Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

02.10.2017

Новый «Гоголь» явился

Фильм «Гоголь. Начало» режиссера Егора Баранова не обманул мои ожидания, потому что, по правде говоря, никаких особых ожиданий у меня перед просмотром и не было.

Идея Александра Цекало (он же главный продюсер фильма) была с самого начала понятна из рекламы сериала, который прежде выхода на ТВ решили выпустить на широкий экран. В механизме такой необычной раскрутки я ничего не понимаю, но, вероятно, в ней есть свой смысл, если «Гоголь» стал лидером проката начала осени, собрав порядка 220 млн рублей.

Особых ожиданий не было не потому, что я литературный сноб и шел смотреть фильм, заранее выпятив нижнюю губу. Отнюдь! Я люблю «жанр», люблю Голливуд, с почтением отношусь к нашим успехам в «жанре», будь то «Экипаж» или сериал о сыщике Каменской по романам Александры Марининой, или что угодно, если это сделано не халтурно, а фильм Егора Баранова откровенной халтурой быть не обещал.

Просто из довольно агрессивной рекламы было заранее понятно, что режиссер с продюсером решили одним выстрелом убить не двух, не трех, а целую, если можно так выразиться, стаю зайцев. И триллер, и детектив, и фантастика, и все замешано на живой воде классики, на неубывающем интересе к Гоголю, на его весьма и весьма загадочной личности даже на фоне других русских классиков.

В отличие от Николая II Гоголь к святым не причислен и едва ли будет причислен

Гоголь в широком представлении – это такая «черная дыра», которая поглотит все что угодно, любую мистику, любую чертовщину. С другой стороны, Гоголя искусительно трактовать как патриота и православного писателя, и тоже любая натяжка сойдет с рук.

Начиная с Серебряного века, Гоголь вдруг оказался привлекателен и для эстетов любого рода, от Андрея Белого и Набокова до, например, Кирилла Серебренникова, что тоже понятно: в гоголевском стиле есть какая-то загадка, какой-то «фокус». В его художественных приемах, с одной стороны, есть абсолютно сумасшедшая лихость вроде носа, самостоятельно гуляющего по Невскому, с другой – язык и стиль Гоголя – это предел совершенства, недаром Белинский писал, что из Гоголя нельзя ни слова выкинуть.

Поэтому к фильму Егора Баранова «Гоголь» у меня заранее было как раз меньше всего претензий по части Гоголя. Что такое Гоголь и кто такой Гоголь, по-настоящему не знает никто. Сформулировать Гоголя пытались многие, не удалось никому. Что говорить, если до сих пор спорят: служил ли он в III отделении или это поздняя фальсификация Фаддея Булгарина в его мемуарах?

И все-таки остается вопрос: можно так с Гоголем или нельзя? Гоголь-сыщик, совершающий главные свои «открытия» в галлюциногенном состоянии, – это святотатство? Вопрос этот особенно актуален в связи со скандалом вокруг фильма «Матильда», в который вмешалась уже Государственная Дума. Но, во-первых, Гоголь, в отличие от Николая II к святым еще не причислен и едва ли будет причислен. Мне как-то трудно представить Гоголя в виде иконы. Во-вторых, я внимательно смотрел фильм Егора Баранова и никакого оскорбления в отношении Гоголя там не нашел.

Молодой актер Александр Петров чрезвычайно обаятелен в этой роли. К тому же это совсем еще молодой Николай Васильевич, автор «Ганца Кюхельгартена», написанного в 1827 году, опубликованного в 1829-м под псевдонимом В. Алов и уничтоженного Гоголем с чувством стыда за написанное...

Кстати, вы читали «Ганца Кюхельгартена»? Ручаюсь, что читали разве что единицы. А в фильме все-таки передана история с этой неудачной поэмой и цитируются ее строки устами симпатичной русской леди, сидящей на качелях. Строки-то, кстати, хорошие! Я даже думаю поэму перечитать.

Так что просветительский момент тоже в известном роде присутствует.

Но, разумеется, водить школьников всем классом на этот фильм не нужно. Это чистой воды развлекаловка, entertainment production, не больше того. Местами действительно страшно, местами довольно-таки смешно. Но в общем это такая солидная окрошка из всего, что под руку попало.

При этом, как и в окрошке, не чувствуется настоящего вкуса ни одного из ингредиентов, все они проскакивают в желудок под общий квас.

Блюдо в целом получается разнообразное, но грубое. Тут вам и Всадник из «Сонной лощины» Тима Бёртона, но с рогами на спине, как в «Чужом». Тут и готика, и вечера на хуторе близ Диканьки. И волоокие девы в кринолинах, и ведьмы с оторванными в русалочьей потасовке руками. И полный фантастический бред, и «чисто научное» объяснение преступления...

Все это наезжает друг на друга и, казалось бы, должно скрежетать. Например, как соединить готику с Малороссией? Конечно, готика все забивает своим тусклым, мрачным колоритом. От «вечеров на хуторе» остаются рожки да ножки, кувшины да «козацкие» усы с трубками. Но и Гоголь совсем не был чужд готики, которая у него странным образом присутствует даже в «Вие», где дело происходит в Малороссии.

Беда в том, что оригинальная идея в этом фильме только одна, это Гоголь-сыщик

Как соединить мистический «хоррор» с детективом? Тим Бёртон как-то соединил, и получился классический уже фильм.

В принципе с этой задачей справляется и Егор Баранов. Детективная линия в фильме не менее интригует, чем разного рода чертовщина, а Олег Меньшиков в роли следователя по особым поручениям Якова Петровича прекрасен, особенно когда в карете намазывает красную икру на крутое яйцо или когда цитирует себя юного из «Покровских ворот»: «А не хлопнуть ли нам по рюмашке?»

Фильм-то в общем получился и смотрится на одном дыхании. Беда в том, что оригинальная идея в этой ленте только одна, и это – Гоголь-сыщик. Не густо...

Текст: Павел Басинский

Источник: rg.ru



Еще новости / Назад к новостям