Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

16.04.2018

Воденников, Кудряшева и Родионов – о том, зачем они пишут стихи

В издательстве «Эксмо» выходит антология стихотворений проекта «Живые поэты», где именитые литераторы встретились с музыкантами и малоизвестными молодыми авторами.

«Стихи — это всегда попытка увидеть себя очищенным. Не обязательно в хорошем смысле. Ты можешь быть очищенным и злым. И дурным. И темным. Но это важно — понять о себе основное. А то вся жизнь пройдет, потратит себя на пустяки, а ты так ничего про себя главного и не узнаешь. Поэтому люди и пишут. Как бы выворачивают себя, рассматривают свою изнанку, изучают карту внутреннего звездного неба».

Дмитрий Воденников

поэт, эссеист

Воденников

***

Здравствуйте, Уолт Уитмен, здравствуйте, Чарлз Буковски, — 
Анна Андревночка, здравствуйте — и Елена Андреевна, здравствуйте!
Здравствуйте, Марина Иванна, здравствуйте, Ян Сатуновский. — 
Я не для вас их вытаскивал, но вам бы они — понравились.

Нет, не кончилась жизнь, самурайская вздорная спесь,
диковатая … [на фиг], стихи о любви и о Боге.
— Если кто не заметил, мои ненаглядные: я еще здесь,
сижу как бомж и алкоголик у дороги.

Господи, вот мой компьютер, вот брюки мои, носки,
а вот — шесть книжек с грубыми стихами.
Я их выблёвывал, как отравившийся, — кусками
с богооставленностью, с желчью и с людьми.

— Одно стихотворение (лежащее под спудом
и неписавшееся года два, как долг)
открылось только в нынешнем июле —
и вот оскаливает зубы словно волк.

Другое тоже завалилось за подкладку,
но я достал его, отмыл, одел в пальто
и наспех записал, оно — о счастье.
А пятое пришло ко мне само.

…Так что схлопнулось, всё! — дожила, дописалась книжка
в темных катышках крови и мёда, в ошметках боли
(как сказала однажды подвыпившая директриса,
проработав полжизни в советской школе:
— Я люблю вас крепко, целую низко,
только, дети, — оставьте меня в покое…) —
и стою я теперь сам себе обелиском,
поебенью-травою счастливой во чистом поле.

— Я, рожавший Тебе эти буквы, то крупно, то мелко,
зажимая живот рукавами, как раненый, иступленно,
вот теперь — я немного попью из твоей голубой тарелки,
а потом полежу на ладони твоей — зеленой.

Потому что я знаю: на койке, в больнице, сжимая в руке апельсины
(…так ведь я же не видел тебя никогда из-за сильного света…) —
ты за это за всё никогда меня не покинешь,
и я тоже тебя — никогда не покину — за это.

 

Андрей Родионов

поэт, организатор литературного процесса

Родионов

«Я пишу, когда тема появляется, это происходит одновременно большим скачком эмоций, я задыхаюсь, и вообще, в такой момент я вижу себя как бы со стороны. Тогда я сажусь писать и не встану с места, пока не напишу».

***

Дети резали детей
Остро режущим предметом
Про крещение не смей
Говори со мной об этом

Кто их этому учил
И чему ещё научит
Государство — педофил
Да и мы с тобой не лучше

Трое у меня растут
Младший учится в девятом
Старший ходит в институт
Средний — в армии солдатом

Нет, конечно не они
Не в Москве, не в нашем мире
Это где-нибудь в Перми
Или где-нибудь в Сибири

Дети не умеют врать
И не понимают шутки
Стало круто убивать
Дети к моде очень чутки

Аля Хайтлина (Кудряшева)

поэт, блогер

Кудряшева

«Всем известно, что люди воспринимают мир по-разному, — кому-то ближе зрительное восприятие, кто-то не может понять, что же происходит, если не слышит звуков. То же и с выражением себя, собственных своих мыслей или даже, скорее, ощущений. Хорошо художникам, хорошо композиторам — тем, для кого открыты конвенциональные пути для описания своего мирощущения, причем практически напрямую, без метаязыка. Сложнее тем, для кого во главу угла становятся запахи, прикосновения, хуже того — все это вместе, еще и со слухом и зрением. Единственный способ разобраться с тем, что ты чувствуешь, объяснить это в том числе самому себе — это пользоваться костылем в виде обычного человеческого языка и, упражняясь, делать этот костыль все более удобным, мягким и — в идеальном итоге — практически неотличимым от теплой живой ноги. К счастью, людей, страдающих подобным недугом, немало — поэтому, когда ты в очередной раз безнадежно осознаешь, что не понимаешь, как же тебе сказать вот это, то, что у тебя внутри, — на помощь приходят чужие тексты. Но как бы ни была прекрасна нога соседа — все равно она не той длины и размера, что нужна тебе.

На самом деле я просто не умею рисовать».

Иногда корабли

Муж мой краснеет, когда разливает суп,
Солнце краснеет, когда разливает свет,
Вишня краснеет, когда укрывает сад.
Солнце июля. И муж разливает суп.

Он разливает суп и ломает хлеб.
Слышен вдали электрички печальный всхлип.
Скоро придёт сентябрь и будет хлябь,
Будет на лужах дождя ледяная сыпь.

Будет дрожать от ветра замёрзший сад,
Глянь, на сырой земле вишнёвая сыпь,
Муж разливает по чашкам холодный сок.
Муж разливает по мискам горячий суп.

Знаешь ли ты, как делают корабли?
Сыплют в бутылку немного сырой земли,
Вишен, ресниц и говора — но не суть.
Солнца закатного тёплый неясный блик.

Ещё насыпают песок, а потом трясут.
Получается мусор. 
Иногда корабли.

Источник: afisha.ru



Еще новости / Назад к новостям