Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

12.01.2012

Владислав Толстов: «10 самых важных событий 2011 года в мире книг»

Пора подвести итоги года. Сел и составил список десяти наиболее важных, на мой взгляд, с точки зрения истории книжной индустрии, литературы и собственных ощущений событий. Не судите строго. Каждый сам может дописать, может, я что-то упустил.

1. Кризис книжной индустрии.

В этом году продажи книг упали на семь процентов, да и в прошлом на девять, в 2009 был кризис и полный обвал продаж. Книжные магазины сегодня переживают, мягко говоря, не самые лучшие времена. Они открывают отделы мягкой игрушки, торгуют канцелярией, учебными пособиями. Уже посчитали, что в некоторых крупных книжных магазинах собственно книги занимают не более 13 процентов ассортимента. Скоро книжные магазины останутся книжными только по вывеске, а торговать там будут пушниной, бакалеей и лыжными ботинками. Причем все это происходит медленно, постепенно, так что социологи и маркетологи объясняют: все дело в том, что на потребительский рынок выходит новое поколение — люди, рожденные уже после краха СССР, которые к книжкам не приучены, в школе их не заставляли читать, дома чтение прекрасно заменил телевизор, а позже компьютер. Пожалуй, мы можем застать уникальный эксперимент в истории: когда рухнет целая отрасль потребительского рынка (книготорговая) — исключительно потому, что людей отучили от чтения как формы досуга. Нужны, нужны государственные меры по поддержке книжной торговли, а то мы сами не заметим, как ее лишимся!

2. История «Лас-Книгаса».

Я думал, как написать — «падение», «крушение», «закат», но поставил нейтральное «история». Весной «Лас-Книгас» на Сурикова украсился стикерами «ликвидация магазина». В течение нескольких месяцев шли распродажи складских остатков (и там можно было найти книги из уже распроданных тиражей 2005-2007 гг, причем за очень небольшие деньги), но очень похоже, что книготорговая сеть «Лас-Книгас» доживает последние месяцы. Главный сибирский книжный коллектор «Топ-книга», учредитель сети, как известно, кризиса не пережил и сегодня находится в стадии банкротства. Неэффективное управление, набрали кредитов, не просчитывали открытие новых магазинов и сегодня книжные супермаркеты «Лас-Книгас» есть даже в Норильске. А итог? Итог печальный. Похоже, «Лас-Книгас» будет последней в российской истории попыткой создать сеть крупных книжных магазинов «для избранных» (покупать там за 700 рублей книги, которые в «Озоне» стоили 300, могли, конечно, только избранные). Чем закончится история сети, пока непонятно. Но вряд ли «Лас-Книгас» (созвучное с «Лас-Вегасом») вернет себе былой блеск и экономическое могущество. В это уже почти никто не верит.

3.Победа букридеров.

Продажа электронных «читалок» в 2011 году стала самым прибыльным бизнесом. И самым быстрорастущим: если у вас был магазин электроники, в котором продавали «читалки», то за год продажи увеличились в два-три раза. Я сам видел в паре магазинов: в начале года ридеры занимали скромную полку где-нибудь сбоку, а сейчас на видном месте красуется стенд с парой десятков моделей. Даже на почте продают ридеры, даже в билетных кассах — спрос бешеный, чего там. Таскать в кармане полторы тысячи любимых текстов в электронном формате давно уже перестало быть модой, а стало повседневностью — а чем еще развлекать себя в пробке, в командировке или на скучном совещании? Чтением ридера. В следующем году, кстати, собственные ридеры выпустят российские книготорговые сети — «Литрес» и «Буквоед». Так что наступление электронной книги на бумажную идет по всем фронтам.

4. Книжная ярмарка в Перми.

В начале июня в Перми прошла первая книжная ярмарка. И я там был. Ура пермякам, они молодцы! Восточнее Москвы, где все книжные ярмарки всегда и проводились, пока существовала только одна книжная ярмарка — КРЯКК в Красноярске (кстати, в этом году мы встречали уже пятый, юбилейный КРЯКК). Теперь на карте книжных ярмарок есть еще одна светлая точка — Пермь. Свою первую ярмарку пермяки провели хоть и без особого размаха (в городской библиотеке имени Горького), но с хорошей программой, грамотным подбором экспонентов (приехали все лучшие издательства Москвы и Питера), и завидным списком участников — Захар Прилепин, Виктор Топоров, Андрей Аствацатуров, Марат Гельман, Виктор Ерофеев, Борис Куприянов.

5. Барнс получил «Букера».

Джулиан Барнс, живой классик британской прозы, наконец-то замечен и отмечен высоким литературным бомондом. Ему дали «Букера», хотя оговорились, что роман, за который он его получил, заметно хуже «Писем из Лондона» или «Попугая Флобера» или «Артура и Джорджа», но когда Барнс писал те романы, его считали чудаком, человеком случайным в литературе, неудачником. В общем, награждение Барнса я бы назвал проявлением высшей справедливости в литературной жизни 2011 года. А вообще в мире литературных премий в этом году не было ничего особенно запоминающегося. Тумас Транстремер получил Нобелевку. Кто из нас читал Транстремера (если не считать крошечной подборки года два назад в журнале «Иностранная литература»)? И кто вообще слышал о таком поэте. Захару Прилепину вручили «Супернацбест» с призовым номиналом в 100 тыс.долларов — за книгу «Грех», а «Букер десятилетия» достался роману покойного Александра Чудакова «Ложится мгла на старые ступени». Но скажите по совести, многие ли после этого стали перечитывать Прилепина и спрашивать в книжных роман Чудакова? Из лауреатов других премий я бы отметил Шишкина, получившего «Большую книгу», но Шишкин — он всегда пишет хорошо, и ни один из его опусов без премии, судя по всему, не останется. А вообще картина печальная: статусные литературные премии уходят в какие-то непонятные широким массам разборки, совершают эпатажные награждения и, по сути, перестают быть своеобразным «барометром» литературного мира, что грустно.

6. Новая премия — «Лучшая книга Рунета».

Учреждена в июле интернет-магазином OZON, который по солидарным объемам продаж сегодня является самым главным книготорговцем в России. В ноябре подвели итоги, в номинации «Художественная литература» премию получил восьмитомник Андрея Платонова издательства «Время». Кстати, в ноябре же этот восьмитомник привезли в Красноярск на ярмарку, но сам директор издательства (зовут его Борис Пастернак) сетовал, что не очень охотно красноярцы Платонова покупают. А зря: это первое в истории российской литературы академическое издание ВСЕХ произведений Андрея Платонова, некоторые публикуются впервые, с подробными комментариями, ссылками, справочным аппаратом. Издание готовили девять лет. Так что первый «блин», в смысле приз, в смысле премия «Лучшая книга Рунета» оказалась не комом.

7. Мэш-ап (mash up) — новый популярный тренд в книгоиздании.

Это когда проверенную классику переписывают в жанре киберпанка, стимпанка или ужастиков: «Гордость и предубеждение и зомби», помните? В 2011 году шуму наделала книга уже отечественного автора — «Андроид Каренина», где все участники романа оказываются роботами. Видимо, следует ожидать продолжения. Скоро мы увидим переписанного «Идиота», где князь Мышкин окажется настоящим клиническим идиотом, а все остальные персонажи — имбецилами, буйно помешанными и прочими пациентами психушки. Увидим «Дубровского», где будут действовать «приморские партизаны». В общем, метод плодотворный. И раз люди готовы покупать такие книги, издатели их ожиданий не обманут. Забавно, что мэш-ап, как и большинство модных жанров последних лет, пришел из интернета, из блогов. И неслучайно самым успешным открытием в книжной российской жизни 2011 года тоже стали блогеры — например, Слава Сэ, чья книга «Сантехник, его кот, жена и другие подробности» за год была продана баснословным тиражом 400 тысяч экземпляров!

8. Традиция пересмешничества классических текстов лежит в основе другого популярнейшего проекта года — «Гражданина поэта» Михаила Ефремова и Дмитрия Быкова. Это где Ефремов читает стихотворные фельетоны Быкова, стилизованные под известные стихи из школьной программы. «Гражданин поэт» собирает сотни тысяч просмотров в ютубе (в телевизоре он просуществовал меньше месяца и ушел в интернет), а под занавес года вышла и книга: на богатой мелованной бумаге, с приложенным дивиди. В общем, возвращаются восьмидесятые с их лозунгом «стеб — наше все».

9. Ренессанс мемуарного и биографического жанра.

Вот это очень интересная тенденция. Хорошей беллетристики пишут все меньше (точнее, вряд ли пишут меньше, просто издатели ее не принимают, говорят — неликвид, читать никто не будет). Соответственно больше стали выпускать нон-фикшена. Вообще нон-фикшен по объемам продаж вот-вот превысит художественную литературу, и для России, которая до сих пор считает себя самой читающей страной (что, увы, давно не так) это очень важный, знаковый показатель. 13-я ярмарка Non-Fiction в Москве собрала в 2011 году самую большую аудиторию (и заработала больше всего денег за все годы существования). Есть поразительные примеры реализации биографического жанра, почти шедевры. Жаль, что стать настоящими шедеврами им всякий раз что-то мешает. Если бы Лев Данилкин получил в издательстве «Молодая гвардия» хорошего редактора, его биография Юрия Гагарина стала бы одной из самых заметных книг года. Если бы авторы биографического сериала «Достоевский» не искали в жизни Федора Михайловича «сенсации», сериал не вызывал бы такого чувства неловкости. Если бы у Маши Гессен было больше настойчивости, написанная ей биография Григория Перельмана «Совершенная строгость» оказалась бы намного лучше. А так это чуть ли не единственная биография, написанная «по мотивам» разговоров с людьми, знавшими великого математика, но с самим Перельманом встретиться Маше Гессен так и не удалось. Впрочем, книга получилась отличная. Можно отдельный список составить — десять лучших биографий, изданных в 2011 году. Их намного больше десяти, я же говорю — ренессанс.

10. И последний пункт использую, чтобы воспользоваться служебным положением.

Во-первых, в апреле мы провели первую церемонию вручения премии «Ретро-НОС» — то есть представили, какие книги вошли бы в премиальный оборот в 1973 году. По мнению жюри, победил Абрам Терц с «Прогулками с Пушкиным». По мнению экспертов, лучшей книгой 1973 года стали «Москва-Петушки» Венедикта Ерофеева. Наконец, читательские массы голосовали за «Архипелаг ГУЛАГ» (первый том) или за Фазиля Искандера. Самое интересное, что в официальной советской литературе ни одной из этих книг в 1973 году не существовало. Такого эффекта, честно говоря, даже организаторы не рассчитывали добиться.

А во-вторых, для меня 2011 год стал примечателен тем, что с июня я веду блог на портале Newslab.ru. Пишу регулярно о книжках, о событиях в книжном мире, о разных интересностях, связанных с писателями, книготорговцами, критиками, и, разумеется, читателями. Читать книжки само по себе интересное занятие, но не менее интересно, как выяснилось, писать об этом. Спасибо всем, кто читал «Книговорот», спасибо и до встреч в новом году!

Владислав Толстов

Источник: http://newslab.ru/blog/423598



Еще новости / Назад к новостям