Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

12.12.2018

Вадим Дуда: «Мы сохраняем наше великое культурное наследие для будущих поколений»

В недавнем прошлом Вадим Дуда руководил легендарной Всероссийской государственной библиотекой иностранной литературы им. М. И. Рудомино. До этого занимал посты председателя совета директоров компании «Терем групп», директора Департамента информационной политики и международных связей Министерства культуры, советника министра культуры. И вот теперь он – руководитель известной на весь мир Российской государственной библиотеки, главной библиотеки страны. Мы воспользовались этим важным назначением, чтобы расспросить Вадима Валерьевича о текущих планах и задачах РГБ, о том, как будет развиваться НЭБ и взаимодействие с российскими издателями.

– Светлана Зорина: Вадим Валерьевич, разрешите поздравить вас с новым назначением! Насколько волнительно и неожиданно оно было для вас?

– Вадим Дуда: Спасибо! Такое предложение вызывает гордость. Причем не за себя лично. Я считаю, что это прежде всего успех Иностранки и сформировавшейся в ней команды. Это признание правильности пути и всего того, что мы делали вместе. Да, назначение волнительное, почетное. Но я считаю, что оно имеет отношение ко всему нашему коллективу.

Нам удалось опровергнуть миф, что библиотеки никому не нужны. Оказывается, они нужны молодым, успешным, динамичным людям.

– С. З.: Какие достижения вы бы отметили на посту гендиректора Иностранки? Чем особенно гордитесь?

– В. Д.: «Книгам приходит конец!» – таково общественное заблуждение, активно распространяемое по миру. Примерно так же говорят и о библиотеках: «А зачем нужны библиотеки? Ведь все есть в интернете». И мне кажется, главное достижение Иностранки в том, что, несмотря на этот «плач Ярославны» о скорой гибели газет, книг, издательского бизнеса и, конечно, библиотек, Иностранка показывает хорошую динамику роста аудитории. В 2016 году мы зафиксировали 86 000 читателей. Не посетителей, а читателей – тех, кто встречается с книгой в читальном зале библиотеки. А в 2017 году эта цифра уже составила 155 000. К этому надо добавить приблизительно такое же количество людей, которые участвуют в мастер-классах, фестивалях, конференциях и других мероприятиях Иностранки. Я думаю, самое главное достижение Библиотеки иностранной литературы – быстрый рост количества читателей. Нам удалось опровергнуть миф, что библиотеки никому не нужны. Оказывается, они нужны молодым, успешным, динамичным людям. Теперь у библиотеки абсолютно другой имидж и другая аудитория. И это важно.

– Владимир Гуга: Выступая перед сотрудниками РГБ и журналистами после своего назначения на новый пост, вы заметили: «У библиотеки есть системные сложные проблемы, не имеющие простых решений, и для начала нужно понимать иерархию задач, приоритетов и вызовов». Какова эта иерархия?

– В. Д.: Огромное количество проблем существует в любой крупной организации. И Ленинка здесь не исключение. Я бы выделил из них несколько достаточно понятных направлений, которыми нужно заниматься без лишних рассуждений. Для начала – пакет проблем по линии МЧС. В этой области существует огромное количество важных, серьезных предписаний. Первое неисполнение таких предписаний грозит административным штрафом. Повторы нарушений становятся поводом для закрытия библиотеки.

Помимо выполнения обязательств перед МЧС и другими серьезными организациями, мы обязаны обеспечить сохранность нашего фонда. Двадцать лет назад, когда Виктор Васильевич Федоров, нынешний президент РГБ, вступал в должность директора, он упоминал о том, что книгохранилище переполнено, что норматив – 225 изданий на один метр – давно превышен и необходимо строить новое здание. Это было двадцать лет назад! То же самое сказал Александр Иванович Вислый, вступая в должность десять лет назад. Но мы видим, что строительство так и не началось. И я очень далек от мысли, что надо искать виноватых. Очевидно, что РГБ дошла до некоторого предела. И теперь нам необходимо очень много энергии и сил потратить на то, чтобы наконец началось строительство этого здания. Для него уже выделен участок в Новой Москве, недалеко от Коммунарки. Но я против того, чтобы это было просто книгохранилище. Ведь как в таком случае можно будет разделить фонд, аудиторию, обслуживание, читальные залы, мероприятия и людей, которые принимают в них участие? Это очень серьезный вопрос. И я не верю, что через несколько лет с подобными трудными задачами будет способен справиться какой-то искусственный интеллект.

И, наконец, НЭБ – это третий очень важный блок проблем, которые нам необходимо решать.

– С. З.: На эту тему хотелось бы поговорить подробнее. Какова текущая база Национальной электронной библиотеки? Какое количество текстов в ней собрано?

– В. Д.: Около 4 500 000. Но вы знаете, я далек от мысли, что количество – главный критерий успеха НЭБ. Важно не набить контентом электронные «закрома», а наладить регулярное поступление всех книжных новинок в Национальную электронную библиотеку.

– В. Г.: Реализация НЭБ – глобальная задача. На каком этапе он находится? Насколько он удобен? В какую сторону будет двигаться дальше?

– В. Д.: Сейчас мы располагаем довольно сложной большой информационной системой, созданной для обеспечения доступа к определенным оцифрованным изданиям через сеть читальных залов. Но очевидно, что читателя сложно загнать в библиотеки для чтения оцифрованных книг с экранов компьютеров. Возможно, в каких-то крупных библиотеках эта услуга может быть востребована. Но для огромной сети муниципальных, сельских библиотек эта модель работать не будет.

Теперь о комплектовании. Все мы понимаем, что библиотека начинается с фонда. Применительно к наполнению НЭБ мы руководствовались указом президента № 597 от мая 2012 года, в котором указано: «В НЭБ необходимо включать 10 % от ежегодно издаваемых в России книг». Покупка прав на эти 10 % – достаточно сложный процесс. Согласитесь, нет смысла покупать целый склад книг, когда можно заплатить только за то, чем ты пользуешься? Востребованность бумажных книг из библиотечных фондов довольно низка – около 15 %. Поэтому в фонд электронной библиотеки необходимо включать 100 % книг, издаваемых в РФ, а оплата должна производиться только по факту использования. Таким образом у издателей появится мотивация для участия в НЭБ. Проект предоставит новую возможность получения дополнительных доходов.

– С. З.: Это очень важная и в тоже время сложная задача. Ведь для ее решения необходимо обеспечить прозрачность использования переданного контента. В России около 42 000 общедоступных и муниципальных библиотек, и у каждой – свои приоритеты, принципы в выборе литературы. Издатель сможет проследить, как используются те или иные файлы, книги или фрагменты книг? Здесь требуется мощная система контроля всех видов использования контента. Как это будет решено?

– В. Д.: Во-первых, видов использования контента не должно быть бесконечное количество. Надо их четко прописать и согласовать с издательским сообществом. Во-вторых, в положении о НЭБ, которое сейчас уже находится в высокой степени готовности и вскоре будет принято постановлением Правительства РФ, есть один очень важный пункт: «Необходимо проводить ежегодный аудит системы биллинга, статистики и учета использования контента». И этот аудит должен быть публичным с привлечением издательского сообщества.

– В. Г.: То есть вы предлагаете такую модель: издатель предоставляет 100 % своих изданий, а оплату получает по факту использования произведений?

– В. Д.: Да. На основании подписанных лицензионных соглашений между оператором НЭБ (Ленинкой), автором (правообладателем) либо лицом, имеющим полномочия на предоставление объектов пользования НЭБ.

– С. З.: Значит, мы вообще уходим от модели 10 % поступлений в год?

– В. Д.: Мое видение таково: какой-то высокий межведомственный орган, например, межведомственный совет по развитию НЭБ, должен определить приоритетные области знаний, тем и направлений для комплектования электронной библиотеки. Дальше РГБ (оператор), получая, как мы предполагаем, 100 % издаваемых в России книг, должна поделить этот поток в соответствии с приоритетными темами. Списки по этим темам должны попадать в экспертные советы, а эксперты – обеспечивать их ранжирование. Конечно же, не с помощью примитивного механизма «нужно – не нужно, наука – лженаука», а используя более сложный механизм, подобный тому, что есть в крупных академических библиотеках. Так сформируются списки: наиболее ценные книги; востребованные; менее востребованные – и дальше по убыванию. Если мы представим себе такой список, то нам легко будет определить ту категорию книг, права на которые следует выкупать полностью, раз и навсегда. В каком виде будет обеспечен доступ к данной категории? Это может быть и свободный доступ, и доступ через сеть библиотек. Все зависит от лицензионных соглашений с издателями.

Следующая группа изданий тоже должна иметь достаточно высокий рейтинг. Она может быть оплачиваема по модели «за факт использования».

Какое-то количество изданий с невысоким рейтингом может быть рекомендовано к доступу с оплатой пользователями. Никто не мешает использовать и такую опцию. Я думаю, это вопрос будущего. НЭБ, конечно, должен предоставлять очень удобный и выгодный для читателей сервис.

– С. З.: Но насколько технически готова НЭБ к такой модернизации? Она ведь требует внедрения серьезных технологических изменений?

– В. Д.: До конца года будут проведены два очень важных мероприятия. Мы организуем аудит нормативной базы, узнаем, какие нужно создать для НЭБа законные механизмы, определим дорожную карту развития нормативной среды. Второе очень важное мероприятие – технологический аудит. Он необходим для понимания того, как следует развивать технологическую платформу: должны ли мы вкладывать деньги в государственную мощную платформу агрегации контента, либо мы можем действовать по модели, которая называется ОЕМ – использовать сторонние платформы, созданные наработки, а затем интегрировать их в НЭБ.

– В. Г.: Сколько пользователей и участников НЭБ зафиксировано на текущий момент?

– В. Д.: Участники НЭБ четко определены ФЗ № 78. Это библиотеки. Не только общедоступные, но и входящие в состав образовательных организаций. Количество библиотек, уже подключенных к НЭБ, – около 8000.

– С. З. Вопрос о бюджетных инвестициях НЭБ. Каковы они на текущий момент и какими будут в будущем?

– В. Д.: Какими они будут, я пока сказать не могу, потому что это зависит от результатов разработки технологической дорожной карты. Пока мы приблизительно понимаем, сколько это может стоить. Но думаю, что никто не даст нам потратить очень много денег на разработку совершенно новой платформы. Оценка сейчас следующая: около ста миллионов в ближайший год мы сможем потратить на контент и на то, чтобы отработать модели доступа. А дальнейшие инвестиции государства уже будут зависеть от этой модели. Если мы поймем, что проект востребован и нужно потратить на него больше денег, значит, будем выходить с предложением на министерство и другие ведомства. Сто миллионов – это не очень много, как мне кажется. Но для получения бóльших инвестиций необходимо «пройти» пилотный этап, посмотреть, каким спросом пользуется проект.

– С. З.: Очень много вопросов возникает у издателей к ФЗ об обязательном электронном экземпляре. Во-первых, зачем нужны два агрегатора: Книжная палата и РГБ с совершенно разными интерфейсами? Во-вторых, издателей волнует формат предоставления экземпляра, требующий печатного качества. То есть тот файл, который идет в типографию, должен передаваться РГБ. Спрашивается, зачем нужно такое качество? Это же терабайты информации… Издатели по-прежнему обеспокоены судьбой этого экземпляра. Одно дело, если ЭОЭ собирается для хранения и предоставления доступа в стенах библиотеки. А если «агрегатор «идет дальше»? Какова ваша позиция? Как должен этот законопроект быть доработан, чтобы он действительно функционировал? Если этот вопрос не урегулировать, процент предоставления будет по-прежнему низким.

– В. Д.: Давайте разделим эту огромную сложную проблему на три составляющих. Первая: отсутствие доверия и якобы непрозрачность целей использования электронного обязательного экземпляра, непонимание издателями того, что будет происходить дальше с ЭОЭ. Вторая проблема – логистического свойства. Она связана с неудобством интерфейса. И третья – технологическая.

Сначала остановимся на проблеме доверия. Надо отметить, что прежде всего недоверие возникает при взаимодействии с РГБ. Книжная палата декларирует, что переданные файлы использует только для хранения. И, кстати, именно эта особенность позволяет ей снижать планку технических требований к обязательному экземпляру. Им подходит любой PDF. А нам нужен PDF/A (PDF/A — спецификация формата PDF). Понимаете, такой подход позволяет гарантировать максимальную достоверность и соответствие электронной версии исходной бумажной книге, уменьшить риски потери читаемости из-за технических сбоев, например «слетят» некоторые шрифты и др. В противном случае это обернется настоящей катастрофой.

Теперь несколько слов об использовании переданного в РГБ файла. Мы глубоко убеждены в том, что библиотека будет его использовать только в читальных залах РГБ. И больше никак. Исключительно в электронном виде, без копирования и распечаток.

Вадим Дуда

– С. З.: Будет ли обязательный экземпляр передаваться в НЭБ?

– В. Д.: Нет. Как я уже сказал, он принимается исключительно для хранения и для использования в залах РГБ.

– С. З.: Тогда зачем требуется PDF/А?

– В. Д.: Тонкость в том, что PDF/A содержит в себе два слоя: один – графическая подложка, скан книги, а второй – «прозрачный/невидимый» слой с текстом. Такой подход позволяет, с одной стороны, добиться 100% соответствия бумажной и электронной версии, исключив риски шрифтовых и других сбоев, а с другой стороны – иметь возможность осуществить поиск по тексту и его индексацию. Это особый тип файла, который используют библиотеки для электронных версий изданий. Понимаете, здесь дело не в разрешении, не в качестве файла, а в том, что нам требуется эталонная копия того, что вышло в печатном виде. Те файлы, которые мы получаем, должны идеально соответствовать оригиналу. Почему? Когда мы сделаем библиографические ссылки, может обнаружиться расхождение в номерах страниц или несовпадение абзацев. А это недопустимо. Будет очень печально, если файл, который мы получили от издателя, и оригинал не будут совпадать. Поэтому мы настаиваем на таком качестве, имея в виду полное эталонное соответствие файла и книги, которая была напечатана.

Знаете, я не очень большой специалист в допечатной подготовке, но подозреваю, что те файлы, которые передаются из службы препринта в типографию, гораздо сложнее тех, которые требуются нам. Библиотеке необходим файл, который точно соответствует тому, что было напечатано. 

– С. З.: Но как же все-таки добиться доверия издателей?

– В. Д.: В ближайшее время мы опубликуем публичную Декларацию целей этого проекта. В ней мы четко пропишем, что собираемся делать с полученными файлами. Мы действительно считаем, что обязаны вместе с издателями сохранить все, что выходит в России. А без эталонной электронной копии это обеспечить нельзя. Использоваться копия нигде не будет – ни в виртуальных читальных залах, ни в НЭБе. И точка! Документ опубликуем. Надеемся, что это поможет повысить доверие издательского сообщества к РГБ и к этому проекту.

– С. З.: Реально ли объединить усилия РГБ и РКП по созданию единого интерфейса для получения электронного обязательного экземпляра? Насколько эта задача решаема?

– В. Д.: К сожалению, сейчас поступление электронных экземпляров обеспечивается в двух разных системах, с разными техническими требованиями: одни требования – от РГБ, другие – от Российской книжной палаты. Поэтому нам нужны системные усилия, согласованность действий национальных библиотек и РКП для обеспечения «собираемости» обязательного электронного экземпляра.

Логистические неудобства должны остаться в прошлом. Нам нужно унифицировать наши требования. Но я считаю, что мы не должны идти на снижение технических требований, ради того, чтобы повысить статистику собираемости обязательного экземпляра. Это очень дорого обойдется в будущем. Поэтому необходимо создавать унифицированные требования к единому экземпляру. И это должна быть наша совместная с Книжной палатой работа. Я считаю, что здравый смысл всегда способен разрешить межведомственные разногласия. С Еленой Борисовной Ногиной у нас уже есть на этот счет некоторые договоренности. Другое дело, что это будет гораздо сложнее реализовать на уровне команд-исполнителей. Но я уверен, что, если мы все будем руководствоваться доброй волей, у нас все получится.

– В. Г.: Тогда упомянутая декларация должна быть подписана двумя сторонами – РГБ и РКП?

– В. Д: Совершенно с вами согласен. Мы действительно очень хотим, чтобы эта декларация объединяла РГБ и РКП. Более того, она должна быть одобрена Министерством культуры, подтверждающим, что никаких скрытых целей и задач у проекта нет.

– С. З.: Хочу упомянуть еще одну серьезную проблему – поступление бумажных экземпляров в фонд библиотеки. Закон об «Обязательном экземпляре» выполняется явно не на 100 %…

– В. Д.: Да, это очень острая тема. По этому закону издатели должны передавать шестнадцать обязательных экземпляров всех новых изданий. Но сейчас объем поступлений составляет около 70 % от того, что издается в России. К слову сказать, в Белоруссии эта цифра составляет 99,8 %.

Я считаю нынешнее положение с поступлением обязательных экземпляров национальной катастрофой

– В. Г.: Там очень серьезный государственный контроль…

– В. Д.: Дело тут не в репрессивных мерах и крупных штрафах. Мне кажется, просто нужна взвешенная спокойная работа библиотек и Книжной палаты с издателями, понимание, что мы делаем общее дело – сохраняем наше великое культурное наследие для будущих поколений. Извините за громкие слова, но я считаю нынешнее положение с поступлением обязательных экземпляров национальной катастрофой. Скорее всего, к нам не попадают самые лучшие, самые дорогие, самые красивые издания. В Книжную палату, по их данным, поступает 74 % новинок. Но согласитесь, эта цифра тоже не утешает.

– В. Г.: Сейчас много разговоров ведется о внебюджетной деятельности библиотек. Где та грань в этой деятельности, которую нельзя переходить?

– В. Д.: Я считаю, что забота о прибыльности не может быть главной задачей библиотек. Скажу прямо: как правило, библиотеки отличаются хорошим расположением, являясь привлекательной недвижимостью. Поэтому если слишком сильно заботиться о внебюджетных доходах, то придется сокращать читательские зоны и увеличивать пространство для банкетов, свадеб, праздников. Мы принципиально против такого подхода.

Мы считаем, что библиотека должна прежде всего обеспечивать библиотечные функции. При этом возможность заниматься внебюджетными доходами безусловно есть. Один из заметных источников дохода Иностранки – фестивали и мероприятия, которые проводятся в интересах зарубежных культурных институций. При этом мы не сталкиваемся с необходимостью как-то защитить нашу библиотечную сущность – эта деятельность абсолютно совпадает с нашим профилем, но она дает возможность что-то заработать. Недавно в Иностранке состоялся фестиваль немецкого языка. Пришло около 3500 посетителей. Когда принимается такой большой поток людей, то возникает очень много дополнительных источников дохода: люди пьют кофе, покупают сувениры, книги и так далее. Я уверен, что такие же возможности есть и у Ленинки.

– С. З.: Что это за возможности?

– В. Д.: Конечно, необходимо привести в порядок наши помещения для мастер-классов, презентаций, встреч с авторами, проведения курсов иностранных языков. И потом, на основании анализа того, что у нас есть, мы сможем сформировать аудиторию, которая готова заплатить за мероприятия высокого качества, соответствующие нашим принципам.

Попытаюсь предвосхитить один из ваших вопросов: «Не могли бы вы прокомментировать инцидент с Ингеборгой Дапкунайте, вставшей на стол в читальном зале Ленинки?» Эта история действительно вызывала очень серьезную поляризацию мнений в обществе. Кто-то говорит, мол, так и надо делать дальше, а кто-то считает, что это абсолютно невозможно. Мое мнение такое: мы должны и дальше проводить подобные мероприятия – в них нет никакого криминала. Но мы обязаны все-таки убедиться, что наши партнеры разделяют наши библиотечные ценности. Как мужчине мне эта фотография очень нравится. Но как директор библиотеки я от нее не в восторге. Но библиотека не должна превращаться в тоскливое кладбище. Правда, и наши партнеры обязаны принять некоторые наши принципы: пусть здесь проходят актуальные мероприятия, даже показы мод, но с уважением к нашим традиционным ценностям. Банкетов в читальном зале быть не должно.

– С. З.: Не так давно в помещении РГБ открылся книжный магазин. Как вы оцениваете это направление работы?

– В. Д.: Я не очень верю в книжные магазины в библиотеках. Все-таки надо заниматься чем-то одним. Либо ты организуешь бизнес, либо библиотечное дело. Вряд ли эти два направления можно успешно совмещать. Другое дело, если книжный магазин организован в формате клуба, являясь местом постоянных презентаций, встреч с авторами с сопутствующей продажей книг. Вот такое направление я активно поддерживаю.

– В. Г.: Вадим Валерьевич, расскажите, пожалуйста, о ваших читательских увлечениях. Что бы вы отметили из новинок художественной литературы и нон-фикшена?

– В. Д.: Мой выбор – Борис Пастернак, его поэзия и проза. Невозможно читать стихи доктора Живаго, не прочитав главу, рассказывающую о том, как он расстался с Ларой.

Я очень люблю латиноамериканцев. Габриэль Гарсиа Маркес особенно хорош. Могу целый список писателей озвучить. Но это будет очень длинная беседа.

Что касается новых и современных… Мне очень интересно было узнать, что произойдет с Гузелью Яхиной после ее яркого дебюта. Невозможно было оторваться от «Зулейхи»! Я считаю себя человеком хладнокровным, с такой «толстой кожей»… Но даже меня этот роман сильно впечатлил. И, конечно, написав «Дети мои», Гузель не «уронила планку». Это тоже очень хорошая книга.

– В. Г.: Часто говорят: «Я очень люблю литературу и книги, но жизнь складывается таким образом, что у меня совершенно не остается времени на чтение». Мне кажется, это лукавство. А как вы считаете?

– В. Д.: Я с вами согласен. Ты либо можешь не читать, либо не можешь. Я думаю, для книги всегда можно найти время и место. Конечно, не следует устанавливать себе какую-то норму «общения с книгой» – три раза в день по часу, – просто надо постараться не утратить потребность в чтении.

Беседовали Светлана Зорина и Владимир Гуга

© Опубликовано в журнале «Книжная Индустрия», № 8, 2018



Еще новости / Назад к новостям