Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

19.05.2013

Книжный Лондон: слушая пульс отрасли

Не помогает общенегативному тренду и экономическая ситуация. Издатели вынуждены «затягивать пояса» и, урезая командировочные статьи бюджета, сокращать численность делегаций. Кортина Батлер из британского онлайн- издания BookBrunch прокомментировала ситуацию так: «Слияния и поглощения последних лет привели к тому, что на рынке стало объектив- но меньше самостоятельных игроков. В результате на выставках мы видим объединенные стенды под одним зонтичным брендом. Да и книг привозится всё меньше. Стендовые площадки, арендуемые издателями, сжимаются как шагреневая кожа». 

Книг на выставку действительно привозится всё меньше. Академические издательства Wiley, Pearson, Elsevier, Springer, высоко подняв над стендами «штандарты» своих логотипов, торгуют лицензиями по тематическим каталогам. Книжки можно увидеть только там, где имеет значение визуальный ряд: на стойках детских издательств и издательств, выпускающих высококачественные иллюстрированные книги. Но будь то книги, или каталоги, или POS-материалы – всё, что привозится на выставку, служит предлогом для разговора. Разговора, который ведется вокруг двух тем: поиск потенциального бестселлера и освоение цифровых технологий. Цифра уже не вызывает ажиотажной реакции, большинство издательских домов в той или иной мере интегрировали производство цифрового контента в свои редакционно-издательские процессы, а обсуждения утратили остроэмоциональный и приобрели деловой характер. Итак, что же особенно волнует издательскую отрасль? Из множества тем – лавинообразный рост самиздата, стандарт Epub3 и проблемы, связанные с его внедрением, витальная необходимость сохранения стационарного ритейла, конвертация контента и каналы цифровой дистрибуции – остановимся на двух. 

1. Цифрабуква – business as usual и миф о DRM 

Прежде всего создается ощущение, что сегмент художественной литературы, сегмент детской и сегмент нон-фикшн постепенно расходятся как разделившаяся клетка. Особенно это ощущается в том, как по‑разному адаптируются эти издательские ниши к цифровым технологиям. Производители худлита, которые максимально выигрывают от цифровых возможностей современного рынка, по мнению Джоржа Лоссиуса, управляющего директора компании Publishing Technologies, «пока еще так и не поняли их сути». Вместо того чтобы придумывать новые интересные решения, издатели книг для массмаркета, «завороженные мощью Amazon, Apple и Google», просто воспроизводят свои книги под их форматы. Более креативно с контентом работают детские издательства, предлагая многочисленные варианты кроссплатформенного использования контента, создавая мультимедийные приложения и рассказывая одни и те же истории в различных форматах и на различном технологическом языке. 

Издатели академической литературы, которые первыми кинулись в неизведанные воды технологической революции и, казалось бы, благополучно выплыли, оседлав волну интереса к электронным библиотекам, сегодня столкнулись с новыми трудностями. Электронный контент, который служил сервисным дополнением к печатным книгам, издателей устраивал, контент, который постепенно вытесняет бумажный учебник, «подобен кукушке и вызывает озабоченность». По мнению Риты Паттисон из Cambridge University Press, «учебный и академический ассортимент вымывается из ассортимента книжных магазинов. Надежной бизнес-модели продажи электронного контента библиотекам на сегодняшний день не выработано. Мы находимся в поиске, в поле эксперимента. Увы, для академических издательств настоящее – совсем не золотой век». Такого же мнения придерживается Саймон Паллант, специалист по электронным ресурсам компании Gardners: «Пока издатели предпочитают работать по модели продажи книг с оплатой за скачивание, поскольку не существует единого, устраивающего все стороны варианта продажи лицензий электронным библиотекам. Основные сложности связаны с тем, что в этой сфере еще непонятно ценообразование, с одной стороны, а с другой – вызывает сложность система расчета с авторами, особенно если в создании книг принимали участие помимо автора художники, переводчики или иллюстраторы». 

«Слухи об отказе от DRM сильно преувеличены, – считает Саймон Паллант. – Если европейские издательства иногда еще и соглашаются на водные метки, то американские и британские компании требуют только жесткий DRM». Ситуация вполне объяснима: в Европе цифровое колесо очень неторопливо набирает обороты и объемы продаж цифрового контента едва ли достигли однопроцентного рубежа. В США, где электронный контент составляет 25 % рынка, и в Великобритании, где эта цифра – 13 %, ситуация совершенно иная. Исторически закрытая инфраструктура Amazon Kindle гарантировала издателям надежную защиту контента. И хотя сегодня некоторые компании пытаются осторожно экспериментировать с водяными метками, подавляющее большинство всё еще не готово по- ложиться только на сознательность читателей. Исключение составляет принципиальная позиция O’Reilly, но оно и понятно: компания выпускает технологические книги, которые, как рыба, всегда должны быть первой свежести. Контент устаревает через полгода в любом случае, а «добрая воля», демонстрируемая отказом от DRM, имеет гораздо более весомый маркетинговый эффект, чем возможные потери от пиратства. Но вот компания Pearson, партнер O’Reilly по электронной библиотеке Safari, придерживается прямо противоположных взглядов: «Не может быть и речи о том, чтобы мы предоставили электронный контент без защиты, – поделился Лоренс Розенталь, директор по международным правам американского отделения Pearson. – И в особенности в Россию. Известно, что Россия, как и Тайвань, – страны, где процветает пиратство». Ну что ж, если долго кричать «волки», то ведь в это могут и поверить. А мы всегда с такой горячностью подтверждаем самые плохие ожидания. 

Между тем для всех стран пиратство – серьезная проблема, сопровождающая развитие цифрового книгоиздания. В Германии около 60 % контента можно найти на нелегальных ресурсах. В Великобритании, по оценке Ричарда Моллета, исполнительного директора Британской ассоциации книгоиздателей, на каждые две легально приобретенные копии приходится одна, скачанная нелегально. Бесплатный контент, безусловно, привлекательнее платного. Но означает ли это, что 

2. Копирайт устарел? 

«Да» – считает часть книжного сообщества, главным образом та, которая представляет новые технологии. «Авторское право было введено тогда, когда копирование книг было трудоемким процессом, – аргументирует свою позицию Ричард Нэш. – Сегодня ситуация изменилась, и копирайт должна постичь судьба закона, запрещавшего лошадиные фекалии на улицах». 

«Нет» – возражают издатели. «Правила дорожного движения не отменяются с усовершенствованием автомобилей и автострад, а видоизменяются», – отмечает Сара Фолдер, представитель Publishers Licensing Society Великобритании (организации по коллективному управлению правами). «Борьба с незаконным использованием объектов копирайта, – утверждает Ричард Моллет, исполнительный директор Ассоциации Книгоиздателей Великобритании, – должна вестись объединенными усилиями отраслевых организаций и государства. Каждая из сторон этого партнерства играет свою роль: одна предлагает законы и инициативы, другая принимает законы и следит за их соблюдением». 

Между тем правоприменение копирайта породило многочисленные судебные тяжбы и законодательные попытки адаптировать трех- вековой закон об авторском праве к «скоростной магистрали» цифровых технологий. Основные бури бушуют, как можно было бы ожидать, в США, которые первыми вынуждены адаптироваться к новым реалиям. Камнем преткновения, например, стало обсуждение в Конгрессе Акта об открытом доступе к результатам научных и технологических исследований, финансируемых государством (Fair Access to Science and Technology Research Act), который уже десяток лет тормозится издателями. Закон предполагает предоставление неограниченного доступа к результатам исследований, финансируемых из федерального бюджета, через полгода после публикации результатов в научных журналах. Исследования должны публиковаться в стандартизованном виде, позволяющем проводить по ним контекстный поиск. Надежда на разрешение спора между правообладателями и общественными интересами появилась после того, как в ситуацию вмешался президент Обама, потребовав у федеральных агентств конкретных планов по предоставлению к результатам исследований открытого доступа.


Еще новости / Назад к новостям