Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

13.05.2020

Новости

На пороге краха: как пандемия ударила по книжному бизнесу — рассказывают издатели, владельцы магазинов и критики

Российский книжный союз оценил потери издателей от закрытия магазинов в 15 миллиардов рублей до конца 2020 года — и это самый оптимистичный прогноз. Больше всего пострадали небольшие независимые издательства и магазины, которые потеряли до 80% оборота или вовсе упали в ноль, — и сейчас они борются за существование. Тяжело приходится даже таким гигантам отрасли, как «Эксмо-АСТ»: рынку угрожает кризис неплатежей, издательские планы сокращаются. По просьбе Esquire Максим Мамлыга поговорил со всеми участниками процесса — издателями, владельцами «Фаланстера» и «Подписных изданий», представителями электронных площадок и литературными критиками — и узнал, как они пытаются перестроить работу и какое будущее ждет индустрию.



один из соучредителей книжного магазина «Фаланстер»

Борис Куприянов, один из соучредителей книжного магазина «Фаланстер»:

Как мы будем справляться с последствиями, не понятно потому, что еще ничего не закончилось, а когда закончится — неизвестно. Что касается наших перспектив, они тоже далеко не ясны. Оценить экономические потери сейчас практически невозможно, мы сейчас работаем, осуществляем доставку и вырабатываем примерно 15% от плана.

«Фаланстер» впервые открыл доставку. Действительно, большое количество наших читателей книги заказывают, и это очень приятно. Пока нельзя сказать, что дело идет гладко, это совершенно незнакомая для нас деятельность. Мы никогда не торговали через интернет, это было принципиальное решение. Мы предоставляем какую-то совершенно другую услугу нашим покупателям — они приходят и смотрят на книги, они выбирают эти книги, выбор книг для них важнее, чем возможность эти книги купить. Мы занялись доставкой не от хорошей жизни, а просто от неизбежности. Для нас это очень непривычный процесс, у нас нет сайта, по трудоемкости, по занятости сотрудников это примерно то же самое, что обычный рабочий день, но оборот значительно меньше. Я целый день провожу в машине и развожу книги. В отличие от большинства людей, которые сейчас только с собакой могут погулять на улице, я счастливый человек. Это достаточно серьезный труд — большое количество адресов, приезжаешь домой уставший. Но это усталость трудовая, правильная — не от безделья, а от серьезной работы.

Что касается будущего, во‑первых, книжный бизнес, если так можно его назвать, достаточно консервативный, достаточно долгий. Результаты того, что происходит сейчас, можно будет увидеть очень нескоро. Издательство выпускает книжку, потом поставляет книгу в магазины, затем получает деньги и так далее. Так вот, издательства деньги за книги, которые поставили магазинам в марте, апреле и мае, скорее всего, просто не получат. Читатель тоже заметит: что-то изменилось, во‑первых, потому, что очень мало книг появится за апрель-май; во‑вторых, издательства будут в таком положении, что книги будут выходить меньшими тиражами и они будут дороже стоить. Если все мы будем работать как прежде начиная с 1 июня, то дай бог к Новому году книжный рынок восстановится. Но будем ли мы работать как прежде после 1 июня — непонятно.

Фаланстер.jpg

Магазин «Фаланстер»

Непонятно также, как изменится гуманитарная составляющая нашего общества, как люди будут вести себя после пандемии. Мы не знаем, как люди читают сейчас — больше или меньше. По моим пессимистическим данным и по тому, что я вижу в Европе, люди читают меньше, очень быстро устают от чтения. Я только что читал обзор телевизионных перспектив. Они считают, что, несмотря на огромный рост сейчас, после конца пандемии у них будет серьезный спад, смотреть будут даже меньше, чем до пандемии. Люди устанут, отвыкнут, у них станет меньше времени. Люди, которые говорят, что знают о том, что будет после пандемии, — они либо не очень умные, либо шарлатаны. Мы не знаем, что будет завтра, а как повлияют социальные процессы, которые запущены за эти два месяца, на нас еще через несколько месяцев — не знает никто.

Посмотрим на такую простую ситуацию. Еще полгода назад мы все думали об образе будущего, гадали о том, что будет. Но кто мог представить еще полгода назад, что будущее будет таким? Что мы ментально можем попасть в Средневековье, имея кучу современных гаджетов, умея пользоваться кучей электронных сервисов, начиная от Zoom и заканчивая всем, чем угодно. Сейчас нет книг, которые описывают эти процессы, есть книги, которые только готовят почву для размышления, не более того.

Пока можно сказать, что «Фаланстер» как выглядел, так и будет выглядеть, доставку мы, конечно же, сохраним и сделаем нормальный, человеческий интернет-магазин. А из мер, что нужно сейчас принять, на мой взгляд, в первую очередь необходимо договориться с нашими арендодателями о льготах для них, чтобы мы могли быть освобождены от аренды. А со стороны городского правительства такой меры пока нет.


Сергей-Карпов.png

Сергей Карпов, сооснватель детского книжного магазина «Маршак»:

Наши продажи с начала апреля упали до нуля. Ну то есть буквально до нуля, почти месяц мы ничего не продавали, потому что магазин закрылся, а для онлайн-торговли мы были не готовы, потому что всегда придерживались того, что детские книги нужно выбирать руками, приходя в книжный, щупая их, нюхая — это все очень важно. Но в нынешних условиях, чтобы выжить, нам ничего не оставалось, кроме как перестроиться под новые условия. Через неделю после начала карантина мы стали активно работать над онлайн-магазином, параллельно пытаясь найти способ хоть как-то поддержать наше финансовое и моральное состояние. Мы все осознали, что огромное число родителей оказались запертыми дома вместе с детьми. Это очень здорово: наконец-то родители проводят много времени с ребенком, семейная идиллия и вот это все. Но так работает до тех пор, пока ты не понимаешь, что работу никто не отменял (даже Путин). При этом дети требуют всего твоего времени — это знает каждый родитель, поэтому мы придумали формат, который был бы полезен людям и смог бы немного поддержать нас деньгами: мы стали организовывать чтения детских книг вслух в стримах. Читали две недели, за это время больше 40 человек, самых разных, были в эфире и люди донатами накидали чуть больше 90 000 рублей — это наша месячная аренда с коммунальными платежами, и еще немного на май осталось. Это фантастика просто! Мы очень благодарны всем, кто нашел возможность поддержать нас. То есть в апреле мы не закрылись.

Маршак.png

Книжный магазин «Маршак»

На прошлой неделе мы запустили онлайн-магазин и теперь надеемся зарабатывать им, чтобы платить за аренду в мае. Также мы давно хотели делать какие-то полезные образовательные мероприятия для взрослых и детей одновременно, чтобы внутри семей помогать выстраивать взаимоотношения между людьми. Кризис — это страшно всегда, но еще это куча новых возможностей и точек роста, которые скрыты комфортным проживанием в нормальное время. В общем, не знаю, когда бы мы запустили это в других условиях, но с 1 мая у нас стартовал проект «Маршак в курсе» — это курсы для детей и родителей, которые объяснят, как жить в нашем несовершенном мире, не злиться и понимать друг друга. Начинаем с курсом о сексуальном образовании подростков и родителей, а также с курсом по тайм-менеджменту для детей и подростков.

Как долго это все продлится? Мы думаем о том, что до конца июня жизнь не восстановится в полном объеме докарантинного существования. То есть даже если снимут ограничения, люди еще долго будут возвращаться к привычной жизни. Также важно понимать, что за два-три месяца у многих могут выработаться новые пользовательские привычки и кто-то перестанет ходить в книжные. Поэтому сейчас, кажется, нужно дигитализировать максимально свою деятельность, чем мы и занимаемся активно. До конца 2020 года мы точно будем наблюдать спад продаж, потому что у людей просто стало меньше денег, второй и третьей волной еще догонит тех, кто сейчас себя чувствует сносно.

иванов.png

Михаил Иванов, совладелец книжного магазина «Подписные издания»:

У нас фактически был всего один день на подготовку к новой реальности. Перекроили графики, тех, кто в группе риска, отправили по домам, остальные стали работать в интернет-магазине. Оказалось, что трудозатрат в интернет-магазине значительно больше, чем в классическом офлайн-магазине. Живем дружно, выплатили всем полные зарплаты за март и выплачиваем за апрель. Мы потеряли по итогам марта 10% выручки. По итогам апреля — 70% выручки. Сейчас уже понятно, что лета не будет: обычно в августе к нам приходило до 1500 человек в день. Это был самый успешный месяц после декабря. Думаю, что по итогам года падение по компании будет в районе 20−25%. Но мы стараемся гасить все долги перед поставщиками, на рынке сейчас кризис неплатежей, издательства нужно беречь, без них нам нечего будет продавать, а многие крупные игроки относятся к ним как к чему-то само собой разумеющемуся.

Подписные-издания.png

Книжный магазин «Подписные издания»

Понятно, что книжный рынок откатится где-то на 5−7 лет назад. Помощи от государства как таковой нет, пока что одни обещания. Единственное — мы не платим сейчас налоги, потому что нам полагается отсрочка на полгода, то есть придется заплатить их позже. Издательства вообще не попали в список пострадавших отраслей — это трагедия. Видимо, спасать будут только «ЭКСМО». Держаться можно бесконечно долго — в вегетативном состоянии, без развития, увольняя людей, падая в сервисе и ассортименте, но какой в этом смысл? Лучше не работать никак, чем работать плохо. Поэтому где-то до конца июня продержимся, не теряя в качестве и не прощаясь с сотрудниками, которых у нас 45 человек. При этом мы смогли перестроить всю логистику, несмотря на «военное» время, добываем новинки быстро, запустили доставку за два-три часа по Петербургу, фактически быстрее всех игроков на рынке, переучили всех ребят на онлайн-специфику — в общем, мы справляемся, но очень скучаем по нашим прекрасным покупателям и общению.

Нам очень много пишут теплых слов, нас это, безусловно, вдохновляет. Плюс большинство покупателей теперь заказывают книги у нас в интернет-магазине, хотя зачастую у нас может быть дороже из-за неконтролируемого демпинга на рынке и из-за его монополизации. Мы продолжаем вести свой инстаграм с душой — так, как будто никакого вируса не существует. Не останавливаем просветительскую деятельность. Сейчас восстановили советский логотип 1950-х годов, сделали с ним сумки и дарим всем при покупке на нашем сайте podpisnie.ru. Пишем открытки нашим покупателям. Советуем книги по телефону и сейчас устанавливаем форму для консультирования на сайте. Скорее всего, сейчас издавать будут только то, что точно выстрелит. Рынок еще больше монополизируется. Зарабатывать все будут еще меньше. Без маленьких издательств, формирующих повестку книгоиздания России, мы попадем в руки людей, рассматривающих книгу только в качестве заработка, баланс будет нарушен, качество издаваемой литературы неизбежно упадет.

Котомин.png

Михаил Котомин, генеральный директор издательства AdMarginem:

Если считать в денежном выражении, то мы потеряли около 80% оборота. Думаю, что полное восстановление оборота займет не меньше года. Но есть и другие потери. Издательство — это грибница связей и контактов, у нас много фрилансеров или людей и организаций, от переводчиков, редакторов и дизайнеров до арендодателей и водителей, с которыми мы работали. Все эти связи сейчас распадаются, переорганизуются, а некоторые теряются безвозвратно. Плюс мы вынуждены отказываться от многих книжных проектов, сокращать портфель, отзывать предложения по правам. Так что потери еще — это и неизданные книги.

На самом деле кризис, связанный с пандемией, ускорил и катализировал те процессы, которые и так зрели. Переход торговли в онлайн, новые формы распространения (аудио- и электронные книги), распад старой книжной цепочки, включавшей в себя такие устоявшиеся понятия, как тираж, критик, выбор магазина, — все это уже менялось и мутировало. За счет новых технологий издатель становится сам себе критиком и магазином. Все это мы и так продумывали и пытались воплотить при работе над новым сайтом, который мы, слава богу, успели запустить заранее. Так что главная перестройка состояла в том, что мы все переключились на онлайн-работу. Редакция занялась сайтом и соцсетями, отдел распространения стал убыстренно учиться работать с маркетплейсами и логистикой интернет-продаж, координаторы проектов переключились на электронные книги, которые мы стали выпускать вперед будущих бумажных. Нас, безусловно, поддержали наши читатели. Мы стали получать больше благожелательных откликов на наши книги, чем раньше — когда по законам сетевого поведения считалось большей доблестью написать негативный отзыв, на нашем сайте растут продажи. Несколько раз про нас написали топовые блогер (ш)ы, за что им всем отдельное спасибо. Мы продолжаем эксперименты в своем журнале на сайте, стали пристальнее присматриваться к нашему портфелю, ведь мы сидим, говоря технократическим языком, на кладе контента — наших книгах. И мы учимся про них рассказывать. Иногда в необычных форматах: скоро запустим свой первый аудиоэксперимент — альманах «Поле». Ведь в кризис надо меняться, пробовать что-то новое.

Прогнозы в наше время занятие неблагодарное. Но каждый кризис способствует усложнению и развитию книжного дела. Так было и в 1998-м, и в 2008-м, и в 2014-м. Те, кто выживет, то есть будет готов к жизни, переменам, те станут заниматься книгами совсем по‑другому. Ясно, что электронные книги станут абсолютно параллельной индустрией и все будет выходить в цифре, но это не убьет бумагу, а, наоборот, добавит ей ценности. Правда, далеко не все, что издается в цифре сейчас, выйдет в физической форме. Бумагу надо будет «заслужить». Также очевидно, что все наработки в духе онлайн-продаж и продвижения, которые сейчас выдумывают и магазины, и издательства, останутся с нами навсегда. Даже когда закончится карантин.

Новиков.png

Олег Новиков, президент Издательской группы «Эксмо-Аст»:

В апреле объем продаж сократился на 70% по сравнению с прошлым годом. Книжные офлайн-магазины закрыты, и интернет-продажи не способны это компенсировать, так как традиционные книжные остаются основным каналом покупки книг для россиян. В данный момент сложно строить какие-либо прогнозы, так как пока не ясна глубина падения рынка. После кризиса 2008 года книжный рынок восстанавливался вплоть до 2015 года, когда мы впервые вышли на положительную динамику, в 2016 году увидев рост в тиражах. Все будет зависеть от восстановления покупательской способности и уровня доходов населения.

Кризис, вызванный пандемией коронавируса, вынуждает перестраивать бизнес даже те компании, которые работают по самой традиционной бизнес-модели. Холдинг «Эксмо-АСТ», насчитывающий более 2000 сотрудников, отреагировал на события в числе первых, настроив работу в удаленном режиме в достаточно сжатые сроки.

На фоне закрытых книжных общая эффективность работы при этом, конечно, снизилась. Большую часть новинок перенесли до момента открытия книжных на конец мая и июнь, что-то все-таки выпустили в бумаге, но рентабельности в таких проектах немного. До недавнего времени большинство книг появлялось в электронном формате в среднем лишь через месяц после выхода в бумаге. В новых условиях некоторые книжные премьеры перешли в онлайн-сервисы. Создаются и разрабатываются новые форматы онлайн-встреч авторов с читателями с интерактивной продажей новинок во время трансляций.

Мы не участвовали в разработке критериев для формирования перечня системообразующих предприятий (издательство «Эксмо» включено в список системообразующих предприятий, которые могут рассчитывать на государственную помощь в приоритетном порядке. — Esquire). Насколько я знаю, кроме нас в список включено издательство «Просвещение», также от книжной индустрии туда вошла и объединенная розничная сеть «Читай-город — Буквоед». Государственной поддержки пока нет, поэтому говорить о том, что включение в перечень как-то отразилось на нашей работе, не приходится. Сейчас поступает информация о возможности получения частичной компенсации процентов по кредитам на заработную плату, но это в любом случае кредиты, которые нужно будет отдавать. А мы теряем доходы, которые формируются через продажи в книжных магазинах. Сейчас мы наряду с другими участниками рынка предпринимаем огромные усилия для сохранения отрасли. «Эксмо-АСТ» представляет интересы более 5000 национальных авторов — это огромная ответственность. Диалог и взаимодействие с государством сегодня важны как никогда раньше. Признание роли книгоиздания со стороны власти дает надежду всем, кто работает в отрасли.

Сегодня в условиях кризиса налицо зависимость книжного рынка и книжного потребления от работы и доступности традиционных книжных магазинов. Это связано с тем, что книжный магазин, особенно в последние несколько лет, стал играть культурно-досуговую роль, особенно в регионах России, где существует дефицит библиотек современного европейского образца. Мы видим свою социальную ответственность в поддержке и инвестициях в федеральную книжную сеть, это позволит книгам остаться в структуре массового потребления контента.

Пока сложно делать какие-то прогнозы, но, очевидно, сохранится высокая динамика роста онлайн-продаж, цифровых и в особенности аудиокниг. Потребность в бумажных книгах, безусловно, сохранится, а книжные магазины останутся основным каналом коммуникации с читателем и будут приносить основную часть доходов.

Штейнман.png

Алла Штейнман, директор издательства «Фантом Пресс»:

Пока мы получили не все данные о продажах апреля, но даже по тем данным, которые уже есть, можно с уверенностью сказать, что за апрель наши доходы упали минимум на 70%, если сравнивать с мартом. Так как все офлайн-магазины закрыты, единственными местами продаж с конца марта остались только интернет-магазины, электронные и аудиоплощадки. Продажи интернет-магазинов и электронные продажи заметно выросли, но они не компенсируют офлайн-магазины. Не было отгрузок в регионы, поэтому пока все цифры продаж по Москве и Петербургу. По самым оптимистичным прогнозам, последствия мы будем ощущать до конца года, но, скорее всего, до лета 2021 года. Даже если офлайн-магазины начнут работать в июне, люди еще долго будут бояться ходить в общественные места, поэтому предположу, что привычная торговля восстановится в лучшем случае к зиме.

Мы успели сдать несколько книг в марте и сильно просчитались с тиражами: делали их из расчета, что жизнь восстановится через пару месяцев. Теперь несколько апрельских тиражей будем продавать год или даже дольше. Все книги, запланированные на апрель, передвинули на май, июнь, июль, урезав тиражи в 1,5−2 раза. В апреле нам с огромным трудом удалось отгрузить книги для онлайн-магазинов, так как у нас закрыт склад. Чтобы его открыть, приходится проделывать сложносочиненные танцы перед владельцами офисного здания. Но деньги за аренду они с нас берут исправно.

Мы поменяли очередность выхода книг: книги неизвестных авторов с неочевидными продажами мы передвинули на осень-зиму, поставив вперед книги авторов знакомых с уже имеющейся статистикой продаж. Если в начале года мы планировали издать в апреле три новые книги, в мае три и к фестивалю «Красная площадь» (один из самых крупных книжных фестивалей в России, в 2020 году должен был пройти 4−7 июня. — Esquire) четыре-пять, то сейчас придется ограничиться одной, максимум двумя новыми книгами в месяц, а летом, возможно, вообще притормозим выход новинок. Будем вынуждены сократить покупки зарубежных авторских прав. И не только по причине схлопнувшегося рынка и падения курса рубля, но из-за странного нежелания зарубежных агентов понять, что происходит. Они по‑прежнему требуют докризисных авансов, а некоторые даже настаивают на их увеличении. Видимо, многие агенты живут в параллельной реальности.

Знаю, что многие издатели начали издавать электронные книги до выпуска бумажных в надежде, что эти книги выйдут позже. Мы пока не решились на этот шаг — нас тревожит, что как только книга появится в электронном формате, на следующей же день она будет лежать на всех пиратских ресурсах, и нет уверенности, что через три-четыре месяца останется потребность в бумажной копии. Несмотря на стремительный рост электронных продаж, они все еще составляют очень незначительный процент в общем обороте издательства. И конечно же, при выпуске электронной книги раньше бумажной необходима рекламная поддержка электронных площадок, авторов, переводчиков, более массированная активность в соцсетях, чтобы привлечь внимание читателей к новой книге.

Мы оперативно перестроили работу с соцсетями, заметно увеличив их активность. Мы провели большую акцию в «Литрес» — 30 книг «Фантома» можно было получить бесплатно в течение апреля (мы говорим о книгах, уже вышедших на бумаге). MyBook сделали интервью со мной и Игорем Алюковым и отдельно выделили наши книги на сайте, что тоже привлекло внимание к издательству. Сейчас записываем подкасты для «Букмейта».

Думаю, что карантинная жизнь сильно изменит предпочтения в форматах чтения: будут расти электронные продажи, а бумажные падать. Очевидно, что продолжится рост онлайн-продаж, а многим офлайн-магазинам придется закрыться. Это меня очень печалит. Хотя я чаще всего читаю электронные книги, тем не менее поход в книжный магазин по‑прежнему для меня одно из самых приятных развлечений. Будет прискорбно, если любимые книжные не сумеют выстоять из-за этой напасти, их и так в России немного.

Прогнозы на будущее не утешительны. Уменьшится количество издаваемых книг, уменьшатся тиражи, цены на книги будут расти. Так как доходы населения будут стремительно таять, книг будут покупать еще меньше, чем до кризиса.

К сожалению, наша отрасль очень разобщенная и каждый выживает в одиночку. Одним из негативных проявлений кризиса будут неплатежи, многие дистрибьюторы не будут платить даже за проданные книги. Крупные игроки будут выкручивать руки, предлагая схемы платежей, удобные только им, но не издателям. Из-за задержек и сокращения платежей пострадают типографии, переводчики, редакторы и все участники издательского процесса. Большинство небольших издательств и книжных магазинов не имеют финансовых подушек, чтобы продержаться без регулярных платежей больше двух-трех месяцев, поэтому, к сожалению, многое в книжном пространстве будет схлопываться. Судя по всему, поддержки государства издателям ждать не приходится, разве что самые большие и богатые получат господдержку по чисто дарвинистскому принципу, а нам, независимым издателям и магазинам, придется выкручиваться в одиночку.

В общем-то кризисы в современной жизни дело привычное. Мы пережили кризисы 1998, 2008, 2014 годов, но те кризисы были сценарно понятные. Вначале все очень плохо, но был виден свет в конце туннеля. Обычно после тех кризисов через год-полтора мы набирали обороты и выходили на новый уровень. Те кризисы заставляли шевелиться, искать новые формы, развиваться самим. Нынешний кризис совсем иной: он все обнулил и создал такой уровень неопределенности и страхов, что предсказать наверняка, что будет на выходе, практически никто сейчас не может. Я очень надеюсь, что когда мы вернемся к привычной жизни и все вокруг начнет постепенно размораживаться, люди все-таки вернутся к старым привычкам и через год мы будем вспоминать этот вирусокризис, как невероятный челлендж.

юзефович.png

Галина Юзефович, критик, книжный обозреватель Meduza:

Мне сложно говорить за всех своих коллег по цеху — думаю, у всех жизнь на самоизоляции выглядит по‑разному. У меня она изменилась только в том смысле, что, как ни странно, не хватает времени на чтение — я читаю существенно меньше, чем привыкла и люблю, так что временами на меня накатывает просто лютая ломка. Кажется, что от самоизоляции времени должно стать больше, но на самом деле это не так. Несмотря на то что у меня чудесная семья и я счастлива проводить время с ними, чтение — занятие, во‑первых, одинокое, а во-вторых, требующее некоторой концентрации. А именно этих двух вещей постоянное пребывание с семьей не предполагает: постоянно кому-то что-то от тебя нужно, очень трудно полностью отгородиться от близких и просто побыть одной. На выходных была хорошая погода, и я в какой-то момент просто взяла термос с чаем и ушла во двор (он у нас закрытый), сидела на лавочке и читала. Провела там в одиночестве два с половиной часа, прочла свои двести страниц, вернулась довольная, как наркоман после дозы. Для меня это была фактически единственная возможность внутри самоизоляции еще больше самоизолироваться.

В остальном я не чувствую особой разницы — по крайней мере, в той части моей работы, которая касается книг. Я никогда не ходила ни в какую редакцию, очень мало взаимодействую с коллегами по «Медузе», только в режиме: сдал текст редактору, посмотрел, нужна ли какая-то правка, и все. Это всегда и так делалось онлайн, разумеется. Правда, сейчас у меня каждый день два-три ивента онлайн, иногда прямые эфиры, иногда конференции, книжные клубы, встречи по работе. Но это больше касается не литературно-критической части, а других моих ипостасей — преподавательской, публичной, благотворительной и так далее.

Надеюсь, когда карантин закончится, для меня почти все вернется на круги своя — не думаю, что захочу как-то радикально пересмотреть свою прежнюю жизнь под влиянием нового опыта. Преподавать, например, я точно буду офлайн. Но кое-что из нынешних практик мне бы, пожалуй, хотелось сохранить. Совещания и рабочие встречи онлайн занимают в миллион раз меньше времени и проходят гораздо эффективнее. Мне будет очень трудно самой себе объяснить, зачем мне, например, ехать на какое-то заседание кафедры, встречу с университетским начальством или еще что-нибудь в том же духе, когда все важные вопросы мы можем решить в зуме буквально за пятнадцать минут.

Идея акции #поддержим_книжников (Галина Юзефович, а затем и каждый желающий размещают под хештегом пост с рассказом об издательстве, книжном магазине, акции или инициативе, которым необходима поддержка. — Esquire) очевидным образом вытекает из трезвого понимания актуального состояния книжной индустрии. Мы все сегодня налетели на айсберг, книжная отрасль терпит крушение, и понятно, что в этой ситуации нет никакого разумного выбора, кроме солидарности. Я честно считаю, что литературная критика — это часть книжной индустрии в широком смысле слова, поэтому все, что я делаю, — это не поддержка чего-то внешнего и чужого, это поддержка самих себя. Я такая же утопающая, как и все мои коллеги-книжники, — если не будет новых книг, я лишусь работы и в общем-то профессионального смысла жизни. И я, к несчастью, очень хорошо помню, кому в нашей стране надлежит заниматься спасением утопающих, а потому готова задействовать под это весь имеющийся в моем распоряжении ресурс: свою аудиторию, свою страницу в фейсбуке и профессиональную репутацию. И честно — я не вижу в этом никакой специальной доблести, мне кажется, это не более чем естественная реакция.

Что касается промежуточных итогов, понятно, что только таким образом спасти индустрию нельзя. У меня нет иллюзии, что если я и дальше буду каждый день постить какие-то новости с хештегом #поддержим_книжников у себя на страничке, то скоро все станет хорошо. Нет, не станет. Но некоторые издательства и магазины говорят, что мои перепосты им реально помогают. Это тот случай, когда каждая копейка не будет лишней, а значит, если моя инициатива хоть как-то работает и приносит пусть мизерный, но результат, я буду продолжать начатое.

При этом я понимаю, что нам совершенно точно следует ждать потерь. Независимым книжным магазинам будет очень трудно выкарабкаться — особенно в провинции, где их маленькая стабильная аудитория внезапно и резко обеднела. Стоит ждать потерь и среди издательств, и, главное, среди выпускаемых книг — спрос упадет, а вместе с ним и тиражи, и количество наименований. Но я немножко на манер Айн Рэнд верю в предпринимательский дух и в то, что люди, которые уже единожды что-то осмысленное в книжной отрасли сделали, даже потерпев сейчас крах, через короткое время вернутся с новыми проектами и идеями. Иными словами, я думаю, что все будет хорошо — но просто не очень быстро. Так что давайте назовем мой прогноз взвешенным — да, мы многое потеряем, но отстроимся быстрее, чем кажется сегодня.

бояркина.png

Полина Бояркина, главный редактор книжного медиа «Прочтение»:

Моя работа как критика не изменилась, пожалуй, никак. Она всегда была удаленной, читать я тоже продолжаю примерно в том же количестве, больше не получается из-за работы, она на самоизоляции никуда не делась. Можно говорить об очевидной проблеме — задержке выхода некоторых книг, запланированных на весну. Закрывались типографии, не было возможности напечатать тиражи, а некоторые уже напечатанные невозможно было отправить в магазины. Для скорости большинство критиков работает с электронными изданиями, и я здесь не исключение. До ситуации, когда объем новых книг сократился настолько, что не из чего выбирать, мы, слава богу, не дошли и, я надеюсь, не дойдем.

Больше изменилась работа «Прочтения», в том числе в плане анонса выходящих новинок, — каждую неделю мы делаем несколько препринтов, в апреле с этим были трудности. Мы стараемся по возможности откликаться на текущую ситуацию, еще в начале карантина сделали материалы о том, чем можно развлечь себя в интернете, сидя дома, собрали сервисы с электронными и аудиокнигами, курсы, литературные тесты, книги, по которым сняты сериалы. Правда, очень быстро стали появляться мнения о том, что бесконечные рекомендации такого рода очень фрустрируют. Я понимаю, что многим людям может быть тяжело в этой ситуации и им совсем не хочется прыгать выше головы и непременно читать тонны книг и обучаться чему-то новому. С другой стороны, я подозреваю, что есть и такие — как, например, я, — для кого это не гонка за лучшей версией себя, но способ отвлечься от происходящего.

«Прочтение» — некоммерческий проект, и мы не испытываем сейчас финансовых трудностей в большей степени, чем обычно, в отличие от всего остального книжного мира, но мы стараемся рассказывать нашим читателям о том, что такая проблема существует. И магазинам, и издателям нужна поддержка: мы собрали на одной странице сайта и регулярно обновляем список разных акций, к каждой нашей статье добавляем строчку с информацией о том, где можно приобрести книги, о которых идет речь. Мы регулярно составляем дайджесты литературных онлайн-событий — сейчас это уже повальная практика, таких событий проходит больше, чем было в реале, и это тоже уже начинает немного утомлять (как и вообще общение в Zoom).

Мы, наконец, взялись за развитие блога в «Яндекс.Дзен», которое мы давно откладывали, а также активизировались в инстаграме. Мы устраивали чтения с нашими авторами малой прозы, получили хорошие отклики.

Очень трудно сейчас делать какие-то прогнозы, признаюсь честно, в периоды между выходами в магазин я иногда перестаю верить в существование мира за дверью, а уж тем более представлять, что будет в будущем. Я думаю, что нас ждет очень много разных текстов, художественных и нон-фикшен, о весне 2020 года, что-то уже начало появляться сейчас, для чего-то нужно будет время на осмысление и ресерч, потому что все меняется так быстро, что сложно предугадать, какими будут наши отношения с собой и внешним миром после окончания пандемии. Я очень хочу надеяться, что книжная индустрия понесет минимально возможные потери, хотя верится в это с трудом. Могут закрыться магазины, которые существовали только за счет заходивших к ним покупателей, наверное, после всего люди вообще станут на какое-то время меньше читать, потому что чтение — занятие не очень социальное, а именно социальной жизни многим из нас сейчас не хватает больше всего.

При этом есть вещь, которая всерьез заставляет меня задуматься — недавно мы выпустили очень сильный материал о том, как литературный мир Италии, страны больше всего пострадавшей от вируса, реагирует на пандемию. Лейтмотивом этого текста стала тема единства. Когда я прочитала его, то поняла, что те же самые вещи происходят сейчас и у нас, и, я подозреваю, во многих других странах, и я тоже ощутила это единение перед лицом очень страшной общей беды. Плохое, как известно, быстро забывается, и, возможно, мы очень скоро забудем обо всем, что переживали во время пандемии, даже если это были какие-то положительные и важные эмоции. А возможно, нет и именно это изменит нас. Я все же надеюсь на второе.

докучаев.png

Алексей Докучаев, директор по маркетингу Bookmate:

За время карантина у нас очень сильно выросло количество новых пользователей, но поскольку именно для них сервис был все это время бесплатным, говорить о финансовых плюсах пока явно рано. Что касается работы в период самоизоляции, для «Букмейта», как и для всей, насколько я понимаю, индустрии развлечений, эти два месяца оказались очень загруженными. Еще в самом начале карантина мы увидели резкое увеличение спроса на чтение и решили, что сейчас ровно тот момент, когда мы можем показать своей аудитории, что читать — это даже круче, чем смотреть сериалы или слушать музыку, показать, что в книжном мире постоянно происходит что-то интересное. Мы придумали кампанию, которая называется #сидичитай. В рамках этой кампании разные известные люди от Бориса Акунина до, например, Георгия Черданцева придумывали свои «карантинные» подборки книг, а их интервью выходили в нашем медиа Bookmate Journal; мы запустили проект Bookmate Originals Single — это переводы самой актуальной мировой публицистики, сейчас уже вышли тексты из The New York Times и The Guardian; мы провели в цифровом формате две громкие книжные премьеры: последней книги Эдуарда Лимонова, которую мы сделали вместе с издательством Individuum, и литературного сценария «Чума» Людмилы Улицкой. Такого рода проекты будут продолжаться, нам самим жутко интересно пытаться угадать настроение читателей и предлагать им то, чего хочется именно в этот момент.

Мы цифровой сервис, и для нас карантин как раз хороший повод посмотреть, как мы умеем работать в стрессовой ситуации, нагрузка очень большая, при этом все работают из дома — это непросто для всей команды, но результатами мы довольны. Мы перешли на удаленную работу в марте почти безболезненно благодаря накопленному опыту. Прошлой осенью мы переезжали в новый офис, и тогда первый блин был комом: все страдали от того, что команды работают в разных местах — кто в коворкинге, кто дома. Коммуникация была достаточно рваной. В этот раз сама ситуация не оставляла выхода, но все были готовы.

Нынешняя ситуация, и карантин, и экономический кризис, в котором мы находимся, на мой взгляд, показывает, насколько книги у нас недооценены как продукт. Если карантин продлится до июня, выживут только самые крупные игроки по всей производственной и торговой цепочке. То есть у всей книжной индустрии нет денег, чтобы прожить два месяца без выручки. Мне ужасно жалко, конечно, классные небольшие проекты и издательства и магазины, которых довольно много появилось за последние годы. Что касается будущего, мне, как ни странно, не кажется, что что-то принципиально изменится. Вероятно, и это было бы совсем неплохо, карантин станет катализатором тех процессов, которые и так происходили. Увеличение доли онлайн-продаж, рост аудитории цифровых книжных сервисов, резкий скачок прослушиваний аудиокниг — книжный рынок развивается в эти стороны уже несколько лет, просто во время пандемии эти вещи оказались еще более востребованными.

Анжело.png

Дарья Анжело, медиадиректор сервиса аудиокниг Storytel:

Работа в Storytel изначально устроена таким образом, что каждый член команды может работать удаленно. Но если раньше для обсуждения текущих проектов и задач мы встречались в основном в офисе, то с начала самоизоляции мы перенесли все встречи в Hangouts и увеличили их количество. Что оказалось очень полезно, и формат ежедневных общих встреч мы точно перенесем потом в офисную жизнь. За время карантина мы загрузили порядка 125 собственных новых проектов, то есть созданных именно в Storytel (не говоря про книги других издательств). Это новые выпуски наших текущих подкастов, новинки аудиосериалов, лекций, аудиокниг и совершенно новые подкасты, например медитации с Ириной Нельсон. Наш суперпроект — аудиосериал Бориса Акунина «Просто Маса».

Многие истории были записаны до начала карантина и находились на постпродакшене. Некоторые проекты пишутся на карантине — с помощью специального оборудования и последующей довольно сложной очистки звука.

В самом начале карантина мы увеличили бесплатный пробный период со стандартных 14 дней до 30, и это привлекло к нам довольно много новых подписчиков. Сколько из них останется с нами — вопрос. Мы стараемся сделать все, чтобы подписчикам с нами было комфортно и интересно: запускаем новые разнообразные истории, реагируем на запросы слушателей. Наш главный редактор, книжный блогер и известный переводчик Настя Завозова постоянно работает над подборками и ротацией контента, чтобы всегда было что захотеть послушать. Наш шеф-редактор, известный литературный критик Костя Мильчин регулярно ведет прямые эфиры в нашем инстаграме, рассказывая про разные любопытные и стоящие прослушивания книги. Но совершенно очевидно, что люди будут сокращать расходы, и это точно отразится на всех, и на нас тоже. Прогнозы делать рано, да и не хочется. Книжной индустрии сейчас очень непросто, мягко говоря. Но люди не перестанут ни писать, ни читать и слушать.

Источник: esquire.ru




Еще новости / Назад к новостям