Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

02.03.2016

«Мастерская жизни». Женская логика издательскому делу не помешает

3 марта отмечается всемирный День писателя. По задумке идеологов, его смысл – во влиянии на четвёртую власть. Но это актуально, скорее, для Европы, где люди творческие нашли способ бороться против «негативных аспектов демократической печати».

В России День писателя – повод вспомнить своих деятелей литературы. Известная приморская поэтесса, издатель, редактор Раиса МОРОЗ не первый год занимается продвижением талантливых авторов, которые встречаются и на элитных литературных тусовках, и в глубинке, на грани села и тайги. Из далёкого прошлого и близкого настоящего.

Раиса Мороз

Рубежи

Раиса Николаевна, календарные праздники мирового уровня – насколько значимы для вас?

– Я не очень хорошо понимаю, для чего все эти праздники придуманы. Что такое День писателя? Когда писатели поздравляют друг друга? У нас в так называемый год литературы прекратили финансирование альманаха «Литературный Владивосток». А ведь это альманах с огромной историей, он выходил ещё в советские времена в «Дальиздате».

Несмотря на трудности с выходом литературного альманаха, вы по-прежнему активно занимаетесь издательством...

– Сегодня являюсь главным редактором в издательствах «Валентин», Ивана ШЕПЕТЫ. Реанимировали и почивший «Дальиздат». В своё время я проходила стажировку в Москве, где постигла все тонкости издательского дела. В первую очередь было решено пропагандировать дальневосточную литературу. Печатали рассказы Альфреда ХЕЙДОКА, «Краткий исторический Владивостока» Николая МАТВЕЕВА. Сегодня у меня в работе потрясающий проект, мечта любого издательства: литературный труд Эспера УХТОМСКОГО «Путешествие цесаревича Николая на Восток». Князь, писатель сопровождал Николая ВТОРОГО в его странствиях по Греции, Египту, Индии, Китаю, Японии и Сибири, всего триста дней в пути. Посетил Николай и Владивосток. Путешествие было достойно увековечено в истории во многом благодаря Ухтомскому. Оно издано на английском, немецком и французском языках. Один из экземпляров был продан с аукциона в Лейпциге за один миллион 200 долларов.

Могут ли писатели как-то позитивно повлиять на четвёртую… любую власть?

– Абсолютно никак не могут повлиять. Не писательское это дело – бороться, взывать к правительству. Я, например, не люблю публичных выступлений, разве что, когда в библиотеки приглашают. Восхищаюсь энтузиастами, которые находят мужество работать там за копейки. Библиотека для меня – рубеж культуры, особенно в районах, маленьких городах, деревнях.

Где библиотеки в последнее время закрывают…

– Никому по большому счёту не нужны ни писатели, ни библиотекари.

Так категорично?

– Судите сами: писатели и художники официально перестали относиться к культурной области. Раньше такого не приснилось бы и в страшном сне. Цирк, кино, музеи – культура, а писатели – общественная организация. Никто мне внятно не может ответить – почему так решили. Иначе как чиновничьим хамством, я это распределение назвать не могу. Задавала вопрос на уровне секретариата Союза писателей. Там только руками разводят.

Тонкая грань

Вы по образованию филолог?

– Разве не видно, что я инженер-механик? На самом деле у меня несколько дипломов и профессий. А в поэзию я пришла взрослым человеком, когда работала в «Гипрорыбфлоте». Сотрудница привела меня в литературное объединение к Борису ЛАПУЗИНУ. К своим первым стихам я относилась скептически. Но благодаря таким мэтрам, как Геннадий ЛЫСЕНКО и Юрий КАШУК стала публиковаться. У Кашука была целая творческая лаборатория. Гениальные учителя, как он, встречаются реже, чем гениальные поэты. В способном пишущем человеке он мог увидеть зерно и взрастить его.

Где проходит черта между графоманией и поэзией?

– Как главному редактору альманаха, мне часто приходится оценивать творчество других людей. Одних публиковать, другим отказывать. Готовя выпуск, читаю и перечитываю сотни произведений. Могу увидеть и отличить настоящую поэзию от графоманства, как – на словах объяснить трудно. Есть люди-версификаторы, профессионально складывающие стихи. Их не за что винить. Мало ли кого издают? Член Союза писателей – не обязательно писатель.

А сегодня кому-то нужна членская книжка творческого союза?

– Желающих немало. Порой я удивляюсь: зачем капитану первого ранга вступать в Союз писателей? Мотивации разные, к примеру, порадовать маму. В прошлом году, в юбилей Победы, приняли в союз ветерана, прошедшего всю войну до Берлина танкистом. Ему исполнился 101 год. Оказывается, в молодости его первую любовь отбил какой-то «писателишка», и всю жизнь он мечтал вступить в организацию.

Близкие по духу

О доме на Пушкинской, 111, где вы жили, в литературных кругах ходят легенды…

– Сейчас на этом месте стоит современное жёлтое здание, где располагаются банк, ресторан. А раньше был одноэтажный деревянный дом на высоком каменном цоколе. Ещё до революции его построил польский архитектор, в советские времена дом превратили в коммунальную квартиру. Моей семье досталось пространство оранжереи. Да, Пушкинскую, 111 назвали филиалом литературной мастерской. У меня собирались люди, читали стихи. Не просто вольные посиделки, отбор был строгий.

Вы – зам председателя Ассоциация корейских организаций в составе Ассамблеи народов Приморья. В 90-е годы работали в Южной Корее. Ваши предки – этнические корейцы. А стихи удивительно русские?

– Как сказал о моих стихах один знакомый уральский поэт: «Не всякий русский так напишет». Вопрос не ко мне, скорее к учёным, занимающимся вопросами языковой среды. К примеру, считают, что я абсолютно грамотный человек, хотя правил не знаю. Возможно, потому что в детстве много читала. Я родилась и выросла в глубинке, где книги были единственным развлечением. Кстати, моё место рождения: Бухта Мелководная. Люди удивляются: как можно родиться в бухте? Но именно так называется населённый пункт.

Сегодня много говорят о конфликте Северной и Южной Кореи…

– Две страны с абсолютно разными менталитетами. Их объединяет разве что глубокий патриотизм.

А ваш выбор?

– Не провоцируйте. На это только один ответ: я за объединение двух Корей.

Среди современных писателей Приморья кого бы отметили?

Лору БЕЛОИВАН, её «Чемоданный роман» трудно найти в книжных магазинах – раскупили. Удивительный человек, с огромным чувством юмора. После того как она начала лечить тюленей, ей приносят больных животных. Сегодня у Лоры живёт много кошек и собак, и совёнок в придачу. Васю АВЧЕНКО вообще трудно не заметить. Читая его новое произведение «Кристалл в прозрачной оправе», обнаружила много совпадений с моим творчеством. Как будто я проконспектировала в стихах его некоторые мысли…

А модные литературные тусовки?

– Есть такие, где юные девицы пьют и у микрофона ругаются матом. А есть проект «Чтиво», где собираются люди, имеющие отношение к поэзии. Откровенно говоря, сегодня среди творческих людей большое разобщение. Раньше культурная жизнь была чем-то осязаемым. Сейчас она растворилась, остались какие-то обломки.

В чём особенность дальневосточной прозы?

– Для меня не существует географических градаций. Как и временных. Думаю, что после реанимации мои биологические часы повернулись на 180 градусов. Вы спрашивали о влиянии на политику. Она от меня далеко. Литература – дело жизни. Но это мне случайно досталось, из космоса прилетело. А могло и не мне, а кому-то другому.

Досье

Раиса Николаевна МОРОЗ родилась в 1949 г. в посёлке Бухта Мелководная Соколовского (ныне Лазовского) района. Окончила Дальрыбвтуз. Автор поэтических сборников: «Отчий дом», «Ночные цикады», «Песни побережья», член Союза писателей России.

Источник: vl.aif.ru



Еще новости / Назад к новостям