Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

05.03.2021

Вадим Перевозников: «ПродаЛитЪ» – это дело всей жизни, и в этом ее смысл»

Вадим Юрьевич Перевозников, генеральный директор книготорговой компании «ПродаЛитЪ»

1 февраля книготорговой компании «ПродаЛитЪ» исполнилось 25 лет. Лидер Сибири и Дальнего Востока, одна из крупнейших книжных компаний России на протяжении всего пути неразрывно связана с именем Вадима Юрьевича Перевозникова. Сегодняшний герой журнала «Книжная индустрия» не только талантливый профессионал, выдающийся эксперт книготоргового бизнеса, но и удивительный человек. Он полон идей и готов делиться ими с друзьями, коллегами и любимым городом, которому отдал три четверти сознательной жизни.

Рубрику ведет Светлана Зорина, главный редактор журнала «Книжная индустрия».

Выбор профессии. История создания «ПродаЛита»

– Вадим, расскажи о своем детстве, семье. Кем ты мечтал стать?

– Наверное, самые яркие впечатления детства – это книги. Есть хорошая песня Высоцкого: «…значит, нужные книги ты в детстве читал». Я был «книжным» мальчиком, читал в кровати под одеялом с фонариком, проглатывал книги, читал взахлеб. Какое-то время был одним из самых активных среди читателей нашей районной детской библиотеки: брал пять толстых книг, через неделю две приносил прочитанными и брал следующие... Правда, из этих книг я сейчас мало что помню, но по-прежнему не могу заснуть до тех пор, пока не почитаю. Без чтения мой мозг отказывается засыпать. Очень большое влияние на меня, конечно, оказала моя мама, которая делала все возможное, чтобы развить во мне разностороннюю, креативную личность. Маме сейчас 85 лет, сорок из которых она отработала инженером-конструктором на военном авиазаводе.

С мамой Верой Львовной

С мамой Верой Львовной

– Почему выбрал исторический факультет Иркутского государственного университета?

– Я родился в Улан-Удэ, столице Бурятии, но так сложилось, что меня, гуманитария по складу ума, по окончании школы особо вдохновил исторический факультет Иркутского госуниверситета. Мне удалось поступить с первой попытки (факультет был популярным, даже сейчас помню, что конкурс того года был 5 человек на место), и сразу же после первого курса я оказался на этнографической практике, а потом и в археологической экспедиции, так что каждое лето студентом по 2–3 месяца проводил «в поле». При этом меня всегда интересовала мировая история, поэтому при выборе специализации остановился на изучении всемирной истории и, окончив университет с красным дипломом, был рекомендован моим научным руководителем «по причине склонности к научной деятельности» на кафедру общественных дисциплин (научного коммунизма) в Иркутский политех (сейчас ИРНИТУ) – выбор тогда был ограничен: вуз или школа (чаще сельская). Шел 1987 год, разгар перестройки, так что мой юношеский максимализм на семинарах для студентов в качестве ассистента кафедры обошелся для меня без негативных карьерных последствий, хотя я и поднимал не очень удобные вопросы, не до конца понимая тогда правила игры. И в 1989 году, опять же по согласованию с ректором института, меня направили целевым аспирантом в один из ведущих вузов Академии наук СССР, интеллектуальную кузницу для нашей научной элиты по общественно-политическим дисциплинам – Институт Востоковедения, который как раз за год-два до этого возглавлял будущий премьер-министр Е. М. Примаков. Так я оказался в Москве.

В начале 1990-х я стал не нужен своему вузу и вынужден был отправиться в свободном плавание. Конечно, по-прежнему занимаясь научной темой, собирал материал по спецхранам ИНИОН РАН, в РГБ и в библиотеке ИМЭМО РАН, но потом это перестало быть для меня интересным, потому что потеряло актуальность, и в 1993–1994-х годах я размышлял над тем, чем же мне заняться, чтобы не оказаться «лишним человеком», маргиналом в начавшейся структурной перестройке всей страны.

– И выбор пал на занятия книгами?

– 30 % всех своих доходов на тот момент я тратил на книги, посещая главную в 1990-х книжную барахолку столицы в с/к «Олимпийский». Да-да, тот самый легендарный «Олимпийский», где были представлены все новинки и где КамАЗ с томиками «Анжелики» мог быть продан за один день. Я очень любил фантастику, зачитывался первыми книгами издательства «Северо-Запад»… Вся эта атмосфера подвигла меня стать московским представителем иркутского предпринимателя, занимавшегося поставкой книг. Так и была создана компания «ПродаЛитЪ», т. е. сокращенное от «продажа литературы» с твердым знаком на манер старорусской вязи для солидности. Сейчас мы бы назвали придуманный Игорем Евгеньевичем Додоновым «ПродаЛитЪ» компанией-однодневкой без внятных активов, где я числился начальником отдела продаж и одновременно начальником отдела закупок.

В 1994–95 годах уже было понятно, что читатель насытился анжеликами, и легкие деньги из книжного бизнеса стали уходить в другие сферы. Но я увидел точки роста для нашей компании в нишах юридической, компьютерной и социально-экономической литературы, которая фактически отсутствовала в Иркутске в связи с распадом старой системы советского книгораспространения. К 1 февраля 1996 года мы расстались с моим компаньоном, и с этого момента началась официальная история компании «ПродаЛитЪ», штат которой насчитывал тогда семь человек, включая меня. Я всегда делал ставку на людей, с которыми работал, на близкое окружение. Сегодня шестеро из этих семи уже ушли на заслуженный отдых, отработав в «ПродаЛите» 15–20 лет. А я, как самый молодой в команде организаторов книжного дела в Иркутске, собираюсь до конца жизни заниматься тем, что мне нравится, – руководить нашей компанией, т. е. сохранять команду единомышленников, искать новые эффективные решения для стабильности и успешного развития книжной отрасли в регионе.

– Каким было завершающее XX век десятилетие для книжного рынка России?

– Думаю, 90-е годы были немного бесшабашными, риски были меньше, рынок стремительно рос. И кроме того, в те годы книга оставалась элементом престижа для многих. Еще не стерлось из памяти, что хорошая библиотека – это свидетельство успеха, и быть начитанным, образованным считалось хорошим реноме. Да и на книжном рынке оставалось очень много ниш, прежде закрытых советской цензурой, так что было куда расти, а любые кризисы позволяли быстро вернуть обороты и двигаться дальше. К тому же региональные книжники были малоинтересны криминальным сообществам с точки зрения крышевания: «Книги… ну что там можно заработать?». Так что нас сия чаша миновала, а отсутствие опеки государства тогда позволяло быстро развиваться. Единственное, мы все же немного запоздали с выходом на рынок своего региона, и получилось, что уже в самом начале пути «ПродаЛитЪ» столкнулся с жесткой конкуренцией со стороны тогдашней «Топ-книги».

«ПродаЛитЪ» – день сегодняшний

– Сегодня книготорговая фирма «ПродаЛитЪ» является крупнейшим оптово-розничным оператором на книжном рынке Восточной Сибири и входит в десятку самых больших региональных книжных предприятий России. Как выглядит компания на языке цифр?

– Нам удалось создать сплоченную команду, штат компании за четверть века вырос с 7 до 700 человек, мы достигли годового оборота в 1,5 млрд рублей и входим в тройку ведущих региональных книготорговых компаний, обслуживая на данный момент клиентов в 56 розничных магазинах.

– Фантастический рост!

–- В Сибири есть крупные города, где по разным причинам не сформировались сильные региональные сети книжных магазинов. Но в Иркутске все сложилось. Да, у нас изначально была грамотная команда, но прежде всего наша компания достигла успеха на благодатной почве: мы ощущали поддержку культурной, социально-исторической среды столицы Восточной Сибири, города с 360-летней историей, постоянные читатели тогда словно стали значительной частью нашего коллектива. Ощущение нужности и полезности помогало нам развиваться. Немного показательной статистики: в 90-м году один книжный в России приходился на 17 тыс. чел., для сравнения – в 2018-м уже на 47 тыс. чел.

Иркутск – город читающий. Сейчас здесь 21 книжный магазин компании «ПродаЛитЪ», а также 5 магазинов «Читай-города». Иркутск очень близок к европейским стандартам по количеству книжных магазинов на 1000 жителей и по площади книжной выкладки. На 20 тыс. населения приходится один книжный, на 620 тыс. населения – 11 500 тыс. квадратных метров площадей книжного пространства. Наши мегаполисы таких показателей не имеют, а если сравнить Иркутск с миллионниками Красноярском или Омском, выяснится, что на душу населения мы продаем больше книг. Так что наш рост – это не только заслуга коллектива. Мы были своевременны, востребованы, это и позволило нашей компании развиться.

– В нулевые была «Топ-книга», сегодня – федеральная сеть «Читай-город – Буквоед». Насколько серьезно давление конкурентов на «ПродаЛитЪ»?

– Конечно, мы росли не в тепличных условиях. В 2001 году к нам в регион сразу 9 магазинами (купив сеть «Иркутск-печать») зашла «Топ-книга». А когда появляется крупный игрок с более продвинутыми технологиями и пытается «зачистить поляну», это всегда жестко, в том числе и в плане демпинга. Как очень крупный агрегатор, «Топ-книга» выбивала для себя дополнительные преференции. Ее скидка в ряде издательств доходила до 40 % от оптовых цен, а наша составляла лишь 15 %. Причем те издательства, которые давали невероятную скидку «Топ-книге», убеждали нас, что 15 % – это очень круто. Я думал: «Как классно, такая скидка!» – и мы сотрудничали с ними до тех пор, пока не обнаружили, что в иркутской «Литере» книги этих издательств в розницу продаются по цене нашей поставки… Я считаю, что в регионе главной целью экспансии «Топ-книги» был «ПродаЛитЪ» и его целевая аудитория. Но тогда нам удалось отстоять свое право на жизнь. Мы выжили, пока выживали, научились работать эффективнее.

Нынешняя конкуренция с сетью «Читай-город» более прозрачна, это игра по правилам во многом благодаря О. Е. Новикову – бизнесмену с большой буквы, который собрал хорошую команду и поставил ей грамотные задачи. Понятно, что федеральной сети интересен Иркутск как город с исторически развитой книжной культурой. Некоторые магазины под вывеской «Читай-город» открывались рядом с продалитовскими, чтобы заработать на нашем трафике. Даже за последние полгода появились еще две такие точки «Читай-города» – в Иркутске и Ангарске. Отчасти в этом присутствует «каннибализм» (разделение в одной локации покупательского трафика), но это нормально… конкурентная среда.

Полный текст интервью опубликован в журнале «Книжная индустрия», № 2, март, 2021. Вы можете оформить подписку на журнал по ссылке.



Еще новости / Назад к новостям