Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

18.07.2018

Свой день рождения отмечает английский сатирический журнал «Панч»

17 июля вышел первый номер журнала с хлестким – в прямом смысле – названием «Панч» (Punch). В этом году издание отметило бы хоть и не круглую дату, но все же день рождения: ему исполнилось бы 177 лет.

Еженедельный сатирический журнал выходил с 1841 года и даже отпраздновал 150-летний юбилей, однако праздничный 7888-й номер (1992) так и остался последним. Самое влиятельное сатирическое издание 1840-х – 50-х годов угасло, будучи на пороге уже XXI века.

Вскоре после закрытия, в 1996 году, его попытался возродить египетский предприниматель Мохамед аль-Файед, и, по большому счету, попытки эти провалились – просуществовав восемь лет, «Панч» окончательно канул в лету, но перед этим принес новому владельцу убыток в 16 миллионов фунтов стерлингов.

В 1996 году шеф отдела по связям с общественностью «возрожденного «Панча» Майкл Коулз рассказывал: «Помимо известности в литературных и политических кругах, Punch – это одна из самых знаменитых торговых марок Британии, вполне сравнимая по известности в мире с Ritz или Rolls-Royce».

«Панч» был эталоном едкой сатиры, которая со временем, увы, потеряла свою силу. Сначала журнал назывался «Лондонский шаривари» («шаривари» – шум, гам, кошачий концерт) – так его создатели Генри Мэйхью и гравер Эбенезер Ланделлс хотели показать, что они ориентируются на популярный во Франции сатирический журнал с одноименным названием Le Charivari. Первыми редакторами стали сам Мэйхью и драматург Марк Лемон. Чуть позже они решили подчеркнуть самостоятельность и обособленность своего журнала от французского и обратились к сатирическому кукольному персонажу Панчу (герою английского народного театра, вроде нашего Петрушки), который стал регулярно появляться на обложке аж до закрытия журнала.

С изданием регулярно сотрудничали художники Майлз Фостер, Джон Тенниел и Этель Рид – эта команда вскоре стала называться «Братство Панча». Росту популярности «Панча» поспособствовало появление в нем нового художественного жанра – карикатур, которые, кстати, до сих пор перепечатываются многими изданиями.

С литературной точки зрения журнал интересен тем, что в нем появлялись масштабные художественные произведения: в «Панче» был впервые напечатали роман Теккерея «Ярмарка тщеславия». На страницах журнала он выходил с января 1847 по июль 1848 года. Роман иллюстрировал сам автор. С каждым новым выпуском интерес читателей увеличивался, и уже к последним главам «Ярмарки тщеславия» Теккерей подошел будучи широко известным писателем. В «Панче» также публиковались Алан Александр Милн, который впоследствии стал помощником редактора, и постоянный сотрудник издания Дж.К.Джером. Именитые авторы не только литературно наполняли журнал, но и работали над «огранкой» английского юмора, жанрами смешных нелепостей и устных оговорок. «Панч» пользовался особой популярностью у Элизабет Баррет, Роберта Браунинга, Томаса Карлайла, Эдварда Фицджеральда, Шарлотты Бронте, королевы Виктории.

Тиражи журнала достигли максимума в 1940-х годах, а потом начали снижаться. К сожалению, в XXI веке возродить былую славу так и не удалось. Пожалуй, в этом контексте было бы уместно порассуждать немного о истории сатирических изданий и в России. Например, они появились в Англии в начале XVIII века, в то время как отечественная журналистика только начала зарождаться благодаря Петру I и его газете «Ведомости». Классическими английскими примерами сатирических журналов называют издания Дж. Аддисона и Р. Стиля «The Tatler», «The Spectator» и «The Guardian».

От англичан русские сатирические издания отстали на полвека: в 1769 году появилась «Всякая всячина», потом «И то, и сё», «Трутень». Принципиальное отличие английской и отечественной сатирической журналистики лежит в разнообразии зарубежных материалов и однобокости наших, и эти тенденции не ограничиваются только XVIII веком. Однако анализ полемического безобразия стоит начать как раз с этого периода.

Например, рассмотрим упорную борьбу Екатерины Великой и Николая Новикова на страницах их журналов – политические дебаты, заключенные в форму эссе и читательских писем. Императрица издавала «Всякую всячину», на страницах которой выступала за обличение недостатков государственного строя и пороков, но, разумеется, не конкретных лиц. Исследователь В.Ф. Солнцев еще в 1892 году отметил особое влияние журнала «The Spectator» на публицистическое творчество Екатерины II – из английского издания она позаимствовала несколько статей для «Всякой всячины». В свою очередь, императрице отвечал настойчивый Николай Новиков, выпускавший одно издание за другим (разумеется, преждевременно закрытым). Первое из них, «Трутень» – которому надо отдать должное: он не ограничивался одной формой сочинений – продержался почти год. Все это время он протестовал против злоупотреблений помещичьей властью, выступал против «Всякой всячины» и подтрунивал над ней, объявив таким образом войну Екатерине II.

И, кажется, в этой борьбе победила все же императрица: над Новиковым начался судебный процесс, однако обвинения касались не его журналисткой деятельности, а масонской (хотя это вовсе не было запрещено) – его уличили «в «гнусном расколе», в корыстных обманах, в деятельности масонской, в сношениях с герцогом брауншвейгским и другими иностранцами». Суд приговорил Новикова к заточению в Шлиссельбургской крепости, откуда герой вышел только после смерти императрицы. В XIX веке сатирические издания стали более популярны у российского читателя, появилось множество новых журналов. Их расцвет пришелся на середину столетия. Лучшим сатирическим журналом той поры была революционно-демократическая «Искра» В. Курочкина и Н. Степанова. Она издавалась на протяжении пятнадцати лет, став популярной с первого номера. Авторы писали о насущных проблемах, обличали чиновничий аппарат. Все это занимало большее место в журнале, чем литературные произведения. В «Искре» главным в 1859-1860 гг., стала острая социальная сатира, беспощадное обличение крепостничества.

А если обратиться к тому же «Панчу», можно заметить, что раздел политики занимал достаточно скромное место по сравнению с искусством, спортом, модой. Но это не значит, что редакторы обходили стороной социально-значимые проблемы, например, писали и о жизни английского общества во времена Крымской войны.

У «Искры» сформировалась широкая сеть корреспондентов, деятельности которых мешала цензура. Куда же без нее в царской России? Этим, кстати, наша пресса значительно отличалась от английской. Прогрессивные тенденции проявлялись также в «Гудке» (под редакцией Д. Минаева) и «Будильнике» (при Н. Степанове). В последнем, кстати, было много развлекательного материала по сравнению с «Искрой» и «Гудком». Появилось девять номеров «Свистка» – сатирического отдела «Современника» – под редакцией Добролюбова, который насмехался над «рутинистами» – приверженцами старого и прогрессистами – сторонниками нового, которого они не поняли. Писал под псевдонимами «Конрад Лилиеншвагер», поэт «Яков Хам», юное дарование «Аполлон Капелькин». В отделе сотрудничали Некрасов, Чернышевский, Салтыков-Щедрин, Козьма Прутков (Братья Жемчужниковы и А.К. Толстой). Как раз в это время в Англии набрал свою популярность «Панч». На следующий этап развития отечественные сатирические журналы вышли в ХХ веке, где их застала революция и смешала дальнейшие планы.

После этого журналистика возрождалась и довольно болезненно приспосабливалась к новым реалиям, во главе которых с 1922 года стоял Главлит. Об этом новом, советском этапе, полном новых особенностей, можно долго рассуждать и писать целые монографии. Сравнивать его с английским тоже можно бесконечно долго. Может быть, поводом для этого станет чей-то очередной день рождения.

Источник: rg.ru



Еще новости / Назад к новостям