Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

20.02.2018

20 главных книг 2018 года: от Иванова и Минаева до Янагихары и Бегбедера

Forbes Life изучил планы ведущих российских издательств и выбрал самые ожидаемые художественные книги 2018 года. Читателей ждет продолжение романа Алексея Иванова «Тобол, «трилогия нелюбви» Элены Ферранте, вторая книга Гузели Яхиной и долгожданный роман Арундати Рой. На русском выйдет получивший премию «Букер 2017» «Линкольн в бардо», пулитцеровский роман Ричарда Руссо «Эмпайр Фоллз» и новые рассказы Анны Гавальды.

Алексей Иванов

Алексей Иванов. «Тобол. Мало избранных»

Издательство: Редакция Елены Шубиной

Дата выхода: февраль

«Тобол. Мало избранных» — вторая книга романа-пеплума Алексея Иванова «Тобол»Реформы царя Петра перепахали Сибирь, и все, кто «были званы» в эти вольные края, поверяют, «избраны» ли они Сибирью. Беглые раскольники воздвигают свой огненный Корабль, российские полки идут за золотом в далекий азиатский город Яркенд, упрямый митрополит пробивается к священному идолу инородцев сквозь злой морок таежного язычества, а сибирский губернатор оказывается в руках государя. Судьбы героев сплетаются воедино, и в яростной борьбе старого с новым рождается история Сибири и история страны.

Юлия Зайцева, соавтор книги «Дебри» и продюсер Алексея Иванова: «В библиографии Иванова двухтомный "Тобол" не только самый объемный, но и самый смелый роман. Это шахматный сеанс одновременной игры сразу на нескольких досках, и к тому же еще вслепую. В голове постоянно нужно держать десятки линий и судеб, слышать уникальную мелодию каждого и настойчиво и поступательно двигать ее к финалу. На эпопею сложно решиться, имена дерзнувших известны каждому школьнику: Толстой, Шолохов, Гроссман…  И заявить себя в этом ряду может писатель только  с масштабным, соразмерным эпохе мышлением. Иванов сумел удержать в голове два века сибирской Конкисты, довести до финала игру на всех досках и не слить ни одной партии. По-моему, у него получился гроссмейстерский роман».

 Ханья Янагихара

Ханья Янагихара. «Люди среди деревьев»

Издательство: Corpus

Дата выхода: конец февраля — начало марта

Перевод с английского: Виктора Сонькина

После горячо обсуждаемой «Маленькой жизни» дебютный роман Ханьи Янагихары ждут и читатели, и критики, чтобы подтвердить или опровергнуть свои впечатления от мучительной истории четырех друзей. Роман «Люди среди деревьев» Ханья Янагихара писала, опираясь на реальные события. В 1950 году молодой доктор Нортон Перина отправляется на далекий микронезийский остров, где живут люди, владеющие секретом удивительного долголетия. Перине удается выяснить природу этого феномена, и результаты исследований обещают революцию в медицине и невероятные перспективы для человечества. «Однако претворение сказки в быль — процесс болезненный и страшный, стирающий границы между подвигом и преступлением». Открытие Нортона Перины оборачивается целой серией катастроф: экологических, социальных и личных.
В основе романа Янагихары история лауреата Нобелевской премии по физиологии и медицине, вирусолога, педиатра Дэниела Гайдузека, арестованного по обвинению в растлении своих приемных детей. В интервью Ханья Янагихара не раз говорила, что об истории Гайдузека узнала от отца, и ее поразило, насколько жестоким и порочным может быть блестящий ум ученого. «Люди среди деревьев» — роман, рассказанный с позиции сильного и властного человека. И книга имела успех в первую очередь благодаря мастерски переданному голосу зла.

Переводчик романа Виктор Сонькин: «У российского читателя, который открывает новую книгу Янагихары, будет, скорее всего, заранее сформировано ожидание, основанное на опыте "Маленькой жизни", которая произвела здесь такое ошеломительное впечатление — как на поклонников, так и на недоброжелателей. И действительно, по крайней мере одна важная тема, тема насилия над детьми (я не разбрасываюсь спойлерами, потому что буквально все содержание романа пересказано в газетных статьях в первых же строчках, суть этого романа совсем в другом) в книге действительно есть. Но во всем остальном — по структуре, по персонажам, по поддерживающей идее — это совершенно другая, не похожая на "Маленькую жизнь" книга. Мне кажется, особенно важно то, что в "Маленькой жизни" читатель встречается — по крайней мере, в настоящем времени — с огромным количеством хороших, добрых, благородных людей. В "Людях среди деревьев" таких персонажей нет вообще, ни одного. Это настоящий "роман без героя" в этом смысле. И при этом он говорит о каких-то невероятно важных вещах: о поиске научной истины, о верности себе, о смерти и попытке уйти от нее. Кроме того, это в своем роде увлекательный приключенческий роман; я, правда, с трудом воспринимаю иное, но привык к тому, что ценители литературы, особенно российской, могут считать, что сюжет — это что-то устаревшее и ненужное в литературе. Ну вот у Янагихары, к счастью, таких иллюзий нет».

Борис Минаев

Борис Минаев. «Ковбой "Мальборо", или Девушки 80-х»

Издательство: Время

Дата выхода: конец февраля — начало марта

Писатель Борис Минаев, финалист «Русского Букера» и «Ясной Поляны» с романом «Мягкая ткань» дает русский ответ Харуки Мураками. Японский беллетрист после крупной прозы порадовал читателей сборником лирических рассказов «Мужчины без женщин». Борис Минаев написал двадцать три личные истории о жизни молодых женщин. «Ковбой "Мальборо", или Девушки 80-х» — тонкая и смешная книга о юности и о том, как из нелепых случайностей рождается судьба.

Борис Минаев: «Мне всегда было легче общаться с женщинами, чем с мужчинами. С мужчинами нужно дружить в определенном смысле — сильно выпивать, что-то вместе обязательно делать или ходить в баню, например, чего я терпеть не могу — а уж только потом говорить. И только на определенные темы. С женщинами можно говорить сразу и обо всем. У всех этих необязательных разговоров есть, правда, всегда второй, третий, четвертый, а то и сто четвертый смысл, который не сразу поймешь, но ведь это тоже очень увлекательно. Из этих разговоров, а вернее, из их рассказов родилась моя книга. В ней живет наше поколение, и, слегка бликуя, отражается целая эпоха, которая формально началась в 1980-е, а на самом деле еще раньше, но почему-то все никак не хочет кончаться. Я не знаю, что это значит — может быть, мы все будем жить вечно? Собственно, именно это я и старался понять».

Джулиан Барнс

Джулиан Барнс. «Одна история»

Издательство: Азбука-Аттикус

Дата выхода: март

Перевод с английского: Елены Петровой

«Почти у каждого из нас есть одна единственная история, которую хочется рассказать. Это не значит, что в жизни больше ничего не происходит: бесчисленное множество событий, которые могут превратиться в бесконечный рассказ. Но лишь один будет что-то значить, лишь один стоит того, чтобы быть услышанным. И вот мой рассказ». Такими словами предваряет свою новую историю интеллектуал Джулиан Барнс, один из лучших современных прозаиков.
Его новый герой, обаятельный Пол, очень во многом похожий на самого Барнса, свой рассказ начинает с философского и в то же время очень личного вопроса: «Вы бы хотели любить больше и страдать больше или любить меньше, но и меньше страдать?». Он вспоминает историю своей большой любви, студенческое лето, когда 19-летний Пол встретил замужнюю состоявшуюся 48-летнюю Сьюзан — и все в мире перестало иметь значение. Та самая «единственная история», о которой Пол готов рассказать, стала определяющим событием в его жизни.

«Казалось бы, совершенно герметичный, не предполагавший продолжения букеровский роман "Предчувствие конца" получил неожиданное развитие в "Одной истории", — рассказал Forbes Life редактор издательства «Азбука» Александр Гузман. — Это своего рода анатомия первой любви, служащей ключом ко всему, что происходит с человеком дальше, до конца его жизни. И не зря в недавнем интервью, приуроченном к выходу "Одной истории" Барнс сослался на Тургенева: Вспомним Тургенева, одного из величайших прозаиков, писавших о любви. Повесть "Первая любовь" основана на его собственном юношеском опыте. Тринадцатилетним подростком он безумно увлекся девушкой лет двадцати, но сделал убийственное открытие: она — возлюбленная его отца. Пол, герой моего нынешнего романа, говорит, что первая любовь накладывает отпечаток на всю дальнейшую жизнь: либо как пример, либо как контрпример».

Июнь Ли

Июнь Ли. «Добрее одиночества»

Издательство: Corpus

Дата выхода: март

Перевод с английского: Леонида Мотылева

«Добрее одиночества» — мощный роман о грузе памяти и тяжести утраты. Американская писательница китайского происхождения Июнь Ли рассказывает о трех героях, которых связывает тайна 25-летней давности. История получилась о том, как прошлое терзает душу, как сотни тысяч мелочей становятся пыткой и определяют настоящее и будущее. Как говорит один из героев, «даже самое невинное существо, если загнать его в угол, способно на бессердечный выпад».

Герои Июнь Ли живут далеко друг от друга (в Америке и в Китае), но когда-то все трое жили в Пекине и дружили с Шаоай, дерзкой и независимой. После июньских событий на площади Тяньаньмэнь Шаоай исключили из университета, а осенью девушка погибла при странных обстоятельствах. Для трех друзей смерть Шаоай и мучительный коктейль из вины и подозрений становятся наваждением и судьбой.

Переводчик романа Леонид Мотылев: «Автора этой книги я слушал прошлой весной в московской библиотеке Достоевского. К тому времени я прочел роман, начал переводить, и после ее выступления я спросил ее, на чьей она стороне: молодой бунтарки Шаоай или старшего поколения, считающего, что "плетью обуха не перешибешь"? Она сказала, что не знает ответа. Читателю предоставлено судить самому (или воздержаться от суда). В этой книге, печальной и более приглушенной, чем ее первый мучительный роман "Бродяги", читателю многое предоставлено самому. Чувствуется, что подлинная стихия Ли — рассказ, и я не удивился, узнав, что автором, очень сильно на нее повлиявшим, был недавно умерший Уильям Тревор, наследник Чехова. Как Тревор, как Чехов — и, может быть, в традициях восточной литературы — Ли подает читателю сигналы, не педалируя их, побуждая к внутренней работе, к сопереживанию и пониманию. Тот, кто добрался до последних глав романа, к примеру, сам должен понять, почему героиня так странно реагирует на слова об озноблении кожи. И, если говорить о крупных темах, читатель, может быть, задумается о памяти. Память о травме событий на площади Тяньаньмэнь не жива и не мертва, как отравленная, влачащая межеумочное существование Шаоай».

Джордж Сондерс

Джордж Сондерс. «Линкольн в бардо»

Издательство: Эксмо

Дата выхода: март

Перевод с английского: Григория Крылова

58-летний техасец Джордж Сондерс с романом «Линкольн в бардо» осенью 2017 года стал лауреатом Букеровской премии по литературе за роман об американском президенте. В его основе — одна ночь из жизни Авраама Линкольна. 11-летний сын президента Вилли похоронен в мраморном склепе на Джорджтаунском кладбище. Убитый горем отец приезжает на кладбище под покровом ночи, чтобы побыть рядом с сыном. А сам Вилли оказывается между мертвыми и живыми, в призрачном мире, населенном тенями прошлого. Собственно, бардо (буквально — «между двумя») в буддизме и означает то самое промежуточное состояние между тем миром и этим. Жалобы, крики, причитания и стоны окружающих Вилли душ Сондерс чередует с коллажем из исторических документов и книг, придуманных и реальных, так что жизнь мальчика показана на фоне политических событий того времени. Настоящим, без дураков, художественным романом всю эту потмодернистскую нарезку делает пожилой техасец, удивительный стилист, мастер метких афористичных высказываний, точных наблюдений и емких выводов.

«Роман назван критикой экспериментальным, — пояснила Forbes Life глава отдела зарубежной прозы издательства «Эксмо» Юлия Раутборт, — и действительно, он интересен не только с точки зрения содержания, но и с точки зрения формы, что вдумчивый читатель наверняка оценит. Прежде всего, как мне кажется, он привлекает своей ярко выраженной гуманистической направленностью. Сондерс рассказывал, что, когда он услышал историю смерти сына президента Линкольна, у него сразу возник образ, объединяющий мемориал Линкольна и "Пьету" Микеланджело (скульптуру Девы Марии, оплакивающей Христа). Президент Линкольн, который в сознании большинства — национальный герой Америки, президент страны, предстает в романе Сондерса безутешным отцом, оплакивающим любимого сына. Этот сюжетный мотив позволяет автору выйти на глобальное обобщение: что есть смерть и как к ней следует относиться».

«Если говорить о поисках Сондерса в области формы, то нужно сказать: каждой страницей, каждой строкой автор опробует возможности слова, пределы допустимого: достаточны ли применяемые средства для донесения авторской мысли до читателя, где та граница, за которой форма становится не средством, а самоцелью, — рассказал переводчик романа Григорий Крылов. — Для переводчика такая книга и вызов, и удовольствие, и мука смертная: в каждом предложении подстерегают опасности, трудности; надеюсь, что с помощью редакторов и корректоров, они были с разной степенью успешности преодолены».

Энн Тайлер

Энн Тайлер. «Удочеряя Америку»

Издательство: Фантом Пресс

Дата выхода: весна

Перевод с английского: Любови Сумм

Пожалуй, самый глубокий и напряженный роман Энн Тайлер, одной из главных американских писательниц современности, уже хорошо известной российскому читателю, благодаря «Катушке синих ниток» и «Случайному туристу». «Удочеряя Америку» — история, показывающая США с двух точек зрения: людей, родившихся и выросших там, и мигрантов, приехавших в чужую страну и полюбивших ее.

«Книга о том, что значит быть американцем. Две семьи, которые в обычной жизни никогда бы не встретились, сталкиваются в аэропорту — коренные американцы Дональдсоны и супруги Яздан, иранского происхождения, — рассказал Forbes Life главный редактор издательства «Фантом Пресс» Игорь Алюков. — Обе пары ждут прибытия из Кореи девочек-младенцев, которых они удочерили. Дети прибывают, и первую годовщину взрослые решают отметить вместе. Это становится традицией — две семьи встречаются раз в год, и постепенно их судьбы сплетаются. Роман полон света, нежности, удивительных наблюдений за жизнью». 

Гузель Яхина

Гузель Яхина. «Дети мои»

Издательство: Редакция Елены Шубиной

Дата выхода: конец апреля — начало мая   

«Дети мои» — вторая книга молодой писательницы Гузель Яхиной, лауреата премий «Большая Книга» и «Ясная Поляна» за дебютный роман «Зулейха открывает глаза». Новый роман Яхиной об истории поволжских немцев в первой половине ХХ века. После тяжких испытаний Якоб Бах, школьный учитель, отвернулся от мира и принял обет молчания. Свою единственную дочь Анче он растит на уединенном хуторе, в степной глуши. Он живет тихо и спокойно, пишет сказки и ищет умиротворения. Но волшебные сказки шульмейстера Баха странным образом воплощаются в реальности — «и немой отшельник против воли становится демиургом, способным изменить окружающую действительность силой воображения». Но хранит ли этот дар его самого? Дано ли Якову написать собственную судьбу и спасти себя и своих близких? От всеразрушающей ярости, смятения, хаоса и жестокости едва ли спасают талант и любовь, но уповать в страшный час больше не на что.

По просьбе Forbes Life Гузель Яхина представила новый роман и ответила, был ли страх второго романа после огромного успеха «Зулейхи»: «Cтрахи, конечно, были. Притяжение истории Зулейхи было очень велико, и я понимала, что к новому роману отнесутся гораздо строже. Возможно, именно поэтому одним из центральных мотивов в романе "Дети мои" стало преодоление страха. Если говорить о философии романа, для меня эта история прежде всего о мифологичности сознания: что бы ни происходило в жизни человека, он будет искать и находить знакомые образы и архетипы. Главный герой, российский немец по фамилии Бах — свидетель и участник раннего советского времени, видит в происходящем германские фольклорные сюжеты. Немецкие сказки оживают в декорациях 1920-х и 1930-х годов. 24 года существования Немецкой автономии на Волге превращаются в образный код к происходившему в стране. Я хотела рассказать о мире немецкого Поволжья — ярком, самобытном, живом. О мире, когда-то созданном пришлыми людьми в чужой стране, а сегодня затерянном в прошлом. Но это еще и общечеловеческая история: о любви мужчины к женщине, о страстной любви отца к дочери, о том, как большая любовь порождает страхи в нашем сердце и одновременно помогает эти страхи превозмочь». 

Олег Ермаков

Олег Ермаков. «Радуга и Вереск»

Издательство: Время

Дата выхода: весна

Олег Ермаков, лауреат премии «Ясная Поляна» за одновременно напевную и детективно закрученную «Песнь тунгуса» написал исторический роман о родном Смоленске, который поляки в свое время называли замкОм, а русские — крепостью на западе своего царства. Весной 1632 года сюда приезжает молодой шляхтич Николаус Вржосек, а в феврале 2015 года — московский свадебный фотограф Павел Косточкин. Оба с любопытством всматриваются в очертания замка-крепости и обоих ждет любовь: одного — к внучке иконописца и травника, другого — к чужой невесте.

О том, как две частные истории сплавляются воедино, рассказал Forbes Life сам Олег Ермаков: «В провинциальном городе наш современник, столичный свадебный фотограф, постигает живую историю — прошлого и настоящего. Это постижение одухотворено чувством любви. Примерно то же самое происходило четыреста лет назад с польским шляхтичем, прибывшим в отдаленный замок Речи Посполитой — в смоленскую крепость, где в это же время служили Короне предки великих русских: Глинки и Твардовского. И где сложил свою голову предок Юрия Лермонтова шотландский ротмистр Лермонт. Смоленск — как место встречи Востока и Запада, город, где устривают свои чаепития «толедцы», исповедующие русский кихотизм. Город, поющий прокаленной в огне глиной, становится судьбой и шляхтича Николауса Вржосека и столичного фотографа Павла Косточкина».

«Пластика письма удивительная, защищающая честь классической русской прозы, — пишет в «Новом мире» литературовед Ирина Роднянская, — от морозной зимы в смоленском лесу стынет кровь, и невольно кутаешься, сидя в натопленной комнате. Гений места дышит во множестве достоверностей (плод наблюдательного воображения, а не педантического штудирования): от тактичного многоязычия книги (украинские, белорусские, польские реплики и речения; название — перевод с белорусского и польского имен героини и героя) веет совершенно особым колоритом пограничного края, что отучает от историко-политического верхоглядства. Но и это еще не главное. Роман — приключенческий в том смысле, в каком привыкли думать о романах Вальтера Скотта и, не без оглядки на них, о пушкинской "Капитанской дочке"».

Арундати Рой

Арундати Рой. «Министерство радости и удачи»

Издательство: АСТ

Дата выхода: май

Перевод с английского: Александра Анваера

После дебютного и очень мощного романа «Бог мелочей», восхитившего Джулиана Барнса и Джона Апдайка, индийская писательница Арундати Рой молчала два десятилетия. Все эти годы она активно занималась общественно-политической деятельностью, но художественной прозы не писала. Превратить новую задумку в роман «Министерство радости и удачи» Арундати Рой, по ее же собственным словам,  уговорил друг — букеровский лауреат 1972 года Джон Берджер. Британские издатели единодушны: второе произведение Арундати Рой является «удивительной, многослойной книгой — пожалуй, лучшим романом, который нам довелось прочесть в последние годы».

«Это удивительная книга, — подтвердил Forbes Life переводчик романа Александр Анваер. — Автору удалось развеять миф, созданный знаменитыми сентиментальными «индийскими» фильмами и древними заблуждениями европейских путешественников. Индия — отнюдь не только «благовония, драгоценности и боги». С первых же строк на читателя обрушивается страшноватая действительность бытия маргиналов, кастовые противоречия, существующие до сих пор, несмотря на законодательный запрет, сепаратизм, при первой возможности лезущий из всех щелей. Возникает ощущение безнадежности, но оно чудесным образом рассеивается при дальнейшем чтении. Все дело в том, что автор любит своих героев. Каждый характер выписан, вылеплен с любовью — даже к последнему негодяю и мерзавцу, которого автор подает как живого человека. Через несколько десятков страниц перестаешь воспринимать Индию и ее народ как нечто экзотическое. Видишь людей, таких же, как ты сам. И в этой реалистичности, достоверности, иронии, искренности, оптимизме — залог долгой жизни этой и подобных ей книг».

«"Министерство радости и удачи" — непростой роман, но вы его не забудете, — комментирует руководитель отдела переводной жанровой литературы Ирина Архарова. — "Министерство радости и удачи", как персидский ковер, сотканный из разных историй. Будь то жизнь неприкасаемого хиджры и девочки-найденыша с их невероятной и невозможной любовью, или жизнь боевика Мусы, потерявшего дочь и жену, который жертвует любовью к женщине ради идеала. И я думаю, что, несмотря на сложность и непохожесть героев и порой активную демонстрацию авторских политических взглядов, этот необычный и совсем непростой роман должен был выйти на русском языке».

Хлоя Бенджамин

Хлоя Бенджамин. «Бессмертники»

Издательство: Фантом Пресс

Дата выхода: весна

Перевод с английского: Марины Извековой

Это роман о непредсказуемости жизни, о личном выборе и о том, что больше определяет судьбу — семья и корни, либо полный отрыв от них.

Нью-Йорк, 1969 год. В Нижнем Ист-Сайде распространился слух о появлении таинственной женщины-экстрасенса, которая предсказывает людям день их смерти. Четверо юных Голдов — от семи до тринадцати лет — из любопытства отправляются узнать грядущую судьбу. Последней руку гадалке протягивает Варя, самая старшая из детей. Взглянув на ее ладонь, женщина расплывается в улыбке: «О, с тобой все будет в порядке, ты умрешь в 2044-м». Счастливая девочка выходит на улицу, а там уже дожидаются мрачные братья и сестра.

«В последующие десятилетия пророчества начнут сбываться, — рассказал Forbes Life редактор книгиИгорь Алюков. — Судьбы детей окажутся причудливы. Саймон Голд сбежит в Сан-Франциско, где будет вести богемную жизнь. Клара после встречи с гадалкой с каждым годом все глубже будет погружаться в мечты, не слишком различая свои фантазии и реальность. Дэниэл, прирожденный лидер, сделает карьеру военного врача. А Варя… Варя посвятит себя изучению проблемы бессмертия, балансируя между наукой и вымыслом. Удивительной глубины роман о связи неизбежности и свободы выбора, о переплетении иллюзии и реальности, о силе семейных связей и силах, их разрывающих. Отличная книга, просто отличная».

Элена Ферранте

Элена Ферранте. «Потерянная дочь»

Издательство: Синдбад

Дата выхода: весна-лето

Перевод с итальянского: Ольги Ткаченко

Хорошие новости для поклонников «Неаполитанского квартета»: лихорадка Ферранте продолжается. В новом сезоне издательство «Синдбад» обещает издать три ранних романа самой загадочной итальянской писательницы — условную «трилогию нелюбви». Кроме «Потерянной дочери» нас ждут переводы книг «Troubling love» (рабочее название — «Навязчивая любовь») и «The Days of Abandoment» (рабочее название — «Дни одиночества»).

«Это три истории, не связанные друг с другом, — поясняет Ирина Бачкало, заместитель гендиректора издательства «Синдбад», — общим остается только неповторимый стиль Ферранте: она словно ставит перед нами большое зеркало и помогает увидеть нашу собственную судьбу в жизни далеких неаполитанских женщин».

Главной героине романа «Потерянная дочь» Леде сорок семь лет, она только что обрела свободу — дочери, наконец-то, выросли и уехали в Канаду к отцу. Леду совсем не тяготит расставание с детьми и одиночество: наконец-то дома тишина и чистота, и масса времени для себя и любимой работы. Героиня на полтора месяца снимает квартиру на Ионическом побережье, чтобы греться на солнце, неторопливо читать книги, писать статьи. Однако на пляже находится занятие интереснее книг. Леда наблюдает за большой и не слишком дружной семьей своих земляков неаполитанцев, и глаз не может оторвать от маленькой девочки, ее молоденькой мамы и страшненькой куклы, которой обе уделяют слишком много внимания... Эта странная троица заставляет Леду совершить абсолютно необъяснимый поступок и вторгнуться в чужую жизнь, а заодно полностью переосмыслить свою собственную.

«Неаполь, кукла, пугающе искренняя исповедь героини-рассказчицы — перед нами творческая мастерская Ферранте, — комментирует главный редактор издательства «Синдбад» Елена Головина. — В "Потерянной дочери" читатель, знакомый с историей Лилы и Лену, наверняка угадает эскизные наброски к «Неаполитанскому квартету». Вместе с тем это самостоятельный, глубокий, полнокровный текст, подробно исследующий тему материнства в ее самых драматических аспектах».

Анна Гавальда

Анна Гавальда. «Fendre l'armure»

Издательство: АСТ

Дата выхода: май-июнь

После нескольких романов Анна Гавальда наконец-то вновь берется за короткий рассказ, с которым она когда-то ворвалась в литературу, выпустив удивительный по силе сборник «Мне бы хотелось, чтобы меня кто-нибудь где-нибудь ждал». В новых семи новеллах снова проявляется ее чуткость, эмпатия, умение раскрыть своих героев и заставить их не просто говорить, а жить.

«Анна Гавальда всегда была не прочь уйти в тень и дать возможность персонажам, частично ею выдуманным, частично взятым прямо из жизни, заговорить своими голосами и самостоятельно поведать о своих смятениях, печалях и надеждах, — рассказывает Дмитрий Румянцев, ведущий редактор переводной литературы редакции «Жанры». — В новом сборнике, куда вошли семь коротких и не очень рассказов, она с необыкновенным мастерством, каждый раз подстраивая язык под новый характер и широко черпая из просторечной и даже жаргонной лексики, создает (авто)портреты людей из самых разных социальных слоев. Всех этих людей объединяет одно: судьба их не пожалела. Им плохо, одиноко, больно, и они устали делать вид, что все в порядке. Они готовы обнажить свои израненные сердца перед первым встречным, в том числе и читателем, и попытаться обрести благодаря этому если и не уверенность в грядущем счастье, то хотя бы немного душевного покоя и готовность с честью принять очередные сражения».

Герои Гавальды рассказывают об одиночестве, о боли потери, о магии встреч и о силе любви — они приходят к читателю «с открытым забралом», доверяя самые хрупкие моменты жизни, когда все буквально распадается на части и надо найти в себе силы начать с нуля. Среди них — юноша, который только что побывал на свадьбе своей бывшей подружки и едет на поезде домой, немного пьяный и опустошеный; переполненный мыслями о пропавшем друге бизнесмен, разоряющий минибар в номере отеля в Сеуле; водитель грузовика, потерявший сына и выплакивающий свое горе собаке; отец семейства, вызванный в школу разъяренной директрисой... Все они хотят одного — быть услышанными.

Вот что рассказала о сборнике сама Анна Гавальда: «Я могла бы сказать, что это сборник новелл, историй — всего их 7 штук, и они написаны от первого лица — но я вижу книгу по-другому. Для меня это не истории и еще в меньшей степени персонажи, для меня это люди. Настоящие люди. Тут есть Людмила, Поль, Жан! У остальных нет имен. Они просто говорят «я». Почти все рассказывают о себе ночью, в их состоянии трудно понять, какое сейчас время суток. Им нужно высказаться, чтобы многое прояснить для самих себя, они полностью открыты, доверчивы, они разрушают броню. Не всем это удается, но меня тронуло то, как они пытались это сделать. Довольно претенциозно с моей стороны говорить о том, что мною же придуманные персонажи меня тронули, но еще раз повторю вам: для меня тут нет персонажей — только люди, совершенно реальные люди, и именно их я вам вверяю сегодня». 

Себастьян Фолкc

Себастьян Фолкc. «Энглби»

Издательство: Синдбад

Дата выхода: май-июнь

Перевод с английского: Марии Макаровой

Один из самых читаемых британских романистов, мастер тонкого психологического письма, создатель «И пели птицы…» и «Там, где билось мое сердце» вдруг заговорил с читателем незнакомым прежде голосом. Этот голос, по признанию самого Фолкса, он «однажды утром услышал у себя в голове. Он просто рассуждал, диктовал. Я сел и стал записывать. Я не знал, что ему надо,  и не подозревал, что это мой рассказчик». Так родился Майк Энглби, от чьего лица идет повествование (своего рода исповедь или дневник), студент Кембриджа, выходец из «низов», одинокий  саркастический наблюдатель с феноменальной памятью, в которой зияют огромные провалы.

«Что он забыл и хочет ли это вспомнить? Дотошный в мелочах, не морочит ли он нам — и себе — голову в самом существенном? Об этом читатель поневоле задумывается, когда одна из студенток, которую Майк молча обожает издали, вдруг бесследно исчезает. Зато рассказчик становится обладателем ее дневника, — раскрывает подробности сюжета редактор романа Елена Головина и сразу предупреждает, перед нами совсем не детектив.  — Скорее очередной подход писателя к любимой теме — трагизма человеческого бытия, загадки и хрупкости разума, природы времени. На этот раз — с темной, невидимой нам стороны».

Это, пожалуй, один из самых сложных романов Фолкса: роман – исповедь студента Майка Энглби, подозреваемого в убийстве своей возлюбленной Дженнифер. Как пишет TheGuardian, «Энглби — самый живой герой из тех, что вышли из-под пера Себастьяна Фолкса. Обезоруживающе странный и проницательный».

Зюльфю Ливанели

Зюльфю Ливанели. «История моего брата»

Издательство: Эксмо

Дата выхода: лето

Перевод с турецкого: Аполинарии Аврутиной

72-летний Oмер Зюльфю Ливанели  — один из самых успешных современных турецких писателей и к тому же кинорежиссер, композитор и немного политик. В 1970-е он эмигрировал из страны по политическим причинам и до 1984 года жил в Европе, где и начал писать. Но настоящий успех Ливанели принес «турецкий» роман «Евнух из Константинополя», и с каждой новой книгой он становился все известнее. Литературные критики называют Ливанели турецким Мураками за способность соединять в своих текстах будничное и вечное. 

«Ливанели не только умелый рассказчик, но и коварный манипулятор, — рассказала Forbes Life редактор книги Юлия Чегодайкина. — он сознательно расставляет ловушки, чтобы запутать читателя, вызвать негодование, удивление и восхищение. В «Истории моего брата» нет ни одного лишнего слова, каждая деталь на своем месте и срабатывает в нужное время. Роман настолько мелодичный, что превращает читателя в чуткого слушателя. И, читая, даже дышишь через раз из страха упустить самую тихую ноту».

«История моего брата» начинается с убийства и заканчивается самоубийством, Ливанели сплетает воедино истории настоящего и прошлого: украденная любовь, тюремное подземелье, катастрофа, путешествие и спасение, которое невозможно.

Роман написан пять лет назад и уже переведен на 37 языков. На русском книга появится благодаря бессменному переводчику турецкого писателя-нобелиата Орхана Памука Аполлинарии Аврутиной. По просьбе Forbes Life она рассказала о романе и его авторе: «Поэт и режиссер, прозаик и композитор, певец, музыкант и посол ЮНЕСКО… Вот лишь небольшой список занятий одного из самых известных после Орхана Памука турка Зульфю Ливанели. С Россией Ливанели связывает многое, он раз приезжал в нашу страну, много десятилетий дружит с Горбачевым, но его книги увидят свет на русском языке только сейчас. "История моего брата" — пожалуй, самый кинематографичный роман Ливанели. Роман, который начинается, казалось бы, обычной детективной линией, а оборачивается "1001 ночью", сказки которой завлекают читателя, заставляя забыть о том, что же именно заманило в лабиринт смыслов, знаков и образов. Страх и жалость, любопытство и отвращение, удивление и примирение — вот лишь некоторые чувства, которые ожидают терпеливого слушателя. Язык романа невероятно прост — насколько может быть прост язык сказочника — и в то же время этот "голос Шахерезады" манит и притягивает, и читатель не успевает оглянуться, как позади все триста с небольшим страниц романа».

Фредерик Бегбедер

Фредерик Бегбедер. «Жизнь без конца»

Издательство: Азбука-Аттикус

Дата выхода: август

Перевод с французского: Елены Клоковой

«Жизнь – это гекатомба. 59 миллионов смертей в год. 1,9 умирающих ежесекундно. 158 857 человек уходят из жизни каждый день. Пока вы читали эти строки, в мире погибли двадцать человек или больше, если вы читаете медленно. Почему мы должны терпеть эту бойню под предлогом естественного процесса течения жизни? Прежде я редко думал о смерти. С возрастом  подобные мысли завладевают мной все чаще», — так написал Фредерик Бегбедер в предисловии к новому художественному роману.

Кудрявый харизматичный рекламщик из «99 франков» и «Идеаль» повзрослел, необразумившийся молодой человек, уверенный, что любовь живет три года, прошел стадию романтического эгоиста и даже успел подвести первые итоги конца света. Пятидесятидвухлетний Бегбедер уже не одержим развлечениями, бизнесом, красивыми девочками и клубной жизнью, его больше не беспокоит возраст любви, зато чертовски пугает возраст сам по себе. Когда есть успех и деньги, еще сильнее хочется оставаться вечно молодым.

Вот что рассказала Forbes Галина Соловьева, редактор издательства «Азбука»: «Плохая новость: это не роман, это эссе про обретение бессмертия для себя любимого. Хорошая новость: и отлично, что это не роман. Если вы не слишком погружаетесь в тему продления жизни, то и познавательно. Выпендреж на месте, но все же чувствуется, мудреет наш Бегбедер… Из нового романа ФБ можно извлечь полтора десятка цинично-ироничных фраз, отлично подходящих к дальнейшему цитированию. Афоризмы ему удаются».

А вот и самые интересные цитаты из книги:

«В пятьдесят смерть перестает быть абстракцией»

«До пятидесяти бежишь в толпе, потом толпа редеет, а ты перестаешь торопиться»

«Религия — это СПА для души»

«Родители — это наш щит перед лицом смерти»

«Есть вещь, которую я не могу понять: чтобы водить машину, нужно получить права, а чтобы создать новую жизнь — нет. Любой придурок может стать отцом»

Али Смит

Али Смит. «Осень»

Издательство: Эксмо

Дата выхода: август

Перевод с английского: Валерия Нугатова

Лирический роман Али Смит «Осень», вошедший в шорт-лист прошлогоднего Букера и самую малость уступивший «Линкольну в бардо», — первый из четырех так называемого «сезонного квартета» Смит. Она не скрывает, что задумала написать еще три романа: «Весну», «Лето» и «Зиму» — «о том, как проходит время и как мы его проживаем, меняясь вместе с ним». И в этом смысле «Осень» — текст очень современный: Али Смит пишет о событиях сегодняшнего дня — от Брексита до современных художников. Но при этом романом об осмыслении сегодняшней политической ситуации «Осень» назовут в последнюю очередь. Да, от внимательного взгляда Али Смит не ускользают мельчайшие признаки деформации общества, но мелодичный, очень красивый, даже поэтический роман в первую очередь об осени жизни и, конечно, о любви.

Редактор романа Дмитрий Обгольц: «Роман хочется назвать поэтичным, если бы слово «поэтичность« при описании прозы не воспринималось скорее с негативным оттенком, как та сыпучая проза, где много возвышенности, но мало субстанции. "Осень" же, напротив, полна той невидимой субстанции, что мы называем то тканью жизни, то сущностью бытия, то материалом, из чего сделаны мы и все вокруг нас. Книга Смит — тот редкий случай, когда при формальной лиричности сохраняется прозаическая весомость». 

Ричард Руссо

Ричард Руссо. «Эмпайр Фоллз»

Издательство: Фантом Пресс

Дата выхода: лето-осень

Перевод с английского: Елены Полецкой

68-летний Ричард Руссо — один из самых заметных современных американских авторов, но по какому-то недоразумению его книги никогда не издавались на русском языке. Меж тем почти все романы Руссо экранизированы: например, фильм по новелле «Без дураков» с Полом Ньюманом и Брюсом Уиллисом стал классикой кинематографа.

За роман «Эмпайр Фоллз» в 2002 году Руссо получил Пулитцеровскую премию. Это история Майлза Роба, скромного менеджера невзрачного кафе «Empire Grill». Майлз всю жизнь провел в небольшом городке Эмпайр Фоллз штата Мэн. Когда-то здесь видывали и лучшие дни, но лесозаготовки больше не ведутся, фабрики разоряются, и дела в городе идут все хуже. Даже у некогда могущественного клана Уайтинг по большому счету осталась только былая слава да ветшающая недвижимость. У самого Майлза проблемы с женой и не все гладко на работе, он знает, что уже вряд ли сможет всерьез изменить свою жизнь, но, по крайней мере, он может сохранить порядочность и достойно воспитать обожаемую дочь-подростка. «Эмпайр Фоллз» — очень личный и при этом отнюдь не камерный, а почти эпический социальный роман. Ричард Руссо  показывает наши лучшие и худшие качества, наши собственные страхи и надежды с изяществом и сочувствием настоящего мастера.

«Берясь за издание "пулитцеровского" романа Руссо, мы надеемся, что писателя ждет столь же успешная русская судьба, как у Энн Тайлер, с которой они в каком-то смысле литературные родственники, — рассказала Forbes Life директор «Фантом Пресс» Алла Штейнман. —  Романы Ричард Руссо — это глубокие семейные трагикомедии. Грустная и смешная история о жителях маленького городка, когда-то процветавшего, но теперь пришедшего в упадок. Большинство его обитателей едва сводят концы с концами, и жизнь их — сплошной "день сурка". Майлз Роби, как и все прочие в Эмпайр Фоллз, знавал лучшие дни, но давно уже просто плывет по течению — увы, от плохого к худшему. Хозяйничая в своей захудалой забегаловке, он не просто наблюдает за жизнью городка, он свидетель уходящей эпохи. В Эмпайр Фоллз заправляет наследница богатого семейства, властная и жестокая дама, с наслаждением дергающая за ниточки, которыми оплетены тут все. И на одной из таких ниточек трепыхается Майлз Роби. Тут есть и страшные тайны, и вселенские трагедии, и много юмора, но главное, всю книгу пронизывает теплая ирония».

Габриэль Таллент

Габриэль Таллент. «My Absolute Darling» (рабочее название — «Тот, кто безусловно дорог»)

Издательство: Синдбад

Дата выхода: осень — зима

Перевод с английского: Марии Степановой

Литературный дебют, ставший мировым бестселлером 2017 года, берущая за душу история недетского взросления девочки-подростка. Мощный роман о зависимости, жестокости и мучительной любви на фоне противостояния цивилизации и дикой природы.
«Тебе нужно испытать близость смерти до того, как ты начинаешь по-настоящему жить, и принять свою жизнь как благо», — наставляет Мартин Альвестон свою 14-летнюю дочь. Любой другой девочке этот совет показался бы чудовищным, она же принимает его с благодарностью. Отец научил ее стрелять в шесть лет, она умеет разводить огонь и водить грузовик, по приказу отца может отрубить палец настырному визитеру.
Отец учит ее всему, что знает, он методично вкладывает ей в руки оружие, которым дочь сумеет его уничтожить. Но пока она не повзрослеет, отец манипулирует ею, с помощью страха, любви и стыда. Как написала в своем блоге переводчик Анастасия Завозова, «девочка живет в психологическом плену, вскрывает консервы зубами, пьет сырые яйца и до смерти любит отца. Вопрос только в одном: до чьей смерти?»

«Из того, что я прочитала в последние годы, этот роман произвел на меня самое сильное впечатление, — рассказала Forbes Life Ирина Бачкало, купившая права на роман для издательства «Синдбад». —Очень непростое чтение со сценами, которые читать нелегко, но ты как будто несешь ответственность за 14-летнюю героиню, которая живет в глуши со своим отцом-манипулятором — ты не можешь ее бросить. Ты хочешь, чтобы она победила. Это одна из самых обсуждаемых книг года, очень высоко оцененная критиками и вошедшая во все списки главных романов. Книга, расколовшая читательский лагерь. "My Absolute Darling" — чтение не для чувствительных барышень. И, как сказал о ней Стивен Кинг, понятие «шедевр» сегодня сильно дискредитировано частым употреблением, а должно использоваться только в исключительных случаях; "My Absolute Darling" - это шедевр. Это книга, которая не может оставить равнодушным, — ее будут либо любить, либо ненавидеть. По силе воздействия на мировое читательское сообщество напрашивается сравнение с "Маленькой жизнью", но сама история гораздо тоньше и пронзительнее. "My Absolute Darling" — книга, которую вы не забудете».

Майя Лунде

Майя Лунде. «История пчел»

Издательство: Фантом Пресс

Дата выхода: осень-зима

Перевод с норвежского: Анастасии Наумовой

Эта антиутопия, скрещенная с семейной сагой и философским романом, уже переводится на 30 с лишним языков. «История пчел» — самый громкий норвежский роман последнего десятилетия, он получил практически все национальные литературные премии и уже стал не только скандинавским бестселлером, но и одной из самых любимых книг в Германии. Это первая книга амбициозной тетралогии Майи Лунде о хрупкости баланса мироздания и о месте человека в нем.

«Но "История пчел" на самом деле вовсе не история пчел, — поясняет замысел Майи Лунде главный редактор «Фантом-Пресс» Игорь Алюков. —  Это становится ясно уже на первой странице. Не слишком далекое будущее, конец нашего века. Китаянка Тао вручную опыляет фруктовые деревья. Вручную, потому что в мире уже давно нет пчел. И мир с момента их исчезновения необратимо изменился. Кажется, что перед нами антиутопия. Но это и не антиутопия. Потому что следующая история — об изобретателе улья нового типа, живущем в XIX веке. На самом деле "История пчел" — это история людей-пчел, история семей, в которых очень сложные отношения между родителями и детьми постепенно выливаются в трансформацию семейных отношений вообще. В романе норвежки Майи Лунде три семейные истории — викторианская, современная и футуристическая — складываются в большую историю о взаимоотношениях матери-природы и ее нерадивого дитя — человечества. Это первый роман из тетралогии о современном мире, граничащим с миром будущим, весьма пугающим местом».

Источник: forbes.ru



Еще новости / Назад к новостям