Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

10.07.2015

Единство времени, места, концепции: Госдума работает над новыми образовательными стандартами

Государственная Дума под председательством С.Е. Нарышкина приступила к работе над созданием единой концепции преподавания русского языка и литературы в школе. Члены рабочей группы, занятой решением вопроса, разбились на три подразделения, каждое из которых разрабатывает доверенное ему направление: преподавание русского языка как государственного, преподавание русского языка как иностранного и, наконец, преподавание литературы. Первую подгруппу возглавил директор института русского языка РАН Александр Молдован, вторую – исполняющий обязанности ректора Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина Маргарита Русецкая, следить за решением третьей задачи будет директор Государственного литературного музея Дмитрий Бак. В планах Госдумы завершить работу над концепцией в течение двух лет, чтобы первоклассники 2016 года могли учиться по новым стандартам.

Переводя происходящее на художественный язык, можно сказать, что пред нашими взорами предстала картина Васнецова «Три богатыря», где вместо былинных героев филологи. Словно стражи русской земли (в данном случае русского слова, которое, как подчеркнул Нарышкин «выполняет цементирующую роль в многонациональном государстве»), они примечают, «нет ли где ворога, и не обижают ли где кого». «Враг» уже определен, будем считать им поголовное невежество молодого поколения. Как утверждал на первом заседании рабочей группы декан факультета государственного управления МГУ, председатель Комитета по образованию Вячеслав Никонов: «Дети не умеют как следует говорить и писать. Уровень курсовых работ, который был на первом курсе в 70-е годы, теперь мы получаем в лучшем случае только на третьем. Если будет принято правильное решение, есть шанс через 10 лет выйти на прежний уровень». «Современные дети в основном ничего не читают». – вторила коллеге президент Российской академии образования Людмила Вербицкая, ссылаясь на результаты ЕГЭ по литературе. Абитуриенты допускают наибольшее количество ошибок в вопросах по содержанию литературного произведения и в задании, где нужно привести несколько примеров стихотворений с определенной темой.

Итак, опираясь на неутешительную действительность, Госдума в лучших традициях русского фольклора на трех фронтах намечает борьбу с трехголовой гидрой – необразованностью: новая концепция в учении русского языка для русских школ, для иностранцев, новые стандарты в преподавании литературы. И будь госслужащие всамделишными богатырями, они б очертя голову бросились в решение поставленной задачи как в омут, сказав напоследок: «мы рождены, чтоб сказку сделать былью». Но к их энтузиазму примешана рефлексия интеллигентного героя, лишнего человека вроде Онегина и Печорина. Так что, нет-нет, а приходит в голову мысль, что с благими намерениями по мощеной дорожке можно попасть прямиком в пекло. Больше всего в грядущем подвиге саму рабочую группу и всех тех, кто, так или иначе, вступает с ней в диалог на страницах СМИ или в семейном кругу на кухне у телевизора пугает слово «единый», «единая концепция преподавания». Казалось бы, бояться короткого слова в стране, где у власти стоит партия, в названии которой фигурирует то же прилагательное, – поразительный парадокс. Однако что есть, то есть – против правды не пойдешь. Единство хорошо для противоположностей, для национального самосознания, для классической драмы (единство места, конфликта, действия), но хорошо ли оно для образования? Вот, к примеру, ЕГЭ у нас тоже «единый», если точнее – «единый государственный экзамен». Но нравится он далеко не всем, как среди учеников и учителей, так и среди чиновников.

Хотя слово «единый» и не превратилось в некоего «Волан-де-Морта» –  «то-что-нельзя-называть», «сам-знаешь-что». На заседании предпочли чередовать его с антонимичным словом – «вариативность».

Дмитрий Ливанов – министр образования и науки – говорил, что новая концепция должна учитывать «необходимость формирования и удержания единого образовательного пространства, обеспечения высокого уровня преподавания русского языка и владения русским языком при сохранении вариативности преподавания». Директор Государственного литературного музея Дмитрий Бак заметил, что в программе вверенной ему учебной дисциплины необходим не только «обязательный «золотой» список классики, но и вариативная часть». Отдельно подчеркнуто, что единство подходов к преподаванию не связано ни с канонизацией литературы в качестве ряда общепринятых толкований произведений, ни с намеренным упрощением. Напротив, по мнению эксперта, учителям не следует вырывать плоды писательства из исторического контекста: «В постсоветское время мы потеряли Герцена, Чернышевского, и стало не понятно, с кем спорит Достоевский. Очень важно не упрощать, а рассказывать детям о литературном процессе в полном историческом развитии».

Главный редактор журнала «Литература» Сергей Волков также отметил, что «единая концепция» в преподавании литературы не должна приравниваться к составлению обязательных списков чтения. «Идя по одному и тому же списку, учителя по сути преподают разные предметы. Одни делают, акцент на человековедении и психологии, другие заостряют внимание на воспитании и нравственности, третьи учат анализу текста как знаковой системы, четвертые говорят о литературе как об искусстве, пятые занимаются литературоведением».

Собравшиеся сошлись на мнении, что их главная задача – привить школьникам любовь к великому и могучему языку и порожденной им литературе.

Еще в начале июня, объявляя о сформировании рабочей группы по разработке единой концепции преподавания русского языка и литературы в школах, Нарышкин, как бы предупреждая страхи по поводу слова «единый», говорил информационному агентству «РИА Новости», что, по его мнению, школьные учебники могут и должны быть разными. Заявление весьма утешительное, учитывая тот факт, что в мае в Госдуму поступили законопроект депутата от партии «Единая Россия» Ирины Яровой, обязывающий школы учить детей математике, русскому языку, истории России и литературе по единым учебникам. Автор инициативы объясняла, что только так (дискриминируя разнообразные учебники) можно избавиться от дискриминации по знаниям среди учеников и обеспечить школьников гарантированным государством золотым стандартом образования. Очевидно, под золотым стандартом подразумевается высокий результат на ЕГЭ. Так что, пожалуй, данный законопроект можно продвигать под лозунгом: «придумаем единый учебник, ради придуманного нами единого экзамена».

В незапамятном 2013 году планировалось разработка единого учебника отечественной истории. Но уже в августе 2014 года вместо единого учебника стране пообещали «единый историко-культурный стандарт, на основе которого будут разработаны учебники истории». В общем, в основе всего краеугольным камнем лежит «единая концепция». С нее в этот раз и решили начать.

Кстати, в семнадцатом веке, во времена патриарха Никона, единая Библия, отредактированная по греко-византийскому образцу, привела к церковному расколу и взаимным обвинениям православных людей в ереси. Навряд ли представители института образования столь же эмоциональны, как представители церкви. Впрочем, пока что единая концепция только набор советов, надежд, предположений и благих намерений. А до драки, как и после нее, кулаками не машут.

Гаспарова Марианна



Еще новости / Назад к новостям