Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

23.08.2018

Как написать великий роман: 5 методик выдающихся писателей

Картотека, астрономия, радикальное редактирование и другие писательские методики.

Писатель – человек скрытный. Он постоянно боится делиться секретами. Боится обнажить устройство романа, его шестеренки и показать, чем они смазаны. Боится приоткрыть начинающему автору или просто интересующемуся читателю завесу, за которой скрывается причудливый механизм писательского мастерства. Как правило, он отмахивается «пиши пьяным – редактируй трезвым» или попросту делится распорядком рабочего дня. Очень многие знают, что Набоков уделял тексту 11 часов в день, но это не помогает хоть немного понять методику построения его текстов. Поэтому Buro 24/7 решило привести примеры самых экспериментальных, радикальных и причудливых писательских практик.

Марлон Джеймс – самоучка. Сам Джеймс не в одном интервью признавался, что первые два романа он писал кустарным методом, по сути, продвигаясь в темноте, на ощупь. Зато свою будущую трилогию – сплав детектива с научной фантастикой об убийствах в средневековой Африке – Джеймс продумывает так тщательно, как прорабатывает версию убийства какой-нибудь нуарный детектив.

Мы часто видим подобные сцены в фильмах: где-то в штабе полиции все четыре стены кабинета следователя завешены фотографиями, вырезками и собственными заметками, и главный герой из всего этого пытается сложить единую картинку случившегося. То же и с Джеймсом: когда он работал над романом, его стены были завешаны фотографиями и пометками. Например, там были фото мурсийских и нубийских племен, небольшие выписки из сенегамбийских сказаний о Келефе Саане и сонгайского эпоса об Аскии Мохаммеде I. Кроме того, его стол был окружен рукописями об африканских королях, средневековых правителях Мали и Джолофа и кораблестроении на черном континенте. Джеймс говорит, что ему достаточно было взглянуть на один из снимков или определенный листик с пометкой, чтобы сформировать вводное предложение нового абзаца или главы.

Гордон Лиш и Раймонд Карвер. Их называли «грязными реалистами», а сами они отметились созданием так называемой краткой-краткой прозы. Можно сказать, Лиш и Карвер жили на писательском сухом пайке, не дозволяя себе витиеватости слога или позолоченных стилистических красот. Они считали, что смысл должен доноситься не многостраничными философствованиями, а предельно сухим содержанием и минималистичными диалогами.

Эллеанор Каттон. Что нужно сделать, чтобы стать самым молодым обладателем «Букера» в истории? Довериться звездам и дать им писать твою историю. Так и сделала новозеландская писательница Каттон в своем безупречно продуманном романе «Светила» о золотоискателях и опиумных притонах в декорациях а-ля викторианская Англия, но с местом действия все же в Новой Зеландии. Кстати, «Светила» побил и другой букеровский рекорд, став самым длинным произведением-лауреатом за сорок с лишним лет существования премии.

Возможно, Каттон придумала одну из самых элегантных повествовательных практик нашего столетия: действия персонажей и вообще двигатель сюжета здесь моделируется астрономией. С помощью специальной программы писательница рассчитала путь всех небесных тел во время событий, описываемых в романе, – с 27 января по 20 марта 1866 года. Так, каждый из двенадцати персонажей соответствует какому-нибудь созвездию или планете, а каждая глава чуть короче другой из-за цикла убывающей Луны. Словом, все здесь вшито в небесный свод и все им запускается в движение, поэтому Каттон нужно было лишь додумать продиктованную звездами фабулу.

Арно Шмидт. Шмидт был обладателем философского лба и презренного взгляда. А еще он был складским бухгалтером, поэтому укротить лавинообразный поток бумажной волокиты для него не составляло проблем. Именно в точной картотечной систематизации данных и бережливом отношении к бумаге и картону состоял секрет его творческого метода и вместе с тем необходимость – лучшие свои вещи Шмидт написал на английских телеграфных бланках из-за отсутствия бумаги в условиях кризиса, разразившегося после Второй мировой войны. Поэтому он экономил каждый клочок, а всю нужную информацию заносил на бумажные карточки, которых у него было 120 тысяч. После чего доступно записанные им данные архивов, даты, историческая хроника или выписки из травелога ввинчивались в его спиралевидные, словно раковины, предложения.

Винфрид Зебальд. Зебальд был тем самым писателем освоившим новые (около)литературные территории, создав принципиально новый вид повествования – сплав документального и художественного. Не будет преувеличением сказать, что к каждому роману немецкий писатель подходил как к написанию исследовательской работы: копил учебники по готической архитектуре, барочные трактаты Томаса Брауна, агиографические сборники, вырезал заметки из хроники прошлого столетия, рылся в архивах, даже изучал строительные планы зданий, чтобы точно описать дома. Словом, по крупицам собирал всю необходимую информацию и после ввинчивал ее в романную канву. К тому же Зебальд одним из первых додумался изобрести фотороман, поэтому страницы его «Аустерлица» полны снимков, которые он делал специально для определенных сцен книги.

Источник: buro247.ru



Еще новости / Назад к новостям