Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

14.11.2012

Литрес: «по большому счету, мы представляем рынок»

Далеко не всегда общение с руководителями компаний, представляющих рынок электронных книг, или их владельцами, превращается в публичное интервью. Даже когда встреча состоялась в расчете на публикацию. Связано это со многими причинами. Иногда, разговор просто не получается или в итоге не содержит полезной информации. 

Встреча с генеральным директором компании «Литрес» Сергеем Анурьевым получилась короткой, но крайне информативной и динамичной. Наша беседа прошла в течение всего одного часа, а подготовка текста заняла более одной недели или в пересчете на рабочее время – примерно 11 часов. Но всё равно, перед публикацией пришлось часть текста сократить, для лучшего восприятия. 

К встрече мы готовились заранее. Хотели поговорить, как бы «без галстука», неофициально. Разговор, напротив, оказался настолько серьезным и в то же время непринужденным, что за час мы все-таки устали друг от друга, а сказать хотелось еще больше. 

Все вопросы поделены на несколько частей: компания, книги, контент, пираты и авторское право, премия «Электронная буква» и наконец, частный вопрос. 

Мы знакомы с Сергеем Анурьевым с 2009 года, а с компанией «Литрес» еще дольше. Было интересно узнать современную точку зрения компании и поговорить серьезно, в то же время непринужденно на такие темы, которые довольно часто возникают в нашем проекте, в комментариях, на форуме и вообще в Интернете. 

Обо всем спросить невозможно. Но с нашей точки зрения будет достаточно информации, чтобы было над чем подумать и пересмотреть еще и собственное мнение. 

«Литрес» стал серьезным бизнесом. В 2012 году, в эти дни, празднует свое семилетие. От всего сердца поздравляем компанию и её сотрудников с этой датой и предлагаем вашему вниманию интервью с ее руководителем. 

— Компания «Литрес» заинтересована в развитии рынка и в популяризации чтения. Основной доход компании приносит, продажа текстового контента. Компания существует 7 лет и за это время очень многое изменилось. Вопрос не столько о бизнесе, сколько о миссии «Литрес» на современном рынке электронных книг. Как и в чем, с точки зрения компании, можно выразить и продемонстрировать интерес к рынку? Изменились ли приоритеты?

— В момент образования «Литрес» на самом деле появились сразу две компании: одну возглавил Алексей Кузьмин, другую – Олег Новиков. 

Перед Кузьмиными Ко. стояла задача обеспечить переход от исторических интернет-библиотек к ресурсам легального распространения электронных книг. Они и до этого занимались электронными книгами. Кстати, Алексей после ухода из «Литрес» продолжил заниматься различными проектами, которые, так или иначе, связаны с электронными книгами. 

Олег Новиков представлял интересы издательства «Эксмо», у которого есть базовый продукт – бумажные книги. 

Мы пришли к необходимости развития направления электронных книг, так как увидели очевидные тренды, и поняли, что необходимо формировать альтернативное предложение, которое должно было стать интересным для людей, которые хотят читать книги на различных устройствах. Эти люди, по какой-то своей причине перестали носить с собой бумажные книги или стали реже читать. Мы ориентировались в первую очередь на людей, которые уже начали использовать электронные устройства. 

На каком-то этапе две концепции объединились вместе. Сейчас роль «Литрес» мне представляется, как создание удобного сервиса по обеспечению потребителей качественным контентом. И в этом определении уже существуют люди, которые только еще переходят от одного вида носителей к другому типу. Условно говоря, к чтению без физического носителя. Мы считаем, что для таких людей должен существовать качественный ресурс, обеспечивающий сервисом и контентом. Если раньше человек слушал аудиокниги и сталкивался с различными трудностями, то сегодня эта проблема легко решается при помощи специальных программ, устройств и приложений. С электронными книгами примерно так же. Все создается для того, чтобы люди могли прийти к нам за качественным наполнением, получили доступ к контенту через современные носители информации и девайсы. 

— За 7 лет существования «Литрес» – кто остался в компании, и какова судьба остальных? 

— Со стороны «Эксмо» остались все. С другой стороны ушел Алексей Кузьмин, какое-то время он занимался проектом «ФИПР» – это единая база данных по копирайту. Потом работал в «Библио-Глобусе» (прим. ред.: «книжный торговый дом»). Сейчас опять занялся реализацией личных проектов. Ушел Олег Колесников, но при этом у нас сохраняются довольно плотные деловые отношения. Остался Дмитрий Грибов, он является техническим директором «Литрес» и одним из ключевых руководителей компании. Андрей Барановский также продолжает работать в компании. 

— При подготовке к этому разговору я пересмотрел множество твоих последних интервью, в том числе в проекте «СЕО Пульт» и мне показалось, что людей больше всего интересуют ваши деньги. Хотя вы не являетесь финансовой организацией и вроде вопросы должны звучать иначе. Почему у интервьюеров такой интерес именно к деньгам? — Во-первых – это бизнес. Его делают ради денег. 

Во-вторых – целевая группа проекта «СЕО Пульт» – это люди, которые зарабатывают на идеях. Им конечно интересно, сколько электронные книги могут приносить прибыли? Это, кажется, очень простой задачей – создать сайт, выложить книги. И, конечно, их интересует, сколько на этом можно заработать? 

По большому счету, мы представляем рынок. Для тех, кто представляет авторов и различные издательства – это тоже интересно, в какую сторону движется рынок. Для нас важно доносить эти результаты, чтобы не ходить каждый раз и каждому отдельно рассказывать о современном рынке и перспективах заработка: —«мы поможем Вам заработать денег». Поэтому и предоставляем цифры, сколько в прошлом году заработали и сколько в этом. Рассказываем, какие планы на будущее и что будем развивать, чтобы увеличить прибыльность компании. Это очень важно, особенно для региональных издательств. И для них – это очень важные посылы. На их основе они самостоятельно могут прикинуть свои доходы от работы с электронной книгой и сотрудничества с нами. 

То есть, мы с помощью ответа на такие вопросы и решаем свои собственные задачи. Поэтому и стараемся быть конкретными, доводить всю информацию в форме цифр и денег. Естественно, очень сложно продвигать идеи без денег. Мы по-прежнему находимся на ранней стадии коммуникации с издательствами и авторами. Мы каждый раз вынуждены доносить до них главную мысль, что с нами можно зарабатывать деньги. Пока бизнес не называет цифр, никто реально не понимает объемов и своего потенциала заработка от работы на этом рынке. Мы считаем такую открытость важным шагом. 

— Какие типы продаж «Литрес» использует сейчас в своем арсенале? 

— Почти все и по-другому сказать сложно. Сейчас большой поток идет от продажи каждой книги отдельно (pay per download). Мы запустили проект MyBook.ru, который работает по модели подписки. У нас есть ряд партнеров в этом направлении: «МТС», «Связной» и множество других крупных игроков. Далее рекламная модель, и, соответственно, партнеры, которые также работают по этой модели. К моделям следует добавить еще и каналы распространения. Очень перспективен в этом ряду мобильный канал. Есть веб проекты. Есть работающая схема продаж в магазине. Продаем оборудование для продажи книг. Работаем с библиотеками. Все это в разной степени автоматизировано и приоритетно для нас. 

 — Устройство Litres: Touch – это успешное устройство или только эксперимент? 

— Пока это эксперимент, но долгосрочный. Мы хотели понять, как рынок выглядит изнутри. Понять еще один фактор успеха. Также мы хотели создать клиентский интерфейс, который бы помогал продавать книги. Мы сталкивались с производителями устройств, и с ними не получался диалог. Мы предлагали продавать через устройства наши электронные книги, а они считают, что контент не способствует увеличению продаж гаджетов. Тогда мы и решили самостоятельно попробовать реализовать этот проект. Сейчас, с точки зрения клиентского интерфейса мы достигли определенного успеха. Следующий шаг – создание интерфейса для работы в библиотеке. Потом будем масштабировать, оценим результат. И для нас это долгосрочный проект. 

— А есть ли у компании «Литрес» желание выйти за рамки Интернет? То есть распространить свое присутствие не в логической, а физической форме. Например, создать сеть кафе, в котором кроме кофе можно было бы купить книги в любой форме. Присмотреться к устройствам для чтения, или почитать с одного из таких устройств во время отдыха. Возможно, получить просто информацию о литературе, авторах и рынке электронных книг. Насколько подобное интересно? 

— О конкретно такой модели мы не думали. У нас есть направление деятельности по увеличению охвата консервативной аудитории, которая ходит в обычные книжные магазины и про электронную книгу ничего не слышали. На таких людей мы, прежде всего, нацеливаем наши мобильные приложения и устройство Litres: Touch. Человек, приобретающий наше устройство, получает доступ к магазину е-книг и удобному сервису, происходит переход от консервативного потребления книги в русло использования электронной книги. Сейчас мы работаем с «Буквоед», это можно назвать копией модели бизнеса Barnes & Noble: ридер + интегрированный магазин электронных книг. Это еще не так красиво сделано, но первые шаги есть. Это образец нашего стремления выйти на консервативных покупателей книг, дать им новый способ читать. Аналогично это происходит через мобильные приложения. У людей есть смартфоны, и они ими активно пользуются, и приложения способствуют тому, чтобы сделать первый шаг к чтению электронных книг. 

А создание, условно говоря, кафе или магазинов, несколько противоречит нашему варианту бизнеса. Мы, наоборот, стараемся обеспечить наших потребителей альтернативными решениями, не привязанными к каким-то зданиям, складам, запасам книг…. 

— Теперь вопросы непосредственно о контенте. Основной бизнес «Литрес» сконцентрирован вокруг книг. Это текстовые варианты или аудиокниги. А люди вообще читают? Может пора заняться каким-то дополнительным бизнесом? Например, распространением видеоконтента, подкастов или что-то еще. 

— Подкасты, скорее всего, нет. Видеоконтент – это интересная вещь, но мне кажется, в этой области рынок уже поделен. Все ограничивается ассортиментом, причем легальным. Отслеживаю различные онлайн проекты по распространению ТВ контента и не вижу ничего сладкого в этом. Люди много вкладывают, но потребитель вынужден пользоваться одновременно множеством сервисов, чтобы найти необходимое. В одном проекте можно посмотреть передачи или сериалы «ТНТ» (прим. ред.: телевизионный канал «ТНТ»), или «Comedy Club». На других ресурсах ассортимент будет иным, например, передачи «Уральские пельмени». Для потребителя это «плохой сигнал». Он вынужден пользоваться различными источниками. Для бизнеса это плохо, так как нет перспектив, чтобы развивать подобные сервисы разрозненно. То есть, чтобы потребитель получил множество различного видеоконтента с единой системой оплаты, «Литрес» понадобится идти в различные разобщенные студии и договариваться с каждым отдельно. И, скорее всего, все наши попытки не увенчаются успехом из-за эксклюзивных контрактов этих студий с телевизионными каналами и онлайн проектами. Это скорее догадка. Пока этим вопросом вплотную не занимался. Даже собрать контент на одной площадке из разных студий мне будет сложно за короткое время, а делать посредственное предложение подобного сервиса нашей компании неинтересно. У нас уже был видеоконтент, но этот вопрос мы закрыли. Если возобновим это направление, то в партнерстве с кем-то, не самостоятельно. 

— Компания «Видеосервис» одна из крупнейших дистрибьютеров на рынке легального видео. Они давно сотрудничают со студиями Columbia Pictures, Disney и так далее. В то же время у них есть электронные носители под брендом Perfeo. И, казалось бы, они могут продавать контент в электронном виде… 

— …боюсь, что у них нет прав для распространения контента в цифровом виде. Возможно, все права ограничиваются физическими носителями, а права на перевод выкупают эти иностранные студии. Это сам по себе огромный рынок и для нас там счастья нет. 

— В одном недавнем интервью с Джеффом Безосом была фраза, что их «потребители читают по четыре книги в месяц и не ограничивают себя на электронных версиях». Есть ли у Вас статистика, что читают люди и как долго? Есть ли у Вас такой механизм? 

— Продавая книги на сайте «Литрес», мы не видим дальнейшей их судьбы. Единственный вариант, когда мы продаем контент в мобильных приложениях. Здесь мы можем наблюдать за тем, сколько человек читает или слушает, но статистику мы пока не собираем. По модели «подписка» видим, что в среднем человек читает 30 минут в день. Это хорошая цифра, можно сказать даже круто! Статистика Amazon, думаю, что четыре книги — это статистика покупок, а не чтения. Такое количество книг читают единицы. Это слишком круто! У нас человек в среднем покупает 1,5 книги в месяц. 

— Часть аналитиков считает, что популярность электронных книг ведет к снижению интереса к бумажным вариантам продаж. Если одно связано с другим, то, как растет кривая популярности чтения как такового? 

— Скорее всего, растет. Думаю, что аналитики видят только часть общей картины. Может быть, они считают, что люди стали меньше покупать и как следствие стали меньше читать. Даже те, кто делает опросы типа «сколько времени Вы проводите за чтением?», вероятно, количество времени потраченного на книгу в результате сокращается. И это не совсем верно. Люди пользуются Интернетом, а там, в основном текстовая информация, значит, читают, только несколько иную информацию. Люди стали много получать «попутной информации» в виде чтения. 

Другое дело – есть ли между различными вариантами точное определение термина «чтение». Что в одном случае учитывается, а в другом нет? 

Люди читают и это скорее растущий способ времяпрепровождения. Интерес перетекает от бумаги к электронной книге, но проблема в том, что при переходе на другой способ чтения люди теряются. В основном из-за того, что бесплатную бумажную книгу получить сложно (надо идти в библиотеку и пр.), а в виде файла – проще. Поэтому при перетоке рождается два ручейка – легальный и пиратский. 

Сейчас мы видим снижение тиражей бумажных книг. Но это снижение нельзя однозначно трактовать как сокращение чтения. Невыпущенный тираж бумажной книги, во-первых, мог быть продан в виде лицензионной электронной книги, а, во-вторых, скачан в виде пиратской. Если сложить тираж бумажной книги, тираж лицензионной книги и количество скаченный и прочитанных пиратских копий книги, то в итоге мы можем увидеть, что полученный таким образом совокупный тираж растет. Что можем говорить о росте чтения как такового. 

— Поговорим о контенте. Мнение о компании «Литрес», в большей части, субъективно. Массовому рынку кажется, что компания просто берет файл, выкладывает его в Интернет и на этом зарабатывает. Отсюда и раздражение: «какое право имеет «Литрес», чтобы так зарабатывать»!? Какова производственная цепочка, прежде чем контент попадет в продажу на сайте «Литрес»? С моей профессиональной точки зрения – это трудоемкий процесс. Очень много сил должно уходить на заключение договоров между издательствами, авторами и их книгами. 

— Да. Процесс длительный и трудоемкий. Снаружи это не видно. 

К нам очень редко с инициативой о продаже электронной книги обращаются сами издатели. Как правило, эту инициативу проявляем мы. Поэтому самый первый для нас процесс – получить книгу, право на публикацию. Для этого мы много времени проводим в переговорах с правообладателями. Еще сложнее – инициировать общение! С некоторыми издательствами мы работаем по полгода и дольше. Есть издательства, с которыми мы общаемся уже более 2 лет, и у них нет понимания, что книгу можно и нужно выложить в сеть. Мы общаемся на выставках, звоним, пишем, встречаемся лично. Также на другой стороне, происходят внутренние процессы согласования, и иногда диалог заканчивается ничем. 

Когда появляется договоренность, начинается следующая стадия – определение того, есть ли права на распространение книги в электронном виде у самих издательств или нет. То есть, издательства, заручившись нашей заинтересованностью, начинают заниматься определением наличия прав. 

— То есть, наличие бумажной книги не значит, что существуют у издательств права на публикацию в электронном виде? 

— Да, бумажная книга для нас еще ничего не значит. Нам приходится инициировать другой процесс – получение прав на электронный носитель. 

После этого идет подготовка файла. Мы не скачиваем готовые электронные книги из различных источников. Мы берем книгу у правообладателя. Зачастую это… 

— …немножко опережаешь мои вопросы. Кто и как занимается подготовкой контента в «Литрес»? 

— Мы получаем от издателя PDF, как правило. Для нас это самый плохой вариант. Его еще нужно обрабатывать. Нам приходится распознавать текст, корректировать, редактировать, приводить книги к нашим стандартам качества. 

Бывает, нам дают готовые файлы, созданные в программах для верстки. Это самый удачный вариант. Мы можем довольно быстро сделать электронную книгу, за исключением тех случаев, когда много таблиц, иллюстраций. 

Для подготовки книг у нас есть специальная редакторская структура, которая состоит из коллектива внештатных сотрудников. В общем, около 20 человек занимается подготовкой книг. Ежемесячно мы готовим более 1200 книг. Если мы получаем от партнеров книги в готовом виде, то до 2000 книг в месяц. Некоторые файлы мы не конвертируем, а выкладываем в формате PDF. Это часто применяется для книг, которые мы первоначально оцениваем как узконишевые, то есть с малым спросом. Иногда иное представление, нежели в PDF, может навредить книге. Это часто соответствует научной литературе или бизнес-изданиям с большим количеством сложных таблиц и диаграмм. 

Подготовка книги к продаже – это дорогостоящий процесс. 

— Первые электронные книги стоили значительно дешевле бумажных. В тот момент проглядывалась явная выгода. Почему сейчас нет такой разницы? Есть ли вообще ценовая политика у «Литрес»? 

— Да. Недорогие книги есть. Мы также недорого продаем отдельные повести и рассказы. Сейчас мы ориентируемся на стоимость в 40-50% от цены бумажной книги. Например, популярная сейчас книга «Пятьдесят оттенков серого» у нас стоит 149 рублей, а в бумажном виде даже в Интернет-магазинах она обойдется как минимум в 271 рубль. 

— В связи с этим, как объяснить людям, почему классика у вас стоит денег? У меня есть свои теории, например, книгу выложили, а о её цене забыли. Она не подпадает под какие-то акции, скидки и так далее. Это вообще, очень частый вопрос и повод для конфликта между вами, как представителями легального контента и читателями, которые откровенно симпатизируют пиратскому способу распространения контента. Люди считают, что вы обязаны выкладывать классику только бесплатно! Я помню твое отношение к этому вопросу несколько лет назад, как изменилось сейчас твоё ощущение этого вопроса? 

— Да, мы продаем классику за деньги. Но это неправильное слово. Неправильное определение. Есть классика, которая не является общедоступной и свободной от авторских прав, хотя так кажется со стороны. Есть книги, за которые «Литрес» платит процент правообладателям, например, книги Теодора Драйзера не могут раздаваться бесплатно. «Литрес» платит переводчикам, владельцам прав. Нельзя раздавать «Маленького Принца», хотя произведение кажется уже общедоступной классикой. 

Отечественная классика продается за деньги, потому что «Литрес» – это сервис, который сам по себе стоит денег. Люди, обслуживающие весь этот механизм, стоят денег. Сам ресурс и его развитие также стоит денег. 

Мы считаем, что мы не продаем классику, мы продаем общий сервис. Некоторые книги можно читать бесплатно в мобильных приложениях. Покупая книгу, человек получает все, за что мы сами платим. Цены на книги Льва Толстого начинаются с 10 рублей и это не так дорого за наш сервис. 

Классика – это большая территория и довольно спорная. Мы это пониманием. У нас есть сервис «по подписке» – там можно всю классику читать бесплатно! Это тоже надо учитывать. Также мы думаем сделать классику бесплатной для лояльного пользователя litres.ru 

— Бытует мнение, что за электронные версии книг вообще платить не надо, в то же время такого мнения о бумажных книгах нет. Почему? 

— Есть сервисы Dropbox или iCloud, а за что там берут деньги? Они ведь не дают пользователям флешку. 

В этой связи, электронная книга вообще могла быть дороже бумажного носителя. 

Не нужно идти в магазин, не нужно складировать множество томов. Полки и те покупать не нужно! Никто не прольет на книгу кофе, страницу не вырвет. А потом не нужно думать о том, куда и как утилизировать ненужную книгу. 

Когда осознание стоимости владения бумажными книгами доходит до понимания, рождается желание приобретать электронные книги. 

Почему книги Льва Толстого в разных магазинах или в разных изданиях стоят по-разному!? Что продается – бумага? А тогда почему на этой же бумаге произведения Мураками стоят совершенно других денег? Не может же одинаковая бумага стоить дешевле или дороже! 

Ценообразование не исходит из стоимости бумаги или типографии. Это не единственный фактор, Например, целевая аудитория тоже является фактором ценообразования. И таких факторов много. 

— Книги – это бизнес. Тут я с тобой полностью согласен. А в эпоху коммерческой выгоды от книг – возможно ли существование бесплатных библиотек? То есть, кто-то платит за существование библиотеки и книг, а кто-то бесплатно пользуется этим. Возможно ли появление таких бесплатных частных библиотек? Здесь ведь получается парадокс, ибо такая библиотека автоматически становится пиратской. А можно ли в этой схеме существовать полному электронному аналогу? 

— Существование бесплатных библиотек в советское время оплачивало государство. Сегодня количество библиотек заметно сократилось. В некоторых зарубежных странах такая форма существования довольно успешна. Иногда библиотека бесплатна, иногда за условные деньги, но кто-то все равно за все платит. 

Совсем бесплатных библиотек быть не может. Есть проекты, типа «Gutenberg.org» и они кем-то и явно финансируются. Это небольшие деньги, чтобы поддерживать проект на каком-то оптимальном уровне. Есть возможность работы за рекламные деньги. Это может работать даже для охраняемых авторским правом книг . Есть варианты косвенных продаж: просить людей оплатить столько, сколько он сам хочет отдать за книгу. Ничего невозможного в этом нет. 

— Тогда где грань понятия легальности и пиратства? 

— Очень простая – если есть контракт с автором. Еще это зависит от целей. Если передача контента частная, а не массовая, ничего страшного в этом нет до тех пор, пока обмен книгами не превышает единичные объемы распространения. Тут главное правильно понимать термин «распространение и использование в личных целях». Если книга распространяется тысячными копиями, можно уже не спорить, грань пройдена. Грань хоть и тонкая, то в некоторых случаях очевидная. Например, публичный доступ – это уже не частное использование. 

— Скажем, новости это информация. Некоторые считают, что книга и есть информация, а не произведение автора. Информация должна быть свободной и люди хотят книгу приравнять к информации, чтобы она стала свободной и если бесплатна, то и доступной. Недавно был наглядный пример, что так ничего не работает, а все происходит иначе. Например, читатель не может взять бесплатную книгу в Amazon, не имея кредитной карты с американским биллингом. И распространение книги, даже бесплатной, ограничено территориально. В это же время на Youtube появляется фильм «Невинность мусульман» и распространение этого видео ничем не регламентировано и не ограничено, хотя точно так же, как и бесплатная книга, этот фильм выложен на американской территории. Вопрос – почему люди путают книгу и информацию, причем эта путаница происходит даже среди профессионалов? 

— Есть понятие обязательной информации, без которой человек не должен и не может существовать. Например, информация, связанная с функционирование государства (в широком смысле). Она должна быть бесплатной. 

Вот, например, последняя версия «Правил дорожного движения» должна быть бесплатной и общедоступной. Или «Налоговый Кодекс», «Конституция» – тоже должны быть бесплатными и доступными. Это некие правила, которые должны быть до всех доведены и не должны быть скрыты или неправильно истолкованы. 

За остальную информацию может взиматься оплата, подписка. Такая информация не обязательно может быть бесплатной. Развлекательные книги не являются базовым фундаментом государства, сводом правил жизни в нем. Поэтому их свободное и бесплатное распространение не предусмотрено. Есть, например, известные новостные компании (Bloomberg и пр.), которые никому и ничего бесплатно не раздают. Это, извините, бизнес. Они не обязаны что-либо раздавать бесплатно, если они сами за это платят. 

Про «Невинность мусульман»… вопрос хороший, но я не готов на него ответить и тем более рассуждать. 

— Я для себя лично определил, что судьбу книги определяет автор. Хочет распространять бесплатно, он и оплачивает издержки или находит способы их сократить. Мы плавно дошли в разговоре до темы «пиратство». Зачем «Литрес» заниматься борьбой с пиратством? 

— (шепотом) Для упоминания существования «Литрес». (в полный голос) Проще, конечно, возложить всю борьбу на плечи полиции. Проще, но это неэффективно и не работает. Полиция работает по инициативе бизнеса. Никто к нам не приходил из полиции или прокуратуры и не говорил нам: «А вы знаете, есть сайты, на которых права авторов нарушаются, давайте мы их закроем». Такого не было и, наверно, не будет. 

Существование пиратских источников наносит ощутимый ущерб бизнесу и нам, и нашим партнерам. А через недополучение нами дохода это удар по авторам. 

У нас есть два способа увеличения доходов. Увеличение нашей доли на легальном рынке и расширение всего легального рынка, как такового. Так как мы занимаем существенную долю на рынке, то нам приходится ставить перед собой задачи по борьбе с пиратством и расширении доли легального рынка электронной книги. Хоть мы и не обязаны вести эту борьбу, но жизненная логика показывает, что нам надо заниматься этой проблемой. 

— Сейчас в силу вступает закон, когда создаются черные списки сайтов и ограничивается к ним доступ. Правда, не знаю по какому признаку. Скорее всего, их просто запрещают на территории России. В эти списки попали сайты, которые распространяют порно, наркотики, информацию о них и сайты которые несут в себе суицидальную информацию. Почему в «черных списках» нет пиратских сайтов? Это настолько безразлично государству? 

— Пиратские сайты можно включить в этот список, если там есть запрещенная тематика. Почему именно пиратские сайты автоматически не попадают в черный список, сейчас не готов обсуждать. Скорее, могу поговорить о том, почему «черный список» составляется по такому узкому перечень критериев. То, что сейчас выбрано в качестве критериев для создания «черных списков» не требует доказательств и спора в суде. С наркотиками, взрывчатые вещества запрещены к свободному обороту в нашей стране. И если кто-то рассказывает: как их достать, изготовить и пр., то он способствует нарушению закона. Все ясно. А вот если кто-то выложил книгу автора, то тут не все ясно. Может быть, у администратора этого сайта есть права на книги этого автора. А его завтра возьмут и закроют по фиктивному обращению некого недобросовестного конкурента. Тут нужно идти в суд и разбираться – у кого есть права, и кто их может использовать, а кто нет. 

— Существует система автоматической блокировки рекламы AdBlock в браузере. Кто-то, по своему уразумению внес туда принципы блокировки рекламы. Мало того, что не сам человек определяет список для добровольной блокировки, а это сделали за него. В результате блокируется не только реклама, но и отдельные части сайта. Блокируется внешний вид и часть информации. 

— Когда появились на ТВ обозначения возраста, я воспринял это как предупреждение родителей, что передача рассчитана на определенный возраст. Это полезно для меня как для родителя, так как позволяет избежать неприятных моментов, когда моему ребенку показывают то, что я бы не хотел, чтобы он видел до поры до времени. Конечно, в мое отсутствие ребенок это все равно может посмотреть, автоматической блокировки нет. Но, возможно, подобная система ограничения доступа появится в будущем. 

— На музыкальном альбоме ZZ Top стоит цифра «16+» и это не совпадает с моим ощущением. Почему, кто-то за меня и без сертификации определяет эти ограничения? В зарубежных странах ограничения сертифицируются довольно давно. Специальные знаки можно найти на коробке с фильмом или на конструкторе Lego. И нас это не удивляет. Но по какому-то своему усмотрению, государство решило ограничивать нашу свободу. Точно также ведут граждане. 

— Государство считает, что тебя, как родителя, обязаны информировать. Какое решение на основе этой информации ты примешь это твое дело. Но я не готов профессионально рассуждать на эти темы. Понятно, что идея с блокировками реализована не до конца и делается это на перспективу… 

— …или не с того конца. Хорошо. Не пришло ли время создавать профессиональный писательский союз, чтобы бороться не только с пиратством, но и с нарушением прав авторов? 

— Таким законодателем «мод» «Литрес» не должен становиться. Я считаю, что борьба с пиратством для нас временное явление. Мы ведем работу над созданием некой отраслевой ассоциации, которая целенаправленно занималась бы авторскими правами. 

— Как можно упростить законодательство, чтобы авторские права стали прозрачнее? А главное, чтобы не нарушались права не только внешними, но и заинтересованными в книгах людьми и компаниями внутри всей литературной отрасли. 

— Должна быть инициатива владельцев авторских прав. Самих авторов. Пока это только возмущенные возгласы, а вот конкретных действий мало. «Литрес» делает в этом направлении собственные шаги, но мы не настолько масштабны, чтобы за всех бороться с пиратами. 

— Поговорим о вашей фирменной премии «Электронная буква». Когда пройдет третье ежегодное награждение? Есть ли уже номинанты? 

 — Пока нет. Обычно все происходит в начале года. 

— Не пора ли «Электронную букву» сделать более прозрачной премией в течение всего года? Создать некое публичное шоу! 

— Мы не делаем из премии какой-то тайны. Номинанты известны, как правило, заранее, они определяются на основе рейтинга продаж. В деталях это не доступно, но рейтинги открыты. В прошлом году мы столкнулись с проблемой четкости определения рейтинга популярности – на основе объема продаж или тиража? В этом году мы откорректируем формулировку. 

— И последний, частный вопрос. Продавая электронные книги, нет ли желания читать бумажные? 

— У меня есть желание читать. Бывают случаи, хоть и редко, когда я предпочитаю бумажные книги. Например, одну книгу никак не мог читать в электронном виде и купил ее в бумажном варианте. Кстати, это книга издательства Манн-Иванов-Фербер «Глубокое погружение». Книга про плавание. Ее в электронном виде на iPhone читать сложно. Но в целом для меня электронные книги – это однозначный вариант чтения. Бумажная книга – исключение.



Еще новости / Назад к новостям