Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

17.02.2014

Сергей Лукьяненко: «Дозоры» − это шпионские романы о двух спецслужбах

У популярного писателя вышла новая книга «Школьный надзор», в которой продолжается жизнь и борьба Темных и Светлых сил

«Я закрываю для себя мир иных»

− Что делают герои «Школьного Надзора»? Есть ли там ситуации, как недавняя, когда школьник застрелил учителя?

− Герои «Школьного Надзора» − это обычные школьники, старшеклассники. Только Иные: маги, оборотни, вампиры. Кто-то Светлый, кто-то Темный. Это действительно ни в коей мере не «Гарри Поттер» (которого я люблю). Хотя бы потому, что Гарри учится в английской школе, а у нас и в голову никому не придет разделить школьников изначально на «умных», «коварных», «туповатых зубрил» и «ботаников» − как в Хогвартсе. Гарри Поттер − это прекрасный роман о британской молодежи − я не шучу. А мы хотели поговорить о молодежи нашей.

А что касается трагической ситуации с юношей, устроившим стрельбу в школе, увы, боюсь, проблема не психиатров. Ставить диагнозы со стороны − глупо, но на первый взгляд там причины все-таки не с врачебной патологией. Мы живем сейчас в мире с высоким уровнем стресса, с повышенной агрессивностью, с отсутствием четких моральных ориентиров. Можно винить компьютерные игры, кино, учителей, кого угодно, но основная причина банальна и скучна: отсутствие культуры обращения с оружием − строгого и тщательного надзора за ним, контакта между родителями и детьми, реальной, а не показушной психологической помощи подросткам. Будем дальше разрушать наше образование, гнаться за цифирками в ЕГЭ − будем больше получать таких вот трагедий. По прежнему станем отрицать необходимость общегосударственной идеологии, развития культуры, реальной помощи молодежи − будем получать новые стрельбы... по образцу тех стран, где они происходят регулярно.

− «Школьный Надзор» − это лишь первая книга из проекта «Дозоры». Вами уже написаны две следующие, и снова в соавторстве с, так сказать, начинающими авторами. Какова ваша роль? Вы писали, руководили, идею рождали, редактировали?

− И руководил, и писал, и с идеей работал, и редактировал... Все участники этого проекта в свое время писали для конкурса «Мир Дозоров» и были отобраны именно за понимание мира и умение принести туда что-то новое, свое. В следующих книгах я уже оставлю за собой только общий надзор. Ну или общий дозор, как угодно.

− А откуда эта мода на соавторство? Что это дает писателю-флагману?

− Давайте будем откровенны: писателям (и флагману, и остальным участникам) это дает самое главное − тиражи. Нынешний читатель, то ли избалованный телесериалами, то ли в целом привыкший к быстрым и постоянным продолжениям понравившихся книг, хочет не одну книгу в три года, как я писал «Дозоры». Он хочет три книги в год. А лучше − шесть. И все в рамках одного полюбившегося мира. И в такой ситуации можно поступить по-разному. Можно нанять «рабов», авторов хороших, но не знаменитых и потому бедствующих, публиковать по шесть книжек в год и говорить в интервью честным голосом: «Да, я так быстро пишу!» А можно попробовать сделать книжный проект, в котором будут участвовать разные авторы. Кто − самостоятельно, кто в соавторстве. Мне это кажется честнее по отношению к читателю, и уж тем более − к коллегам-писателям.

− Не жалко отдавать шикарную идею «Дозоров» на растерзание другим?

− Ну, во-первых, я хочу закончить с этой темой − для себя. Сейчас пишу шестую книгу про Гесера, Завулона и Городецкого. С оригинальным названием «Шестой Дозор». На этом тему «Дозоров» для себя и закрою. Но читателей, которым этот мир полюбился, я между тем прекрасно понимаю − я же и сам читатель… Так почему бы и не свести вместе, к обоюдной пользе и интересу, читателей, которым нравятся «Дозоры», и молодых писателей, которым интересно поработать в этом мире? Но право вето у меня, конечно же, есть.

«НОВЫЕ ФИЛЬМЫ БУДУТ ОБЯЗАТЕЛЬНО!»

− Кстати, противостояние свет − тьма не изжило себя? А то ведь иногда кажется, что Темные и Светлые давно перебили друг друга и остались Серые только.

− В том-то и дело, что в «Дозорах» противостояния нет, чем они и интересны, наверное. Дихотомия добра и зла там существует разве что в мыслях юного Городецкого, в самой первой книге. А чем дальше, тем сильнее он понимает, что не все Светлые светлы и не все Темные темны… «Дозоры», если угодно, это шпионский роман о двух спецслужбах. Одна − наша, «хорошая». Другая − их, «плохая». Но мы прекрасно знаем, что обе спецслужбы будут стрелять, пытать, подслушивать, врать, если понадобится. Средства, увы, одни. Только цели разные. И вот этим как раз Ночной и Дневной Дозоры отличаются…

− Чем вы объясните нынешнюю популярность жанра фэнтези?

− На мой взгляд, исчерпанность фантастики и популярность фэнтези − от слишком большой сложности современной науки. Идеи Жюля Верна или Герберта Уэллса мог понять любой образованный человек. Идеи ряда современных фантастов поймет только физик, да и то узкой специализации. Да и морально-этические принципы фэнтези привлекательны. Сидит человек, слушает выговор от пузатого и глуповатого шефа… и жалеет, что не может вызвать того на дуэль, к примеру. Лучше всего на магическую. Простота посылок и решений − вот козыри фэнтези. Они легко бьют научную фантастику.

− Есть остроумная точка зрения, что реализма как такового в литературе не существует − это фикция. Есть только фантастика! А «реализм литературы XX века» − не более чем ее адресное ответвление.

− Это достаточно близко к истине. Практически каждый серьезный писатель рано или поздно касался в своем творчестве фантастики, фэнтези, сказки, мистики. Литература не может быть ограничена ничем, в том числе и реализмом. Как только литературу огораживают забором из догм и формулировок − она засыхает. Мне нравится фантастика. К тому же она правдива, только чуть-чуть смотрит вперед. Вот если бы я пятнадцать лет назад описал сегодняшнюю жизнь − это была бы фантастика! А если бы описал сегодняшний день двадцать пять лет назад − мог и в сумасшедший дом попасть, причем не в качестве врача.

− Ждать ли новых фильмов по вашим произведениям?

− Ждать обязательно! Но вот когда что будет и будет ли − не знаю. Кино − очень долгий и сложный процесс. У меня постоянно покупают какие-то права на экранизации. Пишутся сценарии. Иногда что-то почти доходит до съемок. И все срывается. Это закон жанра, на одну экранизацию приходится десяток неудавшихся проектов. Но… экранизаций у меня было три, неудавшихся проектов штук тридцать. Пожалуй, скоро кое-что должно прорваться! И я даже догадываюсь, чт, но пока связан условиями контракта и молчу. Могу лишь пообещать дать «КП» первое интервью, когда проект стартует и обет молчания будет снят. Это будет очень интересно, поверьте!

Источник: www.kp.ru



Еще новости / Назад к новостям