Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

17.06.2016

Захар Прилепин: русская литература – не общество гуманистов

Писатель и публицист Захар Прилепин представил свою новую книгу «Все, что должно разрешиться», которая посвящена событиям в Донбассе. О книге и о том, что важно для него как для писателя, автор рассказал в интервью Анне Кочаровой. 

Захар Прилепин

– Почему для вас было важно именно сейчас издать книгу о событиях в Донбассе?

– В Донбасс я поехал с самого начала и был там много раз, и это уже вторая книга по этим событиям. Это то, что больше всего меня сейчас интересует, точка сборки так называемого русского мира. Моя книга – это все-таки не проза, а публицистика, и она должна появляться немедленно. Это осмысление прямого действия «в прямом эфире».

Если говорить о художественных текстах, то они, конечно, требуют какого-то времени. И если это будет (художественная книга о событиях в Донбассе – ред.) – то это будет попозже. Но сейчас я бы думал об этом меньше всего. У меня есть желание, чтобы это все закончилось как можно скорей победой моей, нашей стороны. Поэтому книга так и называется – «Все, что разрешится». 

– Такая пристрастность ваша, как автора, в данном случае уместна?

– Мне все равно, уместна или нет. Она у меня есть, и я ее не скрываю.

– А насколько для вас важна документальность в художественных произведениях?

– Она не важна. Художественное произведение строится по другим законам. Оно должно, конечно, соответствовать действительности. Текст должен получиться, и он должен максимально воздействовать на читателей. Должны создаваться те или иные типажи. Поэтому зачастую берутся три персонажа, и из них делают одного героя. Берется пять разных событий и соединяется в одну точку. Там все работает по другим законам. Документальность в прозе ни к чему, никто так никогда не писал.

– Но тем не менее, работая над вашим последним романом «Обитель», вы тщательно изучали  архивы.

– Да, я прорабатывал, и очень серьезно, прочитал тонны книг на эту тему. Но то, о чем я сейчас говорил, касается и «Обители». У большинства персонажей этого романа есть и конкретные прототипы героев. А события, происходившие в течение десятилетия, в этом романе я свел в один месяц.

– «Обитель», как мне кажется, появилась очень вовремя, если так можно сказать, – именно в тот момент, когда для молодого поколения сталинские репрессии стали событиями весьма отдаленными и, может быть, даже абстрактными. А почему вы обратились к теме лагерей?

–  Меня совершенно не волнует, что происходит у читателя в голове. Да это и неважно. Действие может происходить в 20-е годы ХХ века, а может – в Х веке, а может – на Луне среди зеленых человечков… Люди просто угадывают свои эмоции, свои страсти, и это самое главное. А все остальное они могут даже не воспринимать. Одни читают как любовный роман, другие – как плутовской роман, третьи – как трагедию. Люди ищут и находят там что-то свое. И выясняют, что ничего не изменилось. Это же просто про людей.

– А почему для вас был важен этот исторический период?

– Это случайно получилось. Мне мой товарищ режиссер Саша Велединский предложил поехать. У меня тогда вышел очередной роман, делать было нечего, я поехал на Соловки. И это место настолько потрясло, закрутилась история – и получился роман.

– А у вас есть вообще какой-то период, когда вы «отходите» от написанного? Нужен ли какой-то люфт между книгами?

– Как только точку ставлю – тут же отхожу. Могу одну книжку закончить и начать следующую в тот же день.

– И значит, сейчас вы уже начали новую?

– Сейчас я пишу книгу «Взвод: офицеры и ополченцы русской литературы». Это публицистическая книга с военными биографиями всех воевавших русских поэтов золотого века русской литературы. У нас превратные представления о русской литературе как о сборище гуманистов, которые всю жизнь тряслись над какими-то гуманистическими принципами. Это не так.

Они были гуманистами, но ничего не мешало русскому поэту, литератору сесть на лошадку, взять пику, саблю, пистоль и поехать воевать даже не на отечественную войну, а на любую другую, на Кавказ, в Финляндию, подавление польского восстания…

Этот флер с русской литературы нужно немного «подстереть». Она гуманистическая, но при этом глубоко жертвенная, глубоко суровая, глубоко мужская. К сожалению, мы не совсем верно это воспринимаем, поэтому я решил подправить некоторые детали.

– А как вы пришли к этой идее?

– Я пришел к этому, наблюдая за событиями в Донбассе. Русские классики в идентичных ситуациях вели себя именно так: они немедленно ехали и принимали сторону своего народа, причем зачастую с оружием в руках.

– Но это все же был XIX век – сейчас такая позиция возможна?

– Нет никаких других времен, это все выдумка людей. В данной конкретной исторической точке люди говорят: «Ну, теперь уже другие времена». Так говорили в XIX веке: «Мы живем в век Просвещения», так говорили в начале ХХ века: «Теперь все иначе»; когда были князья, они говорили: «Мы не то, что эти язычники…» На самом деле ничего не меняется.

Остается Родина, мать, отец, язык, место обитания. А все остальное придумали люди, которые хотят что-то «отжать». Они всем навязывают эти свои квазигуманистические принципы, а сами при этом закупают оружие, бомбы во все стороны бросают, «пилят» границы, отнимают нефть. И при этом всему миру навязывают квазигуманистические принципы. Но сами они этими принципами не пользуются.

– Но все же в какие времена мы сейчас живем?

– Изменяются какие-то второстепенные вещи, как женские наряды.  А суть остается прежней. Я одно время занимался древнерусской литературой – она абсолютна идентичная нынешней во всех чаяниях, муках, страстях, боли, патриотизме. Там все в той же самой мере присутствует, как у нас сегодня.

На этой территории жили люди с ощущением того, что они должны прошлому и должны будущему. И явление сейчас нового поколения, которое никому ничего не должно – это аномалия.

Для меня важна общность русского мира, русского народа. Я считаю себя современником Серебряного века, Золотого века, древнерусских князей. Я считаю, что время не течет. Мы находимся в одной исторической точке. И весь конгломерат разнообразных вещей, связанных с нашими представлениями о себе, связанных с нашей соборной душой – это для меня важнее всего.

–  Понятие русского мира – оно для вас культурное или этническое?

– Оно для меня моноэтническое как для представителя русского народа и многоэтническое как для представителя Российской империи. Оно и культурное, и историческое, и музыкальное, и театральное, и кинематографическое…

– Для вас как для писателя насколько необходимы какие-то экстремальные ощущения?

– Я их не ищу, но если ситуация так складывается, то приходится в чем-то участвовать. А так, я предпочел бы сидеть на берегу и смотреть на воду, и я с удовольствием это делаю.  Все мои «закидоны» – это всегда усилия над собой. Если я не встану и не пойду, возможно, этого не сделает никто.

Источник: ria.ru



Еще новости / Назад к новостям