Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

22.03.2018

Издание книг в России и за рубежом. Мягкая обложка и твёрдый переплёт

Издательский бизнес имеет схожие законы во всем мире. Классика печатается в мягком варианте – например, для школьников и студентов, в твёрдом – для сбора библиотеки. С современными авторами всё сложнее. Кого печатать в мягкой обложке, кого – в твердом переплёте? Взгляды в России и за границей рознятся.

Рассмотрим сайт издательства Bloomsbury, известного как стартовая площадка культа Гарри Поттера.

Книги молодых авторов, в успехе которых издатель не может быть уверен, выходят в мягкой обложке. Выберите наугад жанр художественной литературы (моим вариантом стал «Crime & Thriller»), оставьте в выдаче только бумажные носители и посмотрите, в каком переплёте они были изданы: твёрдом (hardcover/hardback) или мягком (softcover/paperback).

Первая книга в списке «paperback» – Thomas Mogford «A thousand cuts». Этот автор, как и идущий следом Gavin Lyall, имеет уже больше четырёх книг, изданных в Bloomsbury. В отличие от них, авторы Brian Garfield («Death wish») и Shirish Thorat («A ticket to Syria») – имеют всего по паре написанных книг. Но они, как и их более опытные коллеги, скорее всего, будут напечатаны только в мягком переплёте.

Теперь рассмотрим тех авторов, чьи книги изданы в твёрдых обложках.

«The seven death of Evelyn Hardcastle» – первая и пока единственная книга автора Stuart Turton. Однако эта история еще в 2016 году была выложена в сеть и имела успех. Выходит, что хоть автор прежде и не издавался, издатель имеет на его счёт некоторые гарантии.

Похожая ситуация с книгой «This is how it ends» автора Eva Dolan, не имеющей других изданий в Bloomsbury, однако имеющей несколько книг, напечатанных в других издательствах.

Следом Margaret Atwood, чей «Рассказ служанки» недавно был экранизирован – здесь, как вы понимаете, нет никаких вопросов.

Теперь посмотрим, какие новые книги выходят в мягком переплёте в России. За два года книготорговли я наблюдала два подобных случая. Первый – когда хорошо продаваемые в твёрдом переплете книги обретали новую жизнь в мягкой обложке. Их опять называли «новинка» и ставили на соответствующую полку.

Сара Джио

Второй случай – иронический детектив Д. Донцовой «Свидание под мантией». На его обложке даже размещалась надпись «Новая книга». Это было особенно заметно потому, что прежде все книги этого автора выходили в твёрдом переплёте.

Дарья Донцова

Возникает вопрос: если крупные издательства не выпускают книги новых авторов в мягкой обложке, то как они вводят их в оборот? Разные издательства делают это по-разному. Например, «РОСМЭН» учредило конкурс «Новая детская книга». Победители в категории «Фэнтези. Мистика. Триллер» открывают свои серии. Однако по данным Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (доклад «Книжный рынок России. Состояние, тенденции и перспективы развития в 2016 году»)  РОСМЭН занимает только 3-5% рынка.

Холдинг Эксмо-АСТ, по данным того же доклада, занимающий больше трети российского книжного рынка, действует иным, «серийным» методом. Среди книг малоизвестных и начинающих авторов отбираются похожие на те, что уже доказали свою продаваемость. Отбор происходит, например, посредством конкурсов на ЛитНете (ранее носивший название «ЛитЭра»).

Рассмотрим конкурс «Волшебная академия» с заданными рамками сюжета. По итогам первого сезона, в 2015 году в серию добавились пять книг. От «Я ненавижу магические академии» Б. Вонсович и Т. Лукьяновой до «Телохранительницы Его Темнейшества» И. Арьяр. Они были напечатаны в твёрдом переплёте и помещены в одну серию с уже узнаваемыми и коммерчески успешными авторами серии.

Подобная ситуация отчётливо прослеживается в сериях отечественных фэнтези и фантастики Эксмо-АСТ.

Всё большую популярность обретает изготовление мягких обложек из бумаги на синтетической основе, которая не содержит древесины.

Европейский подход выглядит более справедливым по отношению к читателям, авторам, самой литературе и, конечно, деревьям. Всё большую популярность обретает изготовление мягких обложек из бумаги на синтетической основе, которая не содержит древесины. На западе популярна техника прошивания блоков мягкого переплета (а не проклеивания, доминирующего у нас). Такой способ скрепления – залог долгой жизни книги, что положительно сказывается на репутации этого вида переплёта в целом.

Стоит отметить ещё один актуальный формат книгоиздания – электронный. Несмотря на то, что цифровой файл пока не все готовы рассматривать как товар и объект искусства, издание электронных книг набирает обороты. Конечно, бумажные книги будут жить и здравствовать ещё очень долго. Но оба этих формата могут сосуществовать, не вытесняя друг друга. В этом случае электронная книга, чьё производство требует меньших затрат труда и нулевых затрат сырья, будет для произведения первым испытанием, а бумага – премиум-изданием, показателем ценности и важности текста. Расставив приоритеты по возрастающей, мы получим возможность издавать больше хороших книг, при этом сократив потребление экологических ресурсов.

Александра Оккама,
независимое издательство Чтиво



Еще новости / Назад к новостям