Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

17.11.2019

Архангельский, Басинский и Быков поспорили о ремесле и искусстве

«Поэт променял золотую лиру свою на скрипучее перо журналиста», - укоряли Пушкина современники. Имеет ли смысл такое резкое противопоставление в наши дни? Когда каждый владелец аккаунта в соцсетях может стать и писателем, и журналистом, а элегантное «постправда», кажется, окончательно вытеснило грубое «недостоверная информация»?

На непраздный вопрос в рамках общественного потока Форума в актовом зале Экономического факультета (что можно счесть символическим совпадением) при большом стечении народа искали ответы люди, кое-что понимающие и в журналистике, и в литературе - писатели, журналисты и преподаватели Александр Архангельский, Павел Басинский, Дмитрий Быков, а также «примкнувшие к ним» писатель Алексей Варламов («в миру» - ректор Литинститута) и Михаил Визель - не только шеф-редактор «Года Литературы», но и действующий переводчик художественной литературы. Вела разговор Ядвига Юферова - заместитель главного редактора «Российской газеты» и член Литературной академии, т.е. жюри «Большой книги». Что тоже не случайно: «Российская газета» выступила организатором дискуссии, чья тема была озаглавлена в программе «Журналистика как литература».

Дмитрий Быков начал с резкого заявления, что есть темы, которые слишком важны и слишком страшны, чтобы писать о них «красиво» - они заслуживают серьезного и честного, досконального журналистского разбора. И привел в качестве отрицательного примера роман Сергея Самсонова «Держаться за землю», посвященный вооруженному противостоянию на Донбассе. Впрочем, о документальном романе Прилепина «Некоторые не попадут в ад», про который уж никак не скажешь, что он написан умозрительно, Быков говорить отказался еще более решительно. На что Алексей Варламов не без сарказма заметил, что Быков и Прилепин могут не переносить друга друга, но их книги выходят в одной и той же редакции АСТ - Редакции Елены Шубиной, и это замечательно: так и должно быть в литературе, что художественное превалирует над политическим - чего, естественно, не может быть в журналистике.

А как ректор Литинститута он убежден, что литературное образование необходимо и журналистам, и писателям - а как именно будет использован навык работы с текстом, будет зависеть от конкретной ситуации.

Александр Архангельский согласился с Быковым, что в наше время в общественном пространстве возникают темы, которые слишком фантастичны, слишком литературны, чтобы быть использованными в художественной литературе (и без как раз подоспевшего ужасного примера с доцентом Соколовым обойтись тут невозможно). Но обратил внимание, что границы между тремя способами обращения с информацией - литература, журналистика и пиар - стали очень зыбки, и определить, где что, "на краях" теперь очень непросто.

Михаил Визель, опираясь на свой опыт повседневной работы, журналистской и литературной, обратил внимание на произошедшую инверсию: журналистские заметки, писавшиеся как однодневные (о чем и говорит сам корень jour в слове «журналистика»), с развитием интернета оказываются вмурованы в виртуальную вечность, а художественные книги, пишущиеся в расчете на вечность, из-за огромного перепроизводства исчезают из продажи уже через год-полтора.

Павел Басинский призвал современных начинающих сочинителей не отгораживаться от самых печальных и даже шокирующих проявлений актуальности: Достоевский ходил на процесс по делу Нечаева и написал «Бесов». Но, признал автор документальных романов про Толстого и Горького, в отличие от времен Достоевского, сейчас эти шокирующие факты сменяют друг друга с еще более шокирующей быстротой, и как с этим быть - пока непонятно. С чем в той или иной форме согласились все участники разговора.

На правах модератора, а также отвечая на вопросы из зала о цензуре, об идеологии, о падении уровня компетентности журналистов, разговор подытожила Ядвига Юферова: «Журналист пишет то, что знает, а писатель - то, что думает».

Источник: rg.ru




Еще новости / Назад к новостям