и проблема будет решена.

Вице-президент ассоциации «Русский щит» Олег Яшин напомнил о том, что блокировка в Сети – это не только запрет на доступ к сайту у провайдера. Модерация контента – это тоже вид блокировки, которой уже не один десяток лет. В связи с этим, по мнению эксперта, вечная блокировка RuTracker была ошибочной: ресурс поддерживал претензионную работу, там существовали 26 аккаунтов правообладателей, и любой мог запретить использование того или иного контента.  

По оценке выступающего, «ВКонтакте» в этом году стал более контактным и работа с ресурсом стала выстраиваться более системно. После многочисленных споров была  введена технология цифрового отпечатка по книгам. Развивается такое направление, как персональные продажи авторов, когда пользователь входит в аккаунт писателя, нажимает кнопку, подключается к платежной сети и получает файл. Эта модель начинает составлять конкуренцию электронным библиотекам.

Эксперт обратил внимание на постепенный уход с пиратского рынка трекеров. Их замещают торрент-агрегаторы и хеш-агрегаторы – более мощные и комплексные системы.

На музыкальном и видеорынке большую эффективность демонстрируют стримминговые модели. Юрист рекомендует взять этот подход на вооружение и издателям.

Олег Колесников, представляющий АЗАПИ, в свою очередь отметил, что суд выносит решение о блокировке сайта по названию, а Роскомнадзор блокирует адреса.  Но торрент устроен сложнее. Он состоит из интерфейса и самого трекера, который отслеживает, какой контент есть у пользователей. Фактически они находятся на разных адресах и блокировка одного не сказывается на работе другого.

 

Говоря о методах и результатах борьбы с пиратством, исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов обратил внимание, что показатели эффективности работы юристов и правообладателей принципиально различаются. Первым важны прецеденты, вторым – реальное сокращение пиратских ресурсов.  Тем не менее сайтов в Сети около 1 млрд, 64 из них заблокированы. Такова «эффективность» работы государственной машины. При этом блокировка ряда ресурсов лишь привлекает к ним ещё большее внимание пользователей.

В подтверждение своих слов эксперт привел статистику: в феврале 2016 г. аудитория RuTracker была максимальной – около 100 млн человек. После того, как ресурс заблокировали, трафик уменьшился, но 80 млн посетителей – стабильное число.   

 

Руководитель направления AntiPiracy Group-IB Андрей Бусаргин уверен, что пиратство – не альтруизм, а реальный бизнес. У них есть свои оффшоры, схемы по выводу денег, системы платежей, рекламные сейлеры. Это теневая индустрия с оборотом в десятки миллионов долларов, сопоставимая по своему размаху с легальным рынком.

– Пока мы всегда оказываемся в роли догоняющих, а нужны предупредительные меры, – уверен эксперт. – Важно определить стратегию, а для этого провести анализ и разведку.

Системный анализ позволяет определить, откуда исходит поток контента, оценить системы монетизации пиратов. Стратегия, по мнению А. Бусаргина, должна включать три основных элемента: следует лишить бизнес пиратов источников заработка, «сломать» инфраструктуру, т.е. каналы распространения информации, и заводить реальные уголовные дела.

Так  может ли быть доступной защита авторских прав в Сети? По мнению юриста Центра корпоративной правовой защиты Надежды Романовой, это вполне реально. Разработанная ПБ «Омега» автоматизированная система представляет необходимый инструментарий, позволяющий правообладателю делать это самостоятельно. В числе главных опций – поиск объектов по информационным сетям, автоматическая рассылка претензий, шаблоны документов.

Своим опытом поделились издатели и книгораспространители.

До включения книг в «антипиратское» законодательство самостоятельно пыталось бороться с нелегальным распространением контента издательство «Юрайт». Тогда, по оценке директора Сергея Дария, реагировали на обращения не более 50–60% владельцев сайтов. Работа была трудоёмкой и осуществлялась в ручном режиме. Сегодня издательство действует совместно с профессиональной ассоциацией, процесс блокировки нелегального контента упорядочен, а на обращения правообладателей реагируют до 90% пиратов. По оценке издателя после появления  второй версии антипиратского закона распространители нелегального контента стали переходить в легальную среду. В то же время борьба с пиратством должна быть системной,  точечные удары малоэффективны.  

Интернет – с одной стороны, благо, с другой – большой соблазн. В условиях активного развития  и неограниченного доступа к электронным ресурсам и сервисам Open Access, всегда есть желание что-то оттуда почерпнуть. Тему недобросовестных авторов и способов защиты от них издателей затронула в своём выступлении Наталия Солдатова, заместитель директора «ИНФРА-М» по юридическим вопросам. При проверке  рукописи произведения особое внимание следует уделить иллюстрациям, фотографиям, инфографике. Нередко автор пишет книгу и берёт из Сети некий набор рисунков, оправдывая это учебными целями. Очень часто бывают случаи, когда автор использует существенные отрывки чужих или собственных произведений из  книг, изданных в других издательствах или, добавив две-три новые главы к предыдущим изданиям, приносит такой материал в качестве новой книги. Отдельный аспект – включение автором в книгу работ студентов. Всё это требует серьёзной проверки, в том числе с использованием систем антиплагиата, и грамотного составления авторских договоров.

По опыту юриста, ответственность по таким делам – от 10 тыс. до 5 млн рублей за нарушение. Есть практика, когда компенсация исчисляется двойной стоимостью экземпляра, и при таком подходе размер возмещения невозможно сократить. При этом степень вины не учитывается: издатель мог не знать о нарушении, даже проверив материал через «Антиплагиат». Не всегда можно увидеть, что это было заимствовано. Ответственность наступает у автора, издателя и книгораспространителя, который не в состоянии проверить книгу да и не должен этого делать. Безусловно, распространитель может обратиться с иском к издателю, а последний – к автору. Но на практике это бывает  редко: суды чаще всего взыскивают компенсацию с юридических лиц.

Очевидно, что эффективная работа по борьбе с пиратством должна носить системный и консолидированный характер. На фоне обновления и доработки антипиратского законодательства не менее важно использовать экономические  методы  борьбы: пиратские ресурсы нужно преследовать не только путём блокировок, следует лишать их перспектив монетизации через перекрытие рекламных, платёжных каналов. Ситуацию может существенно улучшить взаимодействие с информационными посредниками и поисковыми сервисами по блокировке в поисковой выдачи ссылок на нелегальный контент. Однако, одними запретительными методами обойтись невозможно.  Развивая  легальные проекты, необходимо привлекать аудиторию за счёт качества сервиса, грамотного  ценообразования, расширения ассортимента и альтернативных предложений по выбору изданий.  

Источник: bookunion.ru



Еще новости / Назад к новостям