Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

04.02.2016

Директор Литмузея: новое название должно соответствовать нашей уникальности

Дмитрий Бак в интервью ТАСС рассказал о ребрендинге музея, а также об открытии нового выставочного пространства в реставрируемом доме на Зубовском бульваре.

Дмитрий Бак

В конце прошлого года Государственный литературный музей объявил о нескольких масштабных проектах – создании «литературной Третьяковки», открытии нового выставочного пространства в реставрируемом доме на Зубовском бульваре, а также о своем ребрендинге. О том, как реализуются эти проекты, а также об идее Минкультуры РФ присоединить к Литмузею Дом-музей Булата Окуджавы, против которого выступила вдова барда, рассказал в интервью ТАСС директор ГЛМ Дмитрий Бак.

— В конце прошлого года вы рассказывали о том, что планируется ребрендинг Литературного музея. Выбрали ли уже название?

— Ребрендинг – дело непростое, но для нас важнейшее. За 80 лет все привыкли к традиционному имени музея и к аббревиатуре ГЛМ. Между тем официальное наименование в информационном плане крайне неудачно, особенно на международной арене. «Государственный литературный музей»? Какого именно государства? Какая имеется в виду литература? В каком он городе? Каким писателям посвящен? Среди нескольких сотен российских литературных музеев наш не просто крупнейший по объему коллекций, но и наиболее многопрофильный, включающий обширные собрания религиозных текстов, живописи, графики, технических устройств, аудиозаписей. Будущее название должно соответствовать нашей уникальности, его предстоит обстоятельно обсуждать и с профессионалами, и с обычными любителями литературы, нашими посетителями. Например: Национальный музей истории русской литературы или Государственный музей русской литературы.

— Что еще предстоит сделать в процессе подготовки к ребрендингу?

— Для подготовки ребрендинга уже проведено несколько крупных акций. Это реэкспозиция музея Лермонтова в юбилейный год 200-летия поэта, открытие первого в мире музея Солженицына в Кисловодске, обновление дома-музея Михаила Пришвина в Подмосковье. Еще одно масштабное событие произойдет к концу нынешнего года: должна завершиться реставрация переданного нам при содействии министерства культуры здания на Зубовском бульваре. Это одно из исконных культурных, книжных мест старой Москвы, в доме жили многие замечательные деятели культуры и науки – художник Кардовский, писатель Вересаев, философ Сергей Булгаков, востоковед и переводчик Шилейко.

— Что планируется экспонировать в доме на Зубовском?

— В ближайшем будущем мы представим зрителю уникальный продукт: комплекс из шести-семи открытых хранений, по сути дела, это будут небольшие музеи русских писателей 20 века, таких как Мандельштам, Платонов, Ремизов, Вертинский, Вознесенский, Арсений Тарковский. Это будет одна из первых попыток построить полную, без изъятий картину истории русской литературы прошлого века. Это пока никем не сделано, бытуют две несовместимые иерархии – «советская литература» (Фурманов, Серафимович, Фадеев...) и возникшая в перестроечные годы «антисоветская». Мы обретем подлинно объективный взгляд на литературу двадцатого столетия, только если он позволит разглядеть, условно говоря, и «Как закалялась сталь», и «Лолиту». На Зубовском бульваре со временем будут открытые хранения, связанные с именами как официально признанных в советское время литераторов (Луначарский, Демьян Бедный), так и эмигрантов (Ремизов, Вертинский), и тех, кто жил и писал вопреки ортодоксии (Платонов, Мандельштам). Миссия нашего музея – дать целостную, многоплановую картину истории нашей литературы разных времен, именно тогда можно будет с полным правом претендовать на обретение более точного и «громкого» имени.

— Вы рассказывали и о том, что есть идея создания так называемой «литературной Третьяковки», под которую самым правильным было бы выделить особняк на Арбате.

— Да, это наш приоритетный проект! Национальный выставочный центр «Десять веков русской словесности» на Арбате. Если на Зубовском будет представлена литература двадцатого столетия, то на Арбате мы хотели создать своеобразную «литературную Третьяковку». Ведь именно в Третьяковской галерее, равно как и в Русском музее, представлена вся история русской живописи – от истоков, от иконописи и до наших дней. Такого музея по русской литературе нет, и это, конечно, такой же абсурд, как отсутствие музеев Мандельштама и Платонова. Принципиально, что в масштабной экспозиции по тысячелетней (от «Слова о Законе и Благодати») истории отечественной словесности должны быть использованы ресурсы не только Гослитмузея, но и других московских и региональных литературных музеев. Идея создания «литературной Третьяковки» на Арбате была представлена в прошлом году на заседании Оргкомитета по проведению Года литературы в России и была единодушно поддержана. Насколько я знаю, этот сюжет сейчас развивается на очень высоком государственном уровне, его воплощение в жизнь принесло бы неоценимую пользу всей нашей культуре. Все «арбатское» пространство вокруг нового выставочного центра превратится в музейный кластер, Москва не на словах, а на деле станет городом русской литературы. Это абсолютно реально – ведь в самой непосредственной близости расположены не просто мемориальные места, но действующие музеи абсолютно всех великих русских писателей: Пушкина и Лермонтова, Гоголя и Герцена, Тургенева и Толстого, Чехова и Цветаевой…

— Есть также идея объединить в музейный кластер Дома-музеи Чуковского, Пастернака и Окуджавы в Переделкине. Музеи Чуковского и Пастернака уже входят в состав Литмузея. А дом Окуджавы в Переделкине – это пока нерешенный вопрос? Вдова барда выступила против объединения.

— Как видно из комментариев в прессе, на этот счет есть разные мнения, сейчас взвешиваются все доводы за и против. Хотелось бы подчеркнуть несколько важных вещей. Во-первых, создание «музейного кластера» в Переделкине не означает какого-либо прямого административного объединения расположенных там музеев. В составе ГЛМ десяток музеев, и все они сохраняют автономию. Создание кластера в данном случае означает совсем иное – согласованные экскурсионные и образовательные программы, внедрение единых билетов и т. д. Во-вторых, хотелось бы заверить, что мы очень высоко ставим культурное наследие Булата Окуджавы, не будет никакого негатива, наоборот, дом поэта и барда сможет воспользоваться всеми преимуществами, которые для музеев в составе ГЛМ являются делом обыденным. Судите сами, как проще готовить масштабные экспозиционные проекты – в одиночку либо с использованием богатейших фондовых коллекций, доступных для всех автономных музейных площадок? Как разумнее вести учетную работу – сепаратно или централизованно, при содействии высококлассных специалистов. И эта логика касается буквально всех направлений работы: предоставления отчетности, ремонта и реставрации, работы с посетителями. Моя практика свидетельствует, что существование «персональных» музеев отдельных писателей в составе такого объединения – весьма плодотворно и эффективно.

— Успешным ли был для Литмузея прошедший Год литературы?

— Год литературы в ГЛМ был отмечен многими событиями, в первую очередь надо сказать о многих масштабных выставках, например к 125-летию Пастернака, в честь такого же юбилея Осипа Мандельштама (будет работать до конца марта), и, наконец, нельзя не упомянуть о фундаментальной выставке по истории чтения в России, которая как раз объединяла многие силовые линии Года литературы. Это была исследовательская выставка. На выходе мы получили результаты, которые будут полезны для выработки новых стратегий поддержки чтения. В Год литературы мы создали Ассоциацию литературных музеев в составе Союза музеев России, это было поддержано на общем заседании Союза музеев в начале декабря. Это абсолютно новая форма взаимодействия литмузеев, которые никак не связаны напрямую и находятся в разном подчинении. Очень отрадно, что полномочия Оргкомитета по проведению Года литературы продлены, таким образом мы получим постоянно действующий координационный орган с серьезными возможностями для того, чтобы поддерживать все, что связано с литературой: чтение, книгоиздание, музейное дело, образование, книготорговлю. В прессе нынешний год уже окрестили «Годом литературы – два», и у нас для него есть несколько важнейших проектов. Среди них беспрецедентная российско-немецко-швейцарская выставка «Рильке в России» – с международной конференцией, изданием обширного каталога, а также начало работы в рамках подготовки к грядущему 200-летию Достоевского: мы думаем, например, совместно со многими партнерами и наследниками великого писателя успешно завершить давнюю историю с захоронением праха матери Федора Михайловича.

— Намечаете ли какие-то специальные проекты к Году кино?

— В этом году, объявленном в России Годом кино, Литмузей собирается сотрудничать с Музеем кино. У нас есть и общие герои – это великий режиссер Андрей Тарковский, сын великого русского поэта Арсения Тарковского. В доме на Зубовском мы собираемся организовать открытое хранение экспонатов, связанных с семьей Тарковских. Есть и другие проекты – у нас уже полтора года проходят мастер-классы известных режиссеров «Как ставить классику».

Беседовала Светлана Вовк.

Источник: tass.ru



Еще новости / Назад к новостям