Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

13.01.2013

Академическое книгоиздание: ход конем

Springer – крупная международная издательская корпорация академического направления со штаб-квартирой в Берлине, легко опознающаяся по характерному лого. Об истории и сегодняшнем дне издательства «КИ» рассказывает Эрик Меркель-Соббота, вице-президент издательства Springer. 

Сегодня под брендом Springer работают около 70 издательских домов, издательство представлено в 25 странах 6200 сотрудниками. Ежегодно под маркой Springer выходит около 2000 журналов и более 7000 новых наименований книг по одному из шести основных направлений: наука, технологии, медицина, бизнес, транспорт и архитектура. В издательстве печатались работы более 180 лауреатов Нобелевской премии, в том числе Альберта Эйнштейна, Виталия Гинзбурга, Александра Прохорова. В 2011 году консолидированный оборот компании составил 876 миллионов евро. 

А всё начиналось… 

170 лет назад с книжной лавки, открытой Юлиусом Шпрингером в 1842 году в центре Берлина. Вскоре на базе книжного магазина появилось издательство. Двадцатипятилетний предприниматель, воодушевленный идеями революции 1848–1849 годов, начал с выпуска политических трактатов, но после того как к нему наведалась прусская тайная полиция, быстро переключился на выпуск научных изданий, посчитав, что наука – более безопасный бизнес. С тех пор спецификой издательства стала именно научная литература. Сегодня на здании, которое стоит на месте той самой книжной лавки, висит мемориальная доска. 

В 1936 году Springer переехал в новое просторное здание, а в 1989 году оно перешло в его собственность, причем на льготных условиях. Льгота была обусловлена тем, что издательство согласилось оставить часть операций в Восточной части Берлина и не переезжать в Западную Германию. 

Структура собственности 

Сегодня полное название издательства звучит как Springer Science+Business Media. Оно возникло в 2003 году после слияния двух издательских групп – немецкой Bertelsmann Springer и голландской Kluwer Academic Publishers. С этого же года компания находится в руках финансовых инвесторов EQT Partners и Government of Singapore Investment Corporation. Инвестиционный капитал помогает ей активнее развиваться, распределяя средства на наиболее перспективные направления деятельности. Современная наука говорит по‑английски, и немецко-голландское издательство приняло английский в качестве внутреннего рабочего языка. 

Цифровая стратегия

Электронная коллекция издательства представлена на отдельном сайте Springer Link (Springerlink.com) и включает более 50 000 наименований. К концу 2012 года это количество мы планируем довести до 110 000 единиц. Такой ощутимый прирост контента библиотека получит после оцифровки архивов издательства. Для увеличения трафика на Springer Link мы активно сотрудничаем с Google, но, пользуясь возможностями поиска, не спешим отдавать свои книги в Google Books. 

Издательство – сторонник идеологии свободного доступа (Open Access), который открыт к 300 журналам и части книжных изданий коллекции. Модель свободного доступа наиболее развита в науке, поскольку расходы на издание оплачивают научные институты, заинтересованные в публикациях работ своих ученых. В случае подписных периодических изданий решение, открыть или закрыть доступ к своей статье, принимает сам автор. 

Средняя цена публикации научной моногра- фии – 3 000 евро. Но довольно часто издание осуществляется на специальных условиях, поскольку основным каналом продаж научных коллекций являются те же самые научные институты и университетские библиотеки. Стандартная модель работы с библиотеками – «один файл – множественный доступ», иными словами, один цифровой экземпляр книги может находиться в пользовании у всех студентов и профессоров университета. Файл можно даже скачать и распечатать, но при условии, что материал будет использоваться только внутри вуза. 

На сегодняшний день наш доход от продажи цифрового контента в Европе уже сравнялся с доходом от бумажных книг, в США эта пропорция составляет 60 % на 40 %, а в азиатских странах и странах Ближнего Востока почти 80 % наших продаж приходится на цифровую продукцию. Но окончательный перелом в сторону цифры про- изойдет к 2015 году. Бумага останется в виде оп- ции печати по требованию. Возможно, отдельные наименования еще будут печататься офсетом, но внушительные тиражи и большие склады уйдут в небытие. 

Вместе с тем изменится и подход к подготовке контента, в частности учебников. Традиционно учебный материал обновляется каждый год, и каждый год выходят переиздания. В будущем учебные и академические издательства станут поддерживать платформы с постоянной актуализацией контента, к которому обеспечивается непрерывный доступ. 

Ценовая стратегия 

Цена цифровой коллекции, предлагаемой институту или вузу, колеблется в зависимости от объема этой коллекции, размера и финансовых возможностей вуза. Одна из проблем, которая возникает при переходе с печатной на цифровую продукцию, связана с разной ставкой НДС на бумажные и цифровые книги в большинстве западных стран. В Германии, например, НДС на печатную книгу составляет 7 %, а на ее цифровую версию –19 %. А это означает, что публичные и университетские библиотеки вынуждены отдавать около 20 % своего бюджета государству в форме НДС. Поэтому распространенный вариант контракта с библиотеками предусматривает бесплатную передачу электронной версии при покупке бумажной книги. 

Цены на бумажные книги в издательстве довольно высокие – в среднем около 80 евро при среднем тираже в 800 экземпляров, но чем у’же потребительская ниша, тем выше цена одного экземпляра. При продаже печатных коллекций в библиотеки Springer определяет их стоимость исходя из трех факторов: количество экземпляров, количество потенциальных пользователей (студентов и преподавателей) и степень интенсивности научного пользования, иными словами, на- сколько важна эта книга в учебном процессе. 

Авторы, контракты, гонорары 

Договоры, которые были заключены в период с 1965 по 1992 год, включают параграф о «неизвестных правах пользования». И мы, и авторы, которые подписали этот договор в то время, не имели представления о том, как будет развиваться цифровое книгоиздание. Поэтому у нас есть право выпустить цифровую книгу, и наши авторы получают дополнительные гонорары. В договоре же может быть предусмотрен пункт о возврате автору прав на цифровую версию в том случае, если издательство не выпустило электронную книгу в указанный срок. 

Все книги, которые издаются с 2005 года, автоматически выпускаются и в цифровом виде, что означает, что они не выходят из обращения. Поэтому минимальный срок, на который издательство заключает авторский договор, – 7 лет. 

При расчетах с автором за цифровые продажи роялти привязываются к продажам бумажных книг и составляют обычно 1 % от полученного до- хода. В противном случае нам пришлось бы прибегать к сложной математике, определяя, с какой частотностью используется каждое наименование из проданной нами коллекции. На сегодняшний день это невозможно, но в будущем роялти, вероятно, будут начисляться именно по этому принципу. 

Присутствие в мире и сотрудничество с Россией 

Самые крупные рынки для издательства Springer на сегодняшний день – Европа и США. Однако заметными темпами растет потребление научного контента, а вместе с тем и присутствие Springer, в Южной Америке и Юго-Восточной Азии. Основная деятельность по программированию и оцифровке контента ведется в Индии и Китае, только в штат издательства в Шанхае зачислено 2500 сотрудников. 

В России работает три представителя компании. В их обязанности входят переговоры с научными институтами и университетами. Поскольку большинство учреждений ограничено в средствах, основной вопрос переговоров – модели продажи нашей продукции. И второе направление их работы – поддерживание отношений с научно-исследовательскими центрами, академиями и поиск авторов. 

Долгосрочным партнером Springer в России было издательство МАИК «Наука / Интерпериодика», но в прошлом году наступило охлаждение, и мы потеряли часть коллекции. Это связано с тем, что ожидания наших партнеров были завышенными, а пользование их контентом – низким. 

Между тем в России до сих пор ведутся очень интересные исследования, но, увы, российские институты очень мало делают для того, чтобы популяризовать свои результаты. Очевидно, не хватает отработанной системы, политической воли, финансовых средств. Кроме того, большинство российских ученых не владеют в достаточной мере английским языком. Как бы мы все к этому ни относились, но английский доминирует в научных коммуникациях. Все международные конференции и научные публикации ведутся на английском. Я встречал в Москве, в Петербурге, в Сибири прекрасных ученых, но их нельзя привезти на Запад, потому что они не владеют английским.


Еще новости / Назад к новостям