Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

19.04.2013

«Библиотека – не враг правообладателю»

– С зарождением рынка электронных книг между издателями и библиотеками наметилось противостояние, которое то обостряется, то затихает. Какова ситуация на сегодняшний день?

– Надо сказать, что противостояние издателя и библиотеки было всегда, но в зависимости от эпохи оно принимало разные формы. Современный нам раунд противостояния, связанный с технологическими инновациями, библиотеки проиграли. Стало ли от этого лучше и кому – серьезный вопрос. Оцифровать 10 % современной литературы, доступ к которой нужен, на мой взгляд, в интересах экономики, публичные библиотеки обязывает указ Президента от 7 мая, однако закона, дающего право на такую оцифровку, пока нет. Распоряжение Правительства, которое послужило отправной точкой для копирайтных законопроектов, провалено.

Сейчас оцифровка ведется на основании авторских договоров и чаще всего на возмездной основе. Договорами занимается Национальный библиотечный ресурс, однако поставленную за- дачу он решить не в состоянии. На «Книгабайте», прошедшем в рамках выставки «Книги России», О. Михно, директор НБР, привел цифры: на сегодняшний день заключены договора с 80 издательствами на правовую очистку и оцифровку 18 тыс. наименований (13 тыс. – РГБ, 4 тыс. – РНБ и остальное – ПБ). Доступ к уже оцифрованным книгам предоставляется исключительно в помещениях этих библиотек. Как это влияет на обслуживание информационных потребностей? Да практически никак. А какова цена вопроса? Свыше 200 млн рублей на поиск правообладателей, заключение до- говоров и оцифровку за два года.

Следующий момент: что значит собирать коллекцию на основании авторских договоров? На сегодняшний день у правообладателей не по всем текущим договорам есть именно пятилетние права. Да, автор передавал их на пять лет, но когда это было? Авторские права истекают у кого‑то через два, у кого‑то через четыре года. Это означает, что через год-два библиотеки будут заниматься исключительно перезаключением договоров. Если вы обращали внимание, все агрегационные проекты глохнут на уровне нескольких тысяч актуальных наименований. Я думаю, что это неслучайно. Больший объем крайне сложно администрировать.

А что такое библиотечная книга, которая может взять и исчезнуть из фонда? Если библиотека закупила бумажную книгу, то, что бы ни случилось, она остается в фонде. Даже в случае износа библиотека восстановит ее и продолжит эксплуатацию. Электронная же книга, просуществовав в библиотеке два-три года, может запросто исчезнуть из доступа.

Понятно, что из соображений экономики, при всей моей любви к издателям, такая ситуация не может существовать в течение мало-мальски длительного периода времени. Когда копирайтное законодательство не способно обслуживать интересы экономики, то надо наплевать либо на интересы экономики, либо на копирайтное законодательство.

– А если вернуться к поправкам к IV части ГК, почему же их всё же сняли в той части, которая относится к библиотекам?

– Я считаю, что поправка, предлагающая разрешить библиотекам самостоятельно копировать книги определенного тематического сектора, – это плата за то, что владельцы копирайта отказывались идти на какие бы то ни было переговоры с библиотеками и представляющими их государственными структурами по обеспечению читательского доступа к электронному контенту. На конференции «Книгабайт» прозвучали цифры, описывающие рынок электронного контента, из которых понятно, что «кусок пирога», за который идет драка, составляет 450 млн рублей. Причем подавляющее большинство библиотек вынуждено приобретать контент на условиях безлимитного доступа. Кто же в таких обстоятельствах будет договариваться с библиотеками? Именно поэтому и возник вопрос о предоставлении библиотекам права бесплатной оцифровки.

Другой вопрос, как должна существовать правильная система, не та, которая была предложена в качестве наказания копирайтному лобби. Правильная система, на мой взгляд, должна быть централизованной. Оптимальный вариант – централизованное интернет-хранилище эталонных копий электронных книг, собранное на основе обязательного цифрового экземпляра, к которому могла бы подключиться любая из 40 с лишним тысяч публичных библиотек, и система билинга, предполагающая оплату правообладателям за реально читаемый (скачиваемый или поэкранно просматриваемый) контент. Сегодня уже почти все районные библиотеки, да и значительная часть библиотек в малых населенных пунктах, включая села на несколько тысяч жителей, имеют выход в Интернет.

Если коллекция собирается по принципу обязательного экземпляра, то проблем с оплатой также нет. В момент передачи обязательного экземпляра правообладатель указывает, на какие реквизиты и в течение какого времени производить оплату за использование его «нетленки» читателями библиотек. По истечении этого периода роялти продолжают собираться на отдельный счет и ждут, когда объявится законный правообладатель и укажет, куда перечислить собранное и куда перечислять далее. Понятно, что должна быть какая‑то процедура установления правомерности претензий нового правообладателя, но правообладатели сами способны договориться между собой о такой процедуре, это уже не проблема библиотек.

Ясно, что централизованная оцифровка позволит сэкономить бюджетные средства. И речь не только о варианте предоставления обязательного цифрового экземпляра. Даже если предоставляется печатный экземпляр и ПРАВО на оцифровку, то можно и нужно организовать координацию работ между библиотеками и не оцифровывать одну книгу дважды. Есть информация, что «на местах» перед библиотеками уже ставятся задачи по оцифровке. Кое-где к 2015 году планируют оцифровать до 50 % фонда. Представляете себе, сколько ПЛОХИХ копий Маяковского (Льва Толстого) будут оцифрованы параллельно?

Кроме того, хранение в централизованной системе может обеспечить определенный уровень защиты. Ведь проблема потенциальной утечки лицензионного контента из электронных коллекций библиотек к пиратам в значительной степени надуманна. Я. Шрайберг по этому поводу сказал довольно точно, что самая большая опасность утечки контента из библиотеки в Интернет связана не с электронной, а с печатной книгой – именно потому, что электронные книги хоть как‑то защищены от копирования и несанкционированного распространения. Между тем библиотека, которая выдает своим читателям печатную книгу, не может запретить им воспользоваться стоящим в соседней комнате ПК со сканером (ст. 1273 разрешает одну копию для личных целей с любого контента). Поэтому печатная книга, даже если она доступна только в режиме читального зала, полностью беззащитна для оцифровки и отправки в Интернет.

Опыт США с сервисами типа Overdrive, устанавливаемыми в библиотеках, показывает, что система с подключением к единому агрегатору вполне работоспособна и позволяет предоставлять через библиотеки услугу электронного чтения. Не стоит забывать, что такая услуга в США предоставляется не только в режиме читального зала, но и в виде удаленного абонемента; для российских же библиотек первоочередной является задача обеспечения хотя бы режима цифрового читального зала.

Речь, конечно, идет об оцифровке по инициативе государства книг определенного сегмента (учебная, учебно-научная, научная и справочно- энциклопедическая литература, обеспечение доступа к которой продиктовано интересами экономики).

Доступ граждан к художественной литературе для нужд экономики совсем не обязателен. На мой взгляд, не библиотека должна просить у авторов таких книг разрешения на доступ к их изданиям в цифровой форме, а авторы МОГУТ просить публичную библиотеку организовать доступ не только к печатным, но и к цифровым копиям своих книг. И не от любви к читателям, а от понимания, что бесплатный (для пользователя библиотеки, но платный для автора) доступ к электронной книге уменьшает пиратство и увеличивает легальные продажи цифровых копий. Могут просить разрешить им оплатить оцифровку, а могут и не просить… Спрос на цифровые копии их книг прекрасно обеспечат и пираты.

– Вы представляете публичную библиотеку. Как, на Ваш взгляд, должны выстраиваться коммерческие отношения публичных библиотек с правообладателями и должны ли они отличаться от модели, приемлемой для учебных библиотек?

– Существует четкая и понятная разница меж- ду спросом в публичной библиотеке и спросом в библиотеке вузовской. Спрос в вузовской библиотеке концентрированный. В вузе существуют несколько учебных групп, которым в процессе изучения определенного предмета нужна та или иная книга. Это генерирует десятки или сотни запросов в течение года. Вполне возможно, что безлимитный доступ в этом случае будет наиболее приемлем.

В библиотеках национального масштаба, не говоря уж о региональных и городских, спрос на книги спорадический. Десять требований на книгу в течение года считается довольно высоким спросом. Между тем для публичной библиотеки даже один запрос в год важен, и мы не можем его потерять. Сегодняшняя «безлимитная» схема предполагает, что библиотека должна заплатить за право доступа к коллекции, невзирая на востребованность контента. Если издатель считает, что каждая книга в его портфеле стоит 10 тыс. рублей в год, то мы должны эту сумму выложить. При этом высока вероятность, что 90 % книг из этого портфеля не будут востребованы в течение года вообще ни разу. В таких условиях библиотеке целесообразнее заказать печатную копию, которая в лучшем случае обойдется в 1–2 тыс. рублей. А с точки зрения обслуживания она удобнее.

Поэтому для публичной библиотеки расчет с правообладателями должен быть пропорционален спросу. Например, бюджет перечисляет библиотеке определенные средства, которые «покрывают» 10 тысяч скачиваний в год. В этом случае, даже если библиотека будет обслуживать читателя в режиме читального зала и там будет набор минимальных сервисов в виде цитирования, то для публичных библиотек это будет целесообразно. Публичная библиотека может заплатить небольшую «копеечку» за право доступа к центральному ресурсу, а затем оплачивать реальные выдачи. Понятно, что полностью бесплатного доступа к информации не бывает. У библиотеки может и должен быть коммерческий поставщик информации. Сегодня же правообладатели пилят сук, на котором сидят, фактически сужая спрос на свой контент.

– На сегодняшний день отношения между издателями и библиотеками выстраиваются скорее как эксперимент, работающей бизнес- модели не существует. В качестве вариантов рассматривается возможность приобретения контента по запросу пользователя (patrondriven acquisition), один файл в одни руки, возобновляемая лицензия через определенное количество скачиваний. Как Вам кажется, какой вариант мог бы быть приемлем и для издателей, и для библиотек?

– Проще всего, на мой взгляд, вариант с оплатой по потребности и лицензией с защитой по времени или по количеству копий, как и в случае с бумажной книгой. Мы покупаем лицензию на одну книгу и можем предоставлять файл в пользование одному читателю единовременно на определенное количество дней. По истечении выделенного времени файл перестает читаться и мы имеем возможность выдать его другому читателю. Важно, что, если есть спрос на книгу, мы его удовлетворили и за него перечислили оплату. Если выяснится, что на какую‑то книгу образовалась очередь, мы купим вторую лицензию и т.д. А остальные книги будут висеть в каталоге. Так работают библиотеки, например, в Германии.

Режим читального зала, удаленный читальный зал или книга с защитой по времени – это далеко не самый удобный доступ, но в разовой ситуации, когда, например, при подготовке к реферату студенту надо просмотреть с десяток книг и выбрать пару десятков цитат, лучшую альтернативу придумать трудно. Особенно учитывая, что она бесплатная. Понятно, что за разовый доступ к электронному файлу правообладатель получит меньшую плату, чем за продажу бумажного экземпляра, но это лучше, чем вообще отказать потребителю в легальной альтернативе.

Задачи библиотеки – быть гарантом права доступа к информации и технологическим каналом осуществления этого права. Мы готовы к диалогу с правообладателем, и хочется, чтобы стало понятно: библиотека – это не подельник злобных пиратов и не враг правообладателя, а его союзник.

– Библиотека покупает лицензию и оплачивает ее по реальному спросу, но всё равно о стартовом платеже надо договариваться. Сколько библиотека готова заплатить правообладателю за чтение / скачивание одного файла?

– Трудно сказать. Тут многое зависит от использования. Если речь идет о скачивании с DRM- защитой по сроку действия, то, думаю, рублей 5–10 за одно использование в течение 2–3 недель. Для серьезной научно-технической литературы возможно и 10–20 рублей для редко используемой книги и до 50 рублей за уникально редкое скачивание или за уникально редкое издание (один раз в несколько лет).

Если библиотека получает эталон, который затем раздает самостоятельно (также с DRM по времени), то цена может быть равна цене в интернет-магазине… При обычном спросе речь пойдет о единицах выдач каждой электронной книги в год, т.е. ограничение по числу разрешенных книговыдач смысла не имеет. Однако по статистике в случае частой выдачи какой‑то книги (думаю, что для нормального удовлетворения спроса на такую книгу придется брать 2 или 3 лицензии, чтобы не формировать очередь на скачивание) можно будет думать об ограничении книговыдач на одну лицензию… Правда, в этом случае не худо бы подумать и о возврате по концу года каких‑то сумм за неиспользование предельно раз- решенного числа книговыдач…

Что до стартового платежа, то он, на мой взгляд, должен определяться предельным числом параллельно работающих каналов доступа, возможностью доступа как из библиотеки (тут удобно, чтобы контроль осуществлялся через IP-адрес библиотечного сервера), так и «из дома» (с контролем пары «логин-пароль», хотя бы в режиме «через браузер», когда на экране и в компьютере присутствует только одна, текущая, страница), числом разрешений для регистрации, возможностью стыковки с локальной библиотечной системой для сбора статистики.

Еще один важный вопрос, который должен решаться при определении стратегии билинга: как оплачиваются просмотры, которые не закончились выдачей электронной книги, сколько дней (подряд) работы одного пользователя с одной книгой даже в режиме читального зала считаются одной книговыдачей, а сколько – несколькими. В режиме абонемента 2–3 недели пользования считаются нормальным сроком. Возможно, аналогичные правила должны быть и для работы в режиме читального зала.

– Есть ли в Вашей библиотеке электронная коллекция? Как она формируется?

– Наша коллекция состоит из трех частей. Первая, очень небольшая, насчитывает несколько десятков наименований – это книги, предо- ставленные авторами в бесплатное пользование. Вторая категория – книги из коллекции редких изданий, по которым копирайт закончился, наше историческое наследие. Всё остальное – доступ к удаленным библиотекам-агрегаторам. Мы сотрудничаем с «Университетской библиотекой онлайн», Bibliorossica, Znanium, а сейчас вместе с «ЛитРесом» пытаемся договориться о доступе к их библиотеке и отрабатываем возможность оплаты по спросу. Для нас как для библиотеки особенно важна при сотрудничестве с ЭБС возможность (хотя бы потенциальная) предоставлять читателям удаленный доступ к ресурсам.

Мы покупаем несколько каналов параллельного доступа и в пределах нашего лимита выдаем читателям логин и пароль для онлайн-доступа к ресурсу. Основным является режим читального зала. Заранее готовятся карточки с парой «логин-пароль», которые используются как элементы управления числом каналов доступа. У библиотекаря на руках столько карточек, сколько каналов он контролирует. Есть «ящик» свободных каналов и «ящик» занятых. Как только пара «логин-пароль» с карточки из ящика свободных каналов введена библиотекарем, он перекладывает карточку в ящик занятых. Как только канал доступа освободится, карточка возвращается в ящик свободных. Доступ «из дома» осуществляется ПОКА только сотрудниками для проверки технической возможности. Лишь после проведения анализа востребованности можно будет думать о том, кому из пользователей и на каких условиях можно будет регистрировать логин и пароль для индивидуального доступа в режиме абонемента и как можно будет предотвратить «расползание» читательских прав (попытки зайти на ресурс из разных мест параллельно) Пока всё это проходит в виде эксперимента для обеих сторон (и для персонала библиотеки, и для пользователей). Но опыт западных стран показывает, что физическое посещение библиотек во всем мире падает, при этом растет количество книговыдач в виртуальном доступе.

– На какие электронные книги, по Вашему опыту, есть спрос в библиотеке?

– Доступ к электронной коллекции предоставлен пока только в помещении библиотеки. Репрезентативной статистики мы еще не набрали, на сегодняшний день речь идет о единицах посетителей в день. Пока еще год-другой придется заманивать читателей пользоваться электронным ресурсом еще и потому, что у посетителей электронной библиотеки по большей части есть печатная альтернатива. Вот когда мы сможем открыть удаленный доступ, я уверен, ситуация изменится.

– А как изменился спрос на услуги библиотеки за последние 15–20 лет?

– У нас поток читателей растет. Но мы хорошая библиотека и нам удалось «раскрутить» спрос. Приходят люди разного возраста и социального статуса. Приходят с разной целью, как в досуговое место: кто‑то – почитать газету (у нас неплохая подборка периодики), кто‑то – почитать книгу, кто‑то – поработать в Сети. Как‑то единовременно мы насчитали 36 пользователей с ноутбуками и планшетами. Сейчас для нас главная проблема – наличие достаточного количества рабочих мест для пользователей, закупка и размещение дополнительных малоразмерных пюпитров для чтения и работы, развертывание дополнительных каналов Wi-Fi.

– Каким Вы видите место публичной библиотеки в обществе через 5–10 лет?

– Есть два варианта развития. Первый – деструктивный: страна продолжает эксплуатировать собственные недра. Для того чтобы качать нефть, много шибко грамотных не требуется. Конечно, и книгоиздание, и книгораспространение, и библиотечная сфера и сфера образования будут сужаться.

В другом варианте страна идет в сторону наукоемких производств и производства с высокой степенью добавленной стоимости. Тогда, конечно, повышается значение образования и культуры и роль библиотек будет совсем другой. Эксплуатировать хорошо обученного и квалифицированного работника экономически более целесообразно. В этом смысле привычка к чтению, возможности доступа к информации имеют общеэкономический эффект. И это сказывается на общественной оценке библиотек, на общественном и социальном статусе библиотечных работников. При таком сценарии библиотеки станут значимым элементом современной наукоемкой экономики.

Думаю, что необходимо отметить еще один аспект библиотечного будущего. Речь идет о Веб 2.0 / Веб 3.0. Сегодняшние технологии делают производство контента более простым, чем его оценка и анализ. В этих условиях задача поиска, анализа, оценки и отбора информации становится одной из важнейших. А ведь именно это важное ремесло и является основой библиотечной деятельности. И существует отлаженная система подготовки библиографов, которые это умеют делать профессионально…

Да, конечно, современные технологии снижают потребность в библиотекаре как клерке при складе книг, занятом регистрацией выдач и возвратов. Эта сторона деятельности библиотекарей через некоторое время начнет отмирать за ненадобностью. А вот сторона, связанная с решением задач поиска, анализа, оценки и отбора информации, становится всё более актуальной. Поэтому я довольно спокойно смотрю в будущее библиотек.


Еще новости / Назад к новостям