Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

05.04.2016

Ясная Поляна освещает мир

В Москве, в артистическом кафе «Дом 12» в Мансуровском переулке в районе Пречистенки, состоялась пресс-конференция, посвященная литературной премии «Ясная Поляна» имени Л.Н. Толстого. Вернее, той ее части, которая «отвечает» за зарубежную прозу. Журналистам представили «длинный список» претендентов на премию «Ясная Поляна» в этой категории.


О чем идет речь?

Вот уже второй год премия «Ясная Поляна» присуждается не только отечественным современным авторам, но и зарубежным. В прошлом году ее получила писательница японского происхождения, которая живет в США, Рут Озеки за роман «Моя рыба будет жить» в переводе Екатерины Ильиной. По условиям премии переводчик также получает денежное вознаграждение. Всего же премиальный фонд номинации «Иностранная литература» состоит из двух частей: 1 миллион рублей получает лауреат – зарубежный автор, 200 тысяч рублей – переводчик книги лауреата на русский язык.

Роман Рут Озеки вызвал восторженные отклики во всем мире и, что важно для нас, был тепло принят в России. Обязательным условием получения премии

В этом году в «длинном списке» 31 автор, среди них такие мировые авторитеты, как Джон Кутзее, Орхан Памук, Джулиан Барнс, Джонатан Франзен, Джонатан Литтелл, Мишель Уэльбек и другие. Среди них есть лауреаты Нобелевской премии (Кутзее, Памук), английского Букера, Гонкуровской премии.

На пресс-конференции директор Государственного литературного музея Дмитрий Бак справедливо заметил, что «Ясная Поляна» – это единственная российская премия, которая имеет право вручать призы иностранным писателям. И дело тут, конечно, даже не в авторитетном жюри, в которое входят Владимир Толстой, Алексей Варламов, Лев Аннинский, Валентин Курбатов, Евгений Водолазкин. Дело в имени Толстого. Получить премию «от Льва Толстого» – честь для писателя любой страны и любого уровня славы.

Только нам самим не стоит предаваться гордыни. Толстой один на весь мир.

К сожалению, у многих современных русских писателей сложилось предубеждение, что есть «русская литература» и есть «иностранная литература». Русская, разумеется, лучше, духовнее и так далее. Еще бы – ведь мы наследники Достоевского и Толстого!

На самом деле – это иллюзия. И иллюзия эта состоит даже не в бессмысленном споре: кто лучше и духовнее. Просто нет абстрактной «иностранной литературы». Есть литература Англии, Испании, США, Франции, Германии, Италии, Греции... Есть бурно развивающаяся литература Ближнего Востока и Африки (впрочем, ее представители очень часто живут в Англии и США и пишут на английском языке). Современная русская литература является лишь частью мирового литературного процесса. Сильной его частью. Но не основной. И с этим нужно смириться. Мы соперничаем сегодня на равных. Мы сегодня должны доказывать миру, что наша литература нужна не только в пределах Москвы и Петербурга, Вологды и Новосибирска, Калининграда и Владивостока, но и на зарубежных литературных рынках.

Премия «Ясная Поляна» устроила в этом смысле очень увлекательное состязание. Премии русским писателям в номинациях «XXI век», «Современная классика» и «Детство. Отрочество. Юность» теперь даются одновременно с премиями зарубежным писателям. А среди них может вдруг оказаться Джулиан Барнс, например. Или Мишель Уэльбек. Или еще достаточно молодой, но уже получивший за роман «Благоволительницы» Гонкуровскую премию Джонатан Литтелл – американский француз, два года проживший в России, знающий ее географию, литературу и историю получше многих русских писателей. Или нобелевский лауреат, уже старейшина английской прозы, Джон Кутзее. Вот с ними нам придется соревноваться на территории Ясной Поляны.

Но у этой номинации есть и еще одна задача. Об этом прекрасно высказалась на пресс-конференции критик и эксперт премии Наталья Кочеткова. Она сказала, что самый «ужасный» вопрос, который ей задают на встречах, это вопрос: «Что почитать?» Теперь, сказала она, я могу смело отсылать читателей к «длинному списку» по зарубежной литературе «Ясной Поляны». Читайте это! И вы, по крайней мере, будете иметь представление о состоянии современной зарубежной литературы.

Высказывались и члены жюри. Мнения жюри во многом разошлись, но в отношении романа Джона Кутзее были единодушны. Его «Детство Иисуса» покорило всех. Особенность произведения в том, что о сыне Божьем в нем нет ни слова. Поэтому Евгений Водолазкин предложил озаглавить его «Детство Будды», так как оно больше соответствует содержанию. Сам Кутзее сначала хотел оставить роман безымянным или поместить его название на последней странице. Конечно, ни один издатель на это не пошел.

Я тоже являюсь членом жюри. И я не боюсь огласить свой выбор. Самое большое впечатление на меня оказал Джонатан Литтелл с романом «Благоволительницы». Уверен, что его многие толком и не прочли: слишком большой, трудный для чтения. Объем информации, который дается в этом романе, зашкаливает за все пределы разумного. Погружаться в него невероятно трудно, у меня лично на это ушли все новогодние праздники. Но оно того стоило.

Я согласен с главным редактором журнала «Иностранная литература» Александром Ливергантом, что этот роман, возможно, самое главное событие в мировой романистике XXI века. Во всяком случае, пока. Но это мое и его мнение.

Решение жюри, возможно, многих удивит.

Оно будет известно осенью.

Источник: rg.ru



Еще новости / Назад к новостям