Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

21.06.2016

Сегодня в Москве открывается фестиваль «Шекспир в летнюю ночь»

С 21 по 26 июня в Москве пройдет фестиваль «Шекспир в летнюю ночь». Знаменитый шекпировский актер нашего времени Иэн МакКеллен откроет его на сцене «Гоголь-центра» фильмом «Ричард III», а затем в парке искусств «Музеон» пройдут нестандартные лекции и самые любопытные фильмы по шекспировским пьесам, в том числе дозвуковой эпохи.

Шекспир в летнюю ночь

400-летие со дня памяти Шекспира отмечает сейчас весь мир. В наших широтах дата еще и совпала с Годом языка и литературы Великобритании и России, вписав культурный обмен двух стран в самый позитивный из всех возможных мировой контекст. Программа Британского Совета в России уже набрала обороты. В неожиданном месте – московском метро – курсирует поезд «Шекспировские страсти», VisitBritain обучает российских туроператоров премудростям путешествий на остров, Третьяковка радует выставкой «От Елизаветы до Виктории. Английский портрет из собрания Национальной портретной галереи, Лондон».

Может быть, причина – стойкая российская склонность к англоязычной литературе, где место главного барда не оспорить.

Между тем родина Шекспира приближает его к современности не только в год памяти, а постоянно. Кроме театра The Globe, игравшего пьесы при жизни автора, Национального театра и Королевского оперного дома есть и менее известные для русскоязычной публики места, например Театр Роуз. Его нашли случайно еще в 80-е годы прошлого века, готовя фундамент для современного офисного здания, и открытие стало мировой сенсацией. Во времена его постройки «Большой Лондон» был собранием деревень, на Уэстэнде уже вовсю работали театры для благородных, а сюда, на южный берег Темзы, собирались за сомнительными развлечениями и демократичным театром. The Rose появился на свет раньше The Globe, став первым на Южном берегу Темзы театром и первым, где сцена могла делиться на верхнюю и нижнюю. Джульетта действительно глядела на Ромео с балкона сверху вниз. Притом зрители тех времен громко подбадривали актеров и вместо попкорна жевали фундук. Теперь этот свидетель Елизаветинской эпохи, еще не восстановленный, находится в государственной собственности и ждет вложений от сингапурского девелопмента. Пока же стройплощадка со старинной кладкой и грамотной театральной подсветкой открыта для посетителей, а жар души хранителей сочетается с силой цифровых технологий: у виртуального The Rose множество верных посетителей.

Счастливчик The Globe по сравнению с ним просто выскочка, у которого все в порядке. Это не сувенир-шкатулка «от Шекспира», как можно было опасаться, но и не театр-дом в традиционном русском понимании. «Глобус» – современный компактный культурный центр со всей сопутствующей активностью на нескольких площадках, обильными и крайне популярными экскурсиями, лекторием, детскими/подростковыми программами и непременным живым спектаклем без границы публика – зритель. The Globe не стесняется своего новодела, над основательными поручнями висит табличка «сделано из настоящего английского дуба». А сдобренный фирменным юмором тур по театру легко погружает в гений места.

Перебраться сюда через Темзу было приключением: с мостами еще было негусто, а корабельный торговый трафик уже бурлил. Отсутствие крыши над зрительным залом – ответ тогдашней бюрократии, после лондонских пожаров способной замучить крытый театр требованиями безопасности. Притом демократизм театра – не выдумка, попасть сюда мог любой желающий: вход стоил один пенни, сидячие места под навесом – два, полукруглые ложи для состоятельных – целых три, а лучшими местами считались те, что прямо над сценой. Можно и актеров лучше слышать, и ценные советы им давать. Много позже, в прогрессивном 19 веке, актеры иногда прекращали играть и вопили вместе со зрителями – в небе над театром пролетали дирижабли, и это зрелище было гораздо важнее. Сейчас перед началом спектакля среди публики разгуливают актеры, играя на волынке, шутя и знакомясь. Ни мессианства, ни пафоса. Понятно же, зрительскую интерактивность изобрели гораздо раньше компьютеров. Шекспир, как помните, при жизни служил актером, так что знал и нужды цеха, и степень понятливости публики, и ее готовность забыть о сюжете, если он слишком витиеват.

Национальный театр тоже живет как культурный центр, но гораздо более масштабный. Несколько больших сцен с поражающей воображение техникой, обширнее просветительская программа. Система проката похожа на репертуарный театр – обычно каждую пьесу играют четыре дня в течение четырех-пяти месяцев, чередуя с Шекспиром античные и современные пьесы. Но гений места тоже очевиден: в закоулках громадного здания можно наткнуться на афроангличанина почтенных годов, репетирующего монолог Лира. А в сцене из «Как вам это понравится» удивиться естественности современных интерьеров для предложенных Шекспиром событий: бард будто знал наперед скверный характер офисного планктона и потому загонял его в волшебный лес для оздоровления нравов.

Важная часть культурного центра Национального театра – отменный книжный магазин и сувенирная лавка повышенной креативности. На витрине веселенькая алая майка с надписью «Люблю кровь. Леди Макбет» и запонки: одна «Быть», другая «Или не быть». Здесь же пластмассовый череп Бедного Йорика и плюшевая крыса из подвалов Тауэра. Но Шекспир тут гораздо более живой и настоящий, чем, допустим, Моцарт на конфетах и майках в Зальцбурге.

Наверное, главная черта живого Шекспира в современном британском театре – отсутствие предубеждений. Понятие «маркетинг», в российском театре по инерции низменное и даже ругательное, здесь – часть нормального живого процесса. Притом искусство театра берет свое, и не в каждом движении театральных культурных центров есть экономический смысл. Актеры проводят занятия в школах – помогают новым зрителям соотнести шекспировские характеры с сегодняшним днем. Каждый гид в туре по театру – актер, почему бы ему не заработать дополнительно, тем более что это дело он знает и любит как никто другой. Так и получается, что открытый всем веяниям жизни Шекспир собирает в юбилейный год представляющих его на своих языках 43 компании, публика в Лондоне каждый вечер стекается в полторы сотни театров и театриков, а на сценах России, как и всего мира, Шекспир остается самым частым зарубежным автором.

Кстати

До конца года в рамках проекта TheatreHD на экранах кинотеатров 50 городов России, Украины и Казахстана можно увидеть самые яркие постановки Королевского Национального театра, Шекспировского «Глобуса» и Барбикан-центра с участием Бенедикта Камбербэтча, Джуди Денч и Стивена Фрая.

Источник: rg.ru



Еще новости / Назад к новостям