Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

05.10.2017

Надежда Михайлова: «Для меня книжный магазин – это еще один дом, который согревает и дает силы жить и работать…»

50 лет – целая эпоха в развитии страны, становлении книжного дела, вместе с которой рос легендарный «Московский Дом Книги», крупнейший книжный магазин не только в России, но и в Европе.

Юбилей – это всегда итог, подведение черты под тем, что сделано. Бывало разное, но счастье, несмотря на годы, оставаться востребованным у читателей, коллег-профессионалов и быть благодарным за то, что позволено было сделать, пережить, передумать. Редакция журнала от всего сердца поздравляет коллектив «МДК» с юбилеем и вспоминает самое важное из его долгой жизни в беседе с Надеждой Ивановной Михайловой, директором «Московского Дома Книги» и генеральным директором ОЦ «Московский Дом Книги».

Юбилей МДК

– Надежда Ивановна, давайте вернемся на 50 лет назад, в 1960‑е, и вспомним, как всё начиналось…

– 25 сентября 1967 года на проспекте Калинина, 26 состоялось праздничное и помпезное открытие самого крупного на тот момент книжного магазина в Европе. В нем принимали участие первые лица города, представители партийных и общественных организаций, деятели науки, культуры и искусства, писатели, руководители издательств и зарубежные гости.

СССР в те годы претендовал на первенство во многих сферах жизни, в том числе и в культуре. И «Московский Дом Книги» стал амбициозным проектом горкома партии, его в дальнейшем часто посещали партийные и правительственные делегации зарубежных стран. Магазин показывали в качестве одного из самых значимых культурных достижений страны. Еще бы! На самой молодой урбанистической улице столицы в современном здании из стекла и бетона на площади в 5 тысяч кв. метров разместилась самая большая в Советском Союзе книжная площадка!

– Писатель Ираклий Андроников тогда замечательно сказал, что рядом с Дворцом Съездов открылся Дворец Книги. Эти слова отражают значение книжного магазина в те времена.

– Тот факт, что магазин стал книжным, – заслуга Сергея Ерофеевича Поливановского, директора «Москниги». Здание начинали строить с другими намерениями, но именно он убедил власти открыть чисто книжный магазин.

– Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями от Вашего первого визита в «Московский Дом Книги».

– Когда я закончила первый курс в Полиграфическом институте, в 1974 году меня направили на практику в «МДК», в секцию поэзии. Первым директором «МДК» была Тамара Владимировна Вишнякова; многие ее помнят по передаче «Что? Где? Когда?», в которой она представляла новые книги. Вспоминаю ежедневные утренние обходы дирекции, Т. В. Вишняковой и ее зама, А. А. Митрахович, которые буквально вгоняли в дрожь: мы боялись получить замечание. Ведь работать в книжном магазине было необычайно престижно, почетно, и мы чувствовали всю важность и ответственность нашего труда. В те годы в стране был настоящий книжный дефицит, но ты мог «достать» книгу, а значит, входил в список обязательных «ста друзей» любого интеллигента, и для тебя, соответственно, были открыты двери на все самые значимые театральные и кинопремьеры. Отношение к книжным магазинам было особенным. Собеседник просто переставал дышать, когда ты говорил, что работаешь в «МДК».

Я помню, что мне настолько понравилась практика в «Московском Доме Книги», что по ее окончании я договорилась поработать здесь еще полгода. Училась до обеда, а потом бежала в «Московский Дом Книги». Главным бухгалтером у нас был Борис Давыдович, удивительный человек; его поддержка и понимание были очень важны для меня, и воспоминания о нем остались самые теплые.

Спустя годы, в 1987‑м, я вернулась в «МДК» уже заместителем Аллы Антоновны Митрахович, второго директора «МДК», и на этой должности проработала 10 лет.

В 1992 году был подписан указ о роспуске «Москниги», после чего все книжные магазины столицы «ушли в самостоятельное плавание», в том числе и «МДК». Некоторые книжные магазины Москвы стали перепрофилироваться на другие группы товаров и исчезать. А ведь когда‑то в состав «Мос­книги» входило 215 книжных магазинов, несколько оптовых баз (книготорговая, канцелярская), машиносчетная станция, разъездной магазин-автолавка, обслуживающий спальные районы; у предприятия были собственные детский садик и пионерский лагерь для детей огромного (шесть с лишним тысяч человек) коллектива.

Лишь благодаря личной инициативе Анатолия Григорьевича Лысенко, возглавлявшего в 1990‑е Комитет по телекоммуникациям и СМИ правительства Москвы, удалось сохранить «МДК» и оставшиеся государственные книжные магазины. Именно он, как человек, страстно любивший книги, затеял объединить оставшиеся 34 государственных книжных магазина в единую сеть «МДК». И в 1998 году на основании подписанного Юрием Лужковым постановления эти магазины стали одним целым.

1998 год был очень непростым, и это еще мягко сказано. За одну ночь, как и всё в стране, магазин из категории успешных доходных предприятий превратился в сплошные убытки и разочарования, на его прилавках были уже не только книги. В августе случился дефолт, а в ноябре меня назначают директором «МДК». С чего начинать, что делать? Очень много вопросов, на которые на сразу находились ответы.

– И как Вы на это согласились?

– Пару дней размышляла. Я хотела заниматься только «МДК», зная этот магазин и понимая, что здесь можно сделать. Но когда возник проект объединенной сети, то вопрос стоял так, что либо всё, либо ничего. Конечно, в первый момент я не очень была к этому готова, понимая, что на ближайшие годы придется забыть обо всем, работать, работать и работать, причем многое было непонятно, ведь страна перестраивалась, другие экономические, межведомственные законы… Но в итоге согласилась.

Очень хорошо помню день, когда я сюда пришла в новом качестве руководителя, причем не просто директора «Московского Дома Книги» на Арбате, а руководителя 34 книжных магазинов. Тогда и началось это хождение по мукам. Мы стали постепенно, опираясь в большей степени на интуицию, перестраиваться, присоединять 34 магазина, не останавливая их работы. Это очень сложно даже с точки зрения процедурных вопросов. Представьте себе, вот сегодня 34 магазина должны прекратить свое существование как отдельные предприятия и с завтрашнего дня начать действовать в другом качестве, но при этом касса должна работать каждый день и обслуживать клиентов. Вся эта организационная работа занимала день и ночь, мы экономили на всем. Про себя я думала, что нужно удержать, не дать рассыпаться всему этому хозяйству хотя бы 2–3 года.

Только через два года предприятие преодолело эту тяжелую ситуацию.. По итогам второго года работы мы вышли в плюс. Но так, как мы работали тогда… я за всю свою жизнь так не работала. Конечно, и сейчас забот не меньше, но перед нами стоят понятные сложившиеся задачи. А в первые годы было очень трудно еще и от состояния неизвестности, от отсутствия опыта. Я помню, в начале 2000‑х мы по приглашению Госдепартамента США встречались с американскими коллегами. Эта поездка мне много дала, за 16 дней прошло много интересных и важных встреч, посещений книжных магазинов в Нью-Йорке, Вашингтоне, Портленде. Именно в тот момент у меня впервые появилось ощущение, что мы выбрали правильный путь реорганизации нашей сети и всё будет хорошо. Мы действительно постепенно стали прирастать в оборотах.

С сотрудниками вначале были сложности. Ведь я пришла в тот же самый коллектив, но уже как первое лицо. Я устанавливала свои правила, меняла схему принятия решений, и мне пришлось расстаться с теми, кто был с ними не согласен. Первые увольнения были психологически тяжелыми, потому что я знала этих людей. Но в тот момент все ждали, как я себя поведу: буду ли держать жесткую позицию в плане развития магазина, или буду со всеми дружить. Когда руководишь большим коллективом, всегда стоит вопрос, где заканчиваются служебные отношения и начинаются человеческие, и найти эту золотую середину было очень сложно. И все же со многими из ушедших тогда сотрудников мы до сих пор перезваниваемся, поддерживаем отношения. У нас работают и несколько человек из тех, кто был свидетелем открытия «МДК» в 1967 году, хотя, конечно, магазин изменился, как и вся страна. Ведь книжный – это отражение всех тех перемен, которые происходят в литературе, образовании, культуре страны. Я помню, как мы стали переходить от прилавочной торговли к самообслуживанию. Было трудно, но мы сохранили продавцов, и в целом почти два десятилетия наш штат оставался стабильным. У нас менялись должностные инструкции, функционал, появились новые подразделения, в частности IT-специалисты, но в целом «МДК» по количеству людей оставался прежним. Лишь в последние 1,5–2 года мы потеряли часть сотрудников в связи с закрытием магазинов.

– Если оглянуться назад и подвести некий итог проделанной работе, что из сделанного Вы могли бы выделить как самое главное достижение?

– Организацию и продолжение книжных традиций. Можно сказать, что «МДК» – это «Москнига» в миниатюре. Надо было организационно выстроить это объединение с централизованной бухгалтерией, но с разным ассортиментным наполнением, ведь каждому магазину необходимо что‑то свое, и связать всё это единой программой документооборота, товародвижения и учета. И, конечно, кадры. На протяжении всего пути для нас это центральный вопрос. В какой‑то момент ты уже понимаешь, что тебе нужно сделать, какие денежные средства привлечь, чтобы осуществить тот или иной проект, но всегда остается вопрос: а с кем это сделать? С кем можно было бы реализовать проект? Амбиций у всех много, а знаний и понимания мало. Конечно, мы растим собственные кадры и к нам приходят сотрудники из других книжных магазинов. Сначала радуешься, что человек уже с опытом работы, но потом выясняется, что в книгах мало что понимает. Мы действительно много работаем с коллективом.

– Какой средний стаж у сотрудников?

– У нас много молодых, но и сотрудников с опытом достаточно. Впрочем, термин «средний возраст сотрудника» для книжного магазина – это немножко про другое. Те люди, которые давно работают в магазине, опытнее, хорошо знают книгу, умеют ее предложить, и являются наставниками для молодежи. Я считаю, что общение с ними очень важно для профессионального роста. Если человек проработал 50 лет в «МДК», через него прошла вся история страны, история развития книжного дела в постсоветской России. Так, как они умеют разговаривать с покупателями, не умеет никто. Когда после общения с таким продавцом покупатель уходит с чувством, что эти книги ему действительно необходимы, а не с тем, что ему что‑то «втюхали», – это высший пилотаж, это профессионализм, который приходит только с опытом. Лучше таких сотрудников книгу никто не знает. Историю изданий, когда какая книга выходила и что с ней связано, для кого она предназначена, – этой информации нигде не найдешь, этими уникальными знаниями обладают наши старые и опытные сотрудники. И этим они очень ценны для нас.

– А как строится передача опыта, знания молодежи?

– Во-первых, у нас сильны книжные традиции. По сути, я всего третий директор за полувековую историю «МДК». И, конечно, у нас существует институт наставничества. Другое дело, что сегодня это можно по‑новому назвать. Почти все современные приемы и методики «выросли» из советской практики. Например, был раньше «Клуб книголюбов». Сегодня мы по его схеме создаем детские клубы и презентационные мероприятия, куда приходят те же авторы, писатели, ученые, педагоги. А там, где сейчас расположено кафе, изначально при застройке «МДК» закладывалась территория под кафетерий. И сегодняшний «буккроссинг» и «библиомобиль» – это новая терминология для хорошо забытого старого. Ведь и книгообмен раньше был, и автолавки, которые ездили по районам.

«МДК», конечно, легендарный магазин. Сколько фильмов здесь снималось: «Привет, дуралеи» Эльдара Рязанова, где роли исполняли Вячеслав Полунин, Татьяна Друбич, или, например, многосерийный фильм «Лебединый рай» Александра Митты. Во многих фильмах мелькают кадры с «Московским Домом Книги». Если бы можно было создать историю о том, кто посещал «МДК», получилась бы уникальная летопись людей, которые любят книгу. В разные времена его посещали и Клинтон, и Горбачев, и Ельцин. Из российских классиков у нас были изумительные встречи с Булатом Окуджавой, Валентином Распутиным и многими-многими другими. Джеральд Даррелл выступал в нашем магазине. Наверное, проще было бы перечислить, кого из известных авторов не было. Мы много дружили с Евгением Евтушенко. Я помню, в советские времена Евгений Александрович любил выступать так, чтобы возвышаться над людьми. И мы ставили столик, с которого он проводил встречи, всегда стоя читал стихи. Он любил книжные магазины. Последний раз, будучи прикованным к каталке, несмотря на то что ему было тяжело, он приехал сам, ему надо было самому посмотреть, что есть, пощупать, подышать этим книжным запахом. И одна из его последних презентаций закончилась только в половине первого ночи, когда из магазина ушел последний человек, которому он подписал книгу. Евгений Александрович всегда долго разговаривал с людьми, что‑то спрашивал. Помню, как‑то после очередной презентации он не успевал домой посмотреть футбольный матч, остался и допоздна смотрел матч у меня в кабинете.

Евгений Евтушенко

– А Вам лично какая из встреч запомнилась больше всего?

– Конечно, визит президента США Билла Клинтона. Это незабываемое впечатление. Совершенно удивительная атмо­сфера, когда после трех минут общения тебе кажется, что ты знаешь этого человека сто лет. Думаешь: надо же, общаешься с президентом США, а все настолько просто и естественно, что кажется нереальным.

Незабываемые встречи были с Евгением Максимовичем Примаковым, он любил наш магазин.

Евгений Примаков

Помню посещение «МДК» Анатолием Рыбаковым. Он пришел, когда только выпустил «Тяжелый песок», и мы долго с ним разговаривали. Это было одно из первых общений, когда стало позволительным говорить о тех проблемах, которые раньше замалчивались. Очень интересный человек. Фазиль Искандер, Илья Глазунов…

…Вот так уходят люди, проходят целые эпохи, но радостно, что в их жизни присутствовали моменты общения с книгой и с нашим книжным магазином. А для меня это кусочек счастья от выбора профессии книжника, которая дает тебе возможность встретиться с такими удивительными людьми.

– Даже стены Вашего кабинета – часть этой легендарной истории…

– Да, но я стала вывешивать здесь фотографии только последние несколько лет. А толчком послужило посещение «МДК» Борисом Николаевичем Ельциным. В моем кабинете он увидел портрет Поливановского и спросил: а если мы с тобой сфотографируемся, ты повесишь мою фотографию? Я отвечаю: конечно. И так я стала собирать фотографии и вывешивать их на стене кабинета. Вот эта, например, фотография Андреа, сына Эннио Морриконе. Он приезжал на два дня в Москву, в один вечер дал концерт во Дворце Съездов, а второй вечер провел у нас. Книги он еще не написал, но он просто пришел и играл весь вечер на рояле, разговаривал с посетителями. Недавно мне сказали, что он снова собирается в Москву и опять приедет к нам. Кстати, у Билла Клинтона даже не было в протоколе записано посещение «МДК». Это оказалось его спонтанное решение, что на самом деле отражает его отношение к книге. Американские президенты всегда в Рождество традиционно посещают книжные магазины.

– И когда они уходят в отпуск, всегда публикуется список книг, которые президент берет для летнего чтения.

– Конечно, хотелось бы, чтобы иногда важные совещания чиновников начинались с вопроса: а что ты сейчас читаешь? Ведь когда наши лидеры государства упоминают в прессе ту или иную книгу, мы видим, как пробуждается к ней большой читательский интерес. Может быть, имеет смысл провести еще один Год литературы, Год книги, а Десятилетие литературы – вообще мечта. Ни одна страна мира не имеет такого богатого литературного наследия, как Россия. И, конечно, книжный магазин – это удивительное место, где можно встретить людей совершенно разных профессий: писателей, ученых, политиков, кинорежиссеров, спортсменов, врачей. Я думаю, книжники меня хорошо поймут.

Одна из ярких встреч была с Андреем Звягинцевым. Мы два часа разговаривали до презентации и столько же после и не могли наговориться. Удивительный человек, так интересно с ним общаться. Майя Михайловна Плисецкая несколько раз бывала у нас. Мы с ней смеялись над вечными женскими вопросами: что кушать, что нет, чтобы похудеть. К нам приходят известные сегодня читающие актеры и актрисы. Это показатель определенной успешности людей, их глубины, понимания того, что они потом передают на сцене и в кино. Книга лежит в основе всего. Сценарий, постановка, всё, что делается в мире культуры, – всё это связано с книгой.

– Все мы пережили метаморфозы от книжного дефицита, счастья обладания книгой, очередей до огромного книжного изобилия. Каким стал читатель сегодня?

– Конечно, он изменился, как и книжный магазин, и страна в целом. Но главное, что читатель остался. В 09:00 мы открываем магазин, а в 09:10 посетители уже сидят, читают книжки, проводят время, живут. Для меня это удивительно! Особенно на детских мероприятиях мы видим, что родители, бабушки и дедушки, сами дети пишут о том, как им здесь понравилось, как здорово и интересно. Когда сегодня наблюдаешь за маленькими детьми, то очень легко понять, какие дети растут чисто на гаджетах, а в чьей жизни присутствует книга. Эти дети очень отличаются по манере поведения.

К сожалению, роль книжного магазина сегодня размыта. Как и всё отношение к культуре. В первоочередные задачи входит решение других вопросов. Но я считаю, что роль книги от этого не снижается, а только увеличивается. Какое поколение вырастет и через десятилетия будет управлять страной – во многом зависит от того, приходят ли эти люди сегодня в книжный магазин, читают ли они книги. Может быть, эта связь не так очевидна, но это действительно так.

– Конечно, образование и книга – предмет национальной безопасности страны.

– Совершенно верно. Интеллектуально развитые граждане без книги не живут. И управлять страной должны читающие люди.

– И сегодня, когда книжным магазинам совсем не просто: падают объемы продаж, становится меньше покупателей, поддержки от государства практически не приходится ждать – как при все при этом «МДК» удается оставаться одним из лучших книжных магазинов страны?

– Наверное, традиции. Хочется отдавать больше времени тому, что включает в себя профессия книжника. Хочется рассказывать людям о том, какие интересные книжки сегодня издаются, говорить о литературе, книжном дизайне. Но слишком много времени занимают административные вопросы, хотя и понятно, что без этого нельзя.

Одна из серьезных проблем для сегодняшнего читателя – узнать о том, чтó выходит достойного и интересного. И книжный магазин – место, где читатель узнает о книге, выбирает, что ему интересно, приобретает или просто листает и знакомится (это уже право каждого). Книга тем и интересна, что она многоаспектна. Она может быть способом времяпрепровождения или инструментом получения знаний, навыков. Так же и книжные магазины могут быть разными: по интересам, масштабам, мероприятиям. Главное, чтобы люди понимали, чувствовали, что каждое посещение книжного магазина привносит что‑то интересное в их жизнь, а познавательное это или развлекательное – зависит от того, какое в данный момент у человека настроение. Для меня книжный магазин – это еще один дом, который согревает и дает силы жить и работать.

– Каким Вы видите будущее «МДК», Ваши планы и устремления?

– Мне кажется, что сегодня уже сам по себе снят с повестки дня вопрос о противостоянии электронной и печатной книги. Понятно, что печатная книга никуда не исчезнет, книжные магазины как центры притяжения и встреч с книгой, с людьми, которые ее создают, будут существовать до тех пор, пока будет существовать цивилизация. В каких форматах? Конечно, жизнь идет, все меняется, форматы книжных магазинов могут быть абсолютно разными. Главное, чтобы они не перестали быть книжными, а все остальное – дело вкуса и пристрастий. Я никогда не говорю, что вот этот книжный магазин хороший, а тот плохой. КНИЖНЫЕ магазины должны быть, и они могут быть абсолютно разными. Главное, чтобы туда приходили люди, которым нравится этот магазин, их туда притягивает. И конечно, мы не можем навязывать людям электронный формат, говорить, что этот современнее, предпочтительнее и так далее. Сам читатель должен выбрать. Точно так же и с книжными магазинами: там, где комфортно, таким книжный магазин и должен быть. Главное, чтобы читатель мог встретиться с книгой, иметь возможность почитать, полистать, посмотреть, пообщаться с человеком, который написал эту книгу, или встретиться со специалистами, которые могут рассказать о книге, посоветовать что‑то. Книжные магазины как культурное образовательное пространство были, есть и будут. А уж в каком формате – это предпочтение каждого.

– 25 сентября «Московский Дом Книги» отмечает 50‑летний юбилей. Какие праздничные мероприятия запланированы?

– Для нас это действительно большое событие. Праздничная программа посвящена нашим читателям, тем, кто приходит в «Московский Дом Книги», а также всем, кто поддерживает и помогает нам в этом непростом мире.


© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», № 7 (150), сентябрь 2017



Еще новости / Назад к новостям