Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

19.10.2016

Спад пришелся к слову

С начала года коммерческий книжный рынок в России ощутимо вырос в денежном выражении – на девять процентов, сообщили «Российской газете» в издательстве «Эксмо-АСТ». Тем не менее тиражи продолжают неуклонно падать: за восемь лет они сократились на 40 процентов, следует из данных Роспечати.


Обеспеченность книжными магазинами тоже оставляет желать лучшего. По подсчетам участников рынка, на 65 тысяч россиян приходится всего одна торговая точка, в то время как в Евросоюзе один магазин обеспечивает 20 тысяч человек.

Причина кроется в неблагоприятном финансовом состоянии отрасли из-за высокой арендной платы и в низком уровне доступности книг в регионах. Масла в огонь подливает слабая заинтересованность населения в чтении: менее половины взрослых граждан, по данным TNS, регулярно читают книги, уделяя этому в сутки около десяти минут. А те, кто хочет успевать «проглатывать» бестселлеры, в большинстве случаев скачивают электронные версии нелегально. Честных – один из 20 потребителей, говорят исследования «РосИндекса».

Тиражи и книготорговля в упадке

Рост книжного рынка на несколько процентов в последние годы «перекрывает» инфляция, тиражи все еще падают, констатирует президент Ассоциации книгораспространителей независимых государств Надежда Михайлова. По данным Роспечати, с 2008 по 2015 год количество выпущенных экземпляров сократилось до 460 миллионов. Сюда относят книги в твердых и мягких переплетах, для взрослых и детей, учебники, справочные и научно-технические издания и прочее.

273 рубля – средняя цена книги в регионах РФ

Книга как элемент культуры исчезла из жизни страны, но сейчас постепенно возвращается, говорит Михайлова: «Что говорить, если на 146 миллионов человек у нас около тысячи книжных магазинов: на Москву и Санкт-Петербург приходится около 400 магазинов, а что остается другой части огромной страны? Для сравнения, во Франции на 65 миллионов человек – 3,5 тысячи книжных магазинов. Конечно, у нас много библиотек, но они не могут обеспечить необходимую доступность книги: на них приходится около 10-12 процентов от общего количества потребления книг».

Переломить ситуацию можно увеличением числа торговых точек. «Также для развития книжного рынка и интереса к литературе у населения важно поддерживать национальных авторов и национальную литературу. Сегодня в этом аспекте ключевую роль играет борьба с пиратством, так как это напрямую влияет на доходы современных отечественных писателей», – считает президент «Эксмо-АСТ» Олег Новиков.

Книга по цене дорогой одежды

В нынешней ситуации труднее всего приходится малым и независимым магазинам. Причины – высокая арендная плата, недостаточная оборачиваемость товара, солидарны участники рынка. «Сейчас для книжных магазинов установлена та же арендная ставка, что и для ресторанов и бутиков дорогой одежды», – замечает гендиректор сети «Читай-город – Новый книжный – Буквоед» Михаил Иванцов. Как сохранять доступность книг в этих условиях, непонятно. Например, книгу искусствоведа Дмитрия Лихачева можно взять в библиотеке, а можно приобрести в книжном магазине. Товар один и тот же, но почему-то ставки в этих точках исчисляют по-разному. «Сколько же нужно продать книг Лихачева, чтобы окупить эти 20 сантиметров занимаемой площади в магазине?» – задается вопросом Михайлова.

Поправить ситуацию пыталось минкультуры, по инициативе которого в Госдуму в июне 2015 года был внесен законопроект о льготных арендных ставках для книготорговцев, чьи точки расположены в помещениях государственных и муниципальных организаций культуры. Таковых к моменту внесения законопроекта насчитывалось более 80 тысяч (сюда включали торговлю газетами, журналами и электронными версиями печатной продукции). 14 июня этого года документ приняли в первом чтении и велели разработчикам представить поправки за 30 дней. На этом работа приостановлена.

На защиту книготорговцев в городах федерального назначения – Москве, Санкт-Петербурге и Севастополе – вставало минэкономразвития, предложившее в марте этого года освободить от торгового сбора киоски печати и книжные магазины, если за год более 60 процентов доходов получены за счет продажи печатной продукции. В ходе общественного обсуждения предложений поправить законопроект в ведомство не поступило, но это не ускорило принятие поправок. Если инициатива претворится в жизнь, то, например, книжный магазин в центре Москвы будет платить на несколько десятков тысяч рублей в месяц меньше, что улучшит его экономику.

«Магазины книжных сетей открываются прежде всего в зоне street-retail – на центральных городских улицах, в крупных торговых центрах, то есть в объектах коммерческой недвижимости. Здесь изменений, к сожалению, пока не предполагается, – напоминает Иванцов. – А что удастся сделать на государственных площадях – большой вопрос. Любой ретейл – это трафик. Это место, место и еще раз место».

Павильоны прессы спасают продажи книг

Киоски печати – не исключение. Категории печатной продукции (книги, журналы, газеты, канцелярия и прочее) здесь представлены в разных пропорциях, и это зависит от площади торговой точки и спроса населения. Книги занимают около 10-20 процентов, но это категория бестселлеров, говорит предправления Ассоциации распространителей печатной продукции (АРПП) Александр Оськин. За последние пять лет расклад не изменился, несмотря на падение спроса на печатную продукцию по стране.

65 процентов россиян заметили, что их знакомы и друзья стали реже читать книги, чем 10-15 лет назад

«Минкомсвязь рекомендует платить 30 рублей за квадратный метр земли в месяц, – напоминает собеседник «РГ», но это не обязательное к выполнению требование. – Воронеж на региональном уровне вообще ввел нулевую арендную ставку для киосков печати, поэтому здесь этот сегмент развивается очень хорошо. В Липецке ставка – 12 рублей за квадратный метр земли в месяц, а в Москве – около двух тысяч рублей».

Будущее отрасли – это мультимедийные павильоны, где также будет много книг. Воронеж и Липецк уже опробовали новый формат. Площадь таких торговых точек – до 40 квадратных метров (обычный киоск – 6-9 «квадратов»). Продажи книг в них сразу же выросли в три раза, говорит Оськин. Там можно полистать печатную продукцию (общее число представленных наименований достигает тысячи единиц), выпить кофе – эта услуга есть в павильоне липецкой Роспечати. Павильоны прессы появились в Калининграде, Чувашии и Брянске, но они не столь крупные. Первые павильоны с отоплением поставили в Якутии на автобусных остановках.

Косвенно это также повышает интерес россиян к чтению, но пока рано говорить, смогут ли мультимедийные павильоны исправить печальную статистику: пять лет назад в стране было около 42 тысяч киосков, сейчас – 27 тысяч. Опять же, главный принцип торговли в мелкой рознице – место. Если переставить киоск на пять метров вглубь от дороги, то люди туда не будут заходить и оборот точки упадет.

Читай, пока молодой

«Процент постоянно читающего населения в России довольно низкий, я бы даже сказала, что не каждый второй вовлечен в этот процесс», – оценивает Надежда Михайлова. Опросы почти солидарны с экспертом: по данным фонда «Общественное мнение», 21 процент опрошенных в июле 2015 года россиян никогда или почти никогда не читают книги, еще два процента затруднились ответить, а каждый десятый обращается к печатному слову реже одного раза в месяц.

По данным исследования PISA, которая изучила уровень читательской грамотности 15-летних школьников в разных странах (способность понимать и использовать текст, размышлять о нем), Россия занимает 42-е место из 65 (2012 год). При этом РФ отнесли к категории стран, средний балл которых статистически значимо ниже среднего балла по странам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Это означает, что российским детям труднее понимать задачи по математике и физике, другим предметам, где присутствуют элементы чтения. Среди возможных мер по изменению ситуации – развитие мотивации к чтению в системе образования, но если в школах требуют «зазубривать» прочитанное, то здесь мало что можно изменить государственными указами: бремя ложится на плечи преподавателей.

Кризис особенно способствует более частому обращению к литературе среди взрослых. Люди начинают искать выход, «ломать голову», задумываться, а делать это без чтения невозможно, констатирует Михаил Иванцов. Как ни парадоксально, несмотря на низкую читательскую грамотность школьников, прекрасно чувствует себя детская литература: она продолжает расти по наименованиям и среднему тиражу. Продажи художественной литературы стабильно высоки. Пошла в рост бизнес-литература, которой экономическая ситуация даже помогла: люди стали «включать мозги» и осознавать необходимость получения новых знаний, а книга остается источником повышенного доверия, считает эксперт.

Знания настигает инфляция

За два года средняя цена книги увеличилась на 10-15 процентов – более чем 300 рублей за экземпляр в крупных городах, менее 300 рублей – в небольших городах, говорит Иванцов. Основная причина – удорожание печати, рост цен на бумагу, полиграфические импортные материалы и услуги. Роспечать по итогам опроса компаний оценивала средний чек по Москве и Петербургу в 2015 году в 558 рублей, в других регионах – в 273 рубля.

Зачастую, чтобы сэкономить, библиофилы покупают книги через Интернет. Разница в цене порой достигает 200-300 процентов, если говорить про Москву, и не в пользу бумажного варианта. Многие интернет-магазины доставляют заказы в регионы – на этот канал уходит около десяти процентов потребления. «Если говорить о разнице предпочтений читателей в столице и регионах, то узконаправленная интеллектуальная литература лучше продается в Москве, – добавляет Иванцов. – Доля детских книг выше в регионах. Они чуть более рациональны и, наверное, консервативны, менее настроены поиски чего-то нестандартного».

Бесплатная книга – только в мышеловке

Пожалуй, наиболее активно развивающийся сегмент книжной отрасли – электронные версии книг. По данным «ЛитРес», среднегодовой темп роста рынка в денежном выражении за последние пять лет составил более 95 процентов благодаря развитию Интернета, обеспеченности населения букридерами, планшетами и прочим. По прогнозам гендиректора компании Сергея Анурьева, озвученным этим летом, к 2020 году доля рынка электронной книги составит от 12 – 20 процентов от емкости коммерческого книжного рынка РФ.

 «В России потребление этого продукта есть, но платить за него пока мало кто хочет», – подчеркивает Михаил Иванцов. Он считает, что пока перспектив продолжения бурного роста нет, и одна из причин – человеческий фактор. Сначала люди закачивали очень много литературы в букридеры, но вскоре обнаружили, что времени и сил все это прочесть у них нет. Зачем же покупать новые? Позднее многие издатели осознали, что электронные книги не решат их проблем и стали более активно развивать продажи бумажных книг, замечает собеседник «РГ».

Все же по итогам этого года в России ситуация на книжном рынке вряд ли изменится, заключает Надежда Михайлова: «Трудно ждать перемен, пока книжная отрасль фактически «разорвана»: библиотеками занимается министерство культуры, поддержкой социально значимых изданий и книжных выставок – Роспечать, а у книжных магазинов вообще нет «попечителей». Поэтому одна из главных задач, стоящих сейчас перед отраслью, – это возвращение книжных магазинов в ведение какой-либо госструктуры. Пока этого не случится, мы будем наблюдать закрытие книжных магазинов, так как существовать в качестве коммерческих объектов у них нет возможности».

Новое на книжном рынке

Издатели осваивают «букозины»

Интересная тенденция была замечена в США: там неожиданно остановился рост спроса на электронные книги и стал расти спрос на бумажные книги – по итогам 2015 года на пять процентов. Рост продаж печатной продукции и книг наблюдается в Китае и Индии. Япония, «увешанная» электронной атрибутикой, все еще неровно дышит к бумаге: ежедневно там выпускают семь миллионов экземпляров национальной газеты «Асахи симбун» («Утреннее солнце»).

В целом в западных странах книги постепенно перемещаются в сегмент дорогих товаров, а журналы переходят в книжный сегмент. Самое яркое тому подтверждение – появление нового товара под названием букозин (от англ. book и magazine, то есть «книгожурнал»). В США за 2015 год выпустили 350 наименований букозинов, рассказывает Александр Оськин.

У России тоже есть опыт выпуска подобных книг. Это сборники лучших статей из журнального архива по одной тематике и одновременно удачное решение в финансовом плане. Дело в том, что при выпуске букозина фактически контент уже оплачен и издательству не нужно на него тратиться, а сами букозины пользуются высоким спросом.

Иногда под одной обложкой собирают лучшие авторские колонки или повести и рассказы, которые публиковались в профильных журналах. Этот контент востребован и в книжных магазинах.

Динамика


Источник: rg.ru



Еще новости / Назад к новостям