Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

31.08.2018

«Фантастика рассказывает об обычных людях»

Писатель и сценарист Сергей Лукьяненко – о «кривом зеркале» любимого жанра, сложностях экранизаций и бегстве от реальности.

Экранизировать произведения российского фантаста Сергея Лукьяненко планируют не только в России, но и за рубежом. В этом месяце начались работы по созданию англоязычного сериала на основе романа «Кваzи». «Известия» расспросили писателя о работе с кинематографистами и развитии жанра фантастики.

– Первоначально «Кваzи» планировали экранизировать в формате полнометражной ленты. Почему же в итоге англоязычная аудитория увидит сериал, а не фильм?

– Получилась довольно запутанная история. «Кваzи» задумывался именно как сериал, я предлагал текст одной кинокомпании, но у нас с ними возникло недопонимание, и в итоге я просто написал книгу. После этого появилось немало желающих ее экранизировать, в их числе – российская студия Yellow, Black and White. Она купила права на создание русскоязычного фильма.

Позже проектом заинтересовался продюсер кинокомпании Monumental Михаил Шлихт, он и приобрел права на зарубежную адаптацию. Следовательно, сейчас параллельно идет работа над двумя экранизациями «Кваzи». Правда, есть мысли по поводу возможной кооперации этих проектов. Посмотрим.

– Как бы вы коротко сформулировали, о чем книга «Кваzи»?

– А о чем все пишут и снимают (cмеется)? О жизни и любви, но еще – о смерти и ненависти.

– Откуда такое загадочное название – «Кваzи»?

– Действие романа происходит в постапокалиптическом будущем. В нем существуют люди, зомби и квази. Квази – новая разумная форма жизни, в которой воплощаются некоторые из восставших мертвецов. И, конечно, между людьми и квази не самые простые отношения. Но одно убийство вынуждает полицейских из двух миров объединиться для расследования.

– Была информация, что этой осенью выйдет продолжение романа.

– Да, вторая часть «Кваzи» будет называться «Кайнозой». Книга оказалась популярной не только у нас, она была хорошо принята и в Германии. Собственно, поэтому и было решено делать экранизацию для зарубежной аудитории. «Кайнозой» тоже хотят издавать в Германии.

– Помимо этого, у вас еще и новый роман должен выйти.

– Он называется «Владыка». Это часть большого мультимедийного проекта, построенного вокруг компьютерной игры. Книга, написанная мной, Ником Перумовым и молодым автором Иваном Кузнецовым, рассказывает про мир, который описан в игре.

– Ваши произведения часто экранизируются. Как вы относитесь к тому, что фильм еще не вышел, а поклонники уже пишут: «Книга хорошая, только бы не испортили! Небось киношники опять половину выкинут и переиначат»

– При переносе книги на экран изменения неизбежны. Это связано с тем, что кино и литература – разные виды искусства. Очень редко бывают случаи, когда произведения экранизируются один в один. Разве что можно вспомнить «Собачье сердце» (фильм Владимира Бортко. – «Известия»). Но, как правило, буквальный перенос не идет на пользу. В случае с «Кваzи» изменения есть, но, на мой взгляд, непринципиальные. Сохранена вся основная сюжетная линия и центральная идея книги. Надеюсь, не будет такой реакции фанатов, как в случае с «Дозорами», когда многих расстроило большое расхождение между книгами и фильмами.

– Почему в России снимают так мало фильмов в жанре фантастики? Дорого?

– Да, все-таки это дорогой и сложный процесс. Часто бывает, что продюсер покупает права, загорается идеей, а потом понимает, что надо вложить несколько миллионов долларов, и им овладевают сомнения: может, лучше вложить один миллион и снять простую комедию, немного заработать и не рисковать большими деньгами? В этом вся проблема.

Права на «Черновик» у меня покупали неоднократно. Над одним из проектов работа шла несколько лет, я участвовал в написании сценария, но в какой-то момент студия от идеи снимать отказалась. Может, это и хорошо, в итоге появился другой фильм (режиссера Сергея Мокрицкого. – «Известия»).

– Однако Голливуд переполнен фантастическими фильмами. Может быть, российский рынок просто не очень готов к этому жанру?

– Судя по тому, как у нас потребляют продукцию Голливуда, рынок вполне готов, потому что и «Звездные войны», и различные экранизации комиксов, и прочие фантастические фильмы в России собирают хорошую кассу. Кстати, в тех редких случаях, когда у нас снимают фантастическое кино, допустим, «Притяжение», фильм получает зрительское внимание, любовь, и ему даже прощают какие-то недостатки. Так что зритель готов; не готовы продюсеры и не всегда готовы режиссеры. Для режиссера снимать фантастику – это отдельное испытание.

– Испытание – сделать спецэффекты на должном уровне?

– Спецэффекты сейчас у нас делают не хуже, чем на Западе. В России огромное количество студий компьютерной графики, которые работают не только для нашего кино, но и для зарубежного. Практически в любом иностранном, дорогостоящем, ярком фильме можно увидеть результат работы наших специалистов по спецэффектам. Если фильм снят в Голливуде, это вовсе не значит, что всё сделано там. Что-то делают у нас, что-то в Китае, Корее.

У нас могут прекрасно нарисовать что угодно. Вопрос в другом: дайте денег. Чем дороже фильм, тем сложнее его окупить в прокате. Для российского рынка сумма порядка $10 млн – уже очень большая, отбить ее сложно, если фильм не выйдет на международный рынок. Если выйдет, то отбивается легко, но это, опять же, дополнительный риск: а вдруг не получится?

Впрочем, появился огромный китайский рынок. Там смотрят не так много зарубежного кино, но к российским фильмам у них отношение очень теплое, что позволяет рассчитывать на их прокат и расширять бюджеты.

– Вы согласны, что фантастику любит в основном молодежь, а старшее поколение – меньше?

– Есть люди, которые читают фантастику с детства и любят всю жизнь; есть те, кто после 40 лет приходит к этому жанру. Но в целом молодежь фантастику действительно любит больше – это факт. Новые поколения читателей легче воспринимают фантастику, они на этом выросли. Америка этот этап прошла давным-давно. У них в 1930-е годы был бум фантастики, и после этого дети, которые росли на комиксах и книжках про космические приключения, смотрели и снимали фантастическое кино. Поэтому в 1960–1970-х в США пошел такой вал кинофантастики. Тогда появилось много мусора, но были и хорошие фильмы.

– Как бы вы объяснили человеку, который не любит и не понимает этого жанра, что такое фантастика? Это мечта или альтернатива сегодняшнему дню, побег от действительности? Фантаст придумывает будущее мира или отвлекает от настоящего?

– В этом есть и эскапизм, и бегство от реальности, но по большому счету фантастика – это возможность посмотреть на реальную жизнь под новым углом. Увидеть окружающий мир через кривое зеркало, в котором какие-то вещи окажутся более выпуклыми, рельефными. Фантастика всё равно рассказывает об обычных людях и окружающем нас мире. Даже когда действие развивается в далеком космосе, всё равно это всегда о нас.

– Приведу цитату из экранизации «Черновика»: «Все писатели-фантасты – очень здравомыслящие люди. Они просто развлекают людей и еще немного экстраполируют реальные житейские проблемы на фантастическую ситуацию».

– Это как раз то, что я говорил. Хотя в тексте это сделано нарочито цинично. Писатели-фантасты действительно вполне разумные люди. Не надо думать, что они летают в облаках и постоянно фантазируют – таких нет. И дело не в прагматизме и цинизме. Просто, как правило, писатели-фантасты прекрасно понимают, где закачивается фантастика и начинается реальная жизнь, мы не путаем одно с другим.

– Почему вы решили стать писателем-фантастом?

– Я понял, что многие вещи проще и интереснее рассказывать в фантастической форме. У этого жанра больше красок в палитре, чем у реалистической литературы. И еще потому, что фантастика мне нравилась с самого детства.

Источник: iz.ru



Еще новости / Назад к новостям