Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

За рубежом

Сократес Kaбуропулос

Книжная отрасль сравнительно консервативна, но, как и любая другая сфера экономики, она вынуждена пройти через переформатирование и адаптироваться к изменяющимся реалиям, выстроив новую динамику, определяемую общим экономическим спадом, технологической трансформацией и мерами жесткой экономии. Подобная необходимость становится очевидной и при взгляде на меняющуюся политику отдельных издательских домов, и на меры по сохранению книжной отрасли, предпринимаемые отдельной страной (Грецией), и на невероятно гибкую политику руководства Франкфуртской книжной ярмарки по ее переформатированию.


Lenz Siegfried© Siegfried Lenz Stiftung

Роман Зигфрида Ленца «Урок немецкого» принадлежит к числу выдающихся произведений современной классики. В нем содержится ярчайший образец поведения человека, живущего во времена диктатуры. Книгу и по сей день часто и с удовольствием читают в немецких школах.



За-рубежом_3_250.jpg

Трудно испытывать восторг, если это твоя…цатая книжная выставка. Трудно каждый раз искать новый угол зрения, таскать сумки с материалами, носиться по павильонам, стараясь всюду успеть, пробираться сквозь толпы, не терять фокус, пытаясь выцепить из экспозиций что‑то интересное, и заново воодушевляться старыми тенденциями. И снова испытывать восторг.



Рост продаж бумажных книг, стабилизация на рынке электронных книг, постепенная стандартизация форматов – всё это поводы для книжной отрасли вздохнуть, осмотреться и понять, что это за «очень странное место», в котором мы оказались. Поэтому в этом году в центре внимания отрасли – вопросы унификации правил и процедур на глобальном рынке: реформа НДС применительно к электронным книгам в Европе, меры борьбы с распространением нелицензионного контента, расширение программ литературных переводов и массированное наступление самиздата. 

Рубрику ведет Ольга Ро (olgaro@bookind.ru).


С 17 по 20 марта прошла Лейпцигская книжная ярмарка, вторая по величине в Германии после Франкфуртской. В эти дни были объявлены имена победителей престижной премии, которая (начиная с 2005 года) вручается в рамках Лейпцигской книжной ярмарки при поддержке города Лейпцига и Земли Саксонии в сотрудничестве с Литературным коллоквиумом Берлина. Премией награждаются литературные новинки в трех номинациях – «беллетристика», «нонфикшен и эссеистика» и «перевод».


Shakespeare lives

В апреле этого года мир отмечает 400-ю годовщину памяти Уильяма Шекспира. Текущий 2016 год стал не только Годом Шекспира в Великобритании – к наследию великого поэта и драматурга привлечено внимание всего мира. Поэтому не случайно, что шекспириада стала темой программы Года языка и литературы Великобритании и России – 2016.


Мифы существуют – куда же без них! Это комфортный человеческий способ взаимодействия с реальностью. Но что делать, когда реальность меняется так быстро, что, кажется, почва уходит из-под ног? Видимо, пересматривать мифы.


Ежегодно Франкфуртская книжная ярмарка (ФКЯ) составляет собственный топ-лист, в котором отражены наиболее интересные художественные новинки немецкого книгоиздания, отобранные и представленные приглашенным куратором. Каталог, состоящий из кратких, но весьма интригующих обзоров, расходится по книжным выставкам-ярмаркам всего мира – он сопровождает коллекцию, путешествующую по миру при поддержке Министерства иностранных дел ФРГ. Издатели и потенциальные читатели, таким образом, получают шанс не только ознакомиться с содержанием новинок, но и взять их в руки.


Международный проект «Российской газеты» “Russia Beyond The Headlines” (RBTH – «Россия поверх заголовков») рассказывает всему миру о России на 16 языках, выпускает собственные приложения в ведущих газетах мира – от американской “The New York Times” до китайской «Хуаньцу Шибао». Начав в 2007 году с англоязычных приложений и сайта, к 2016 году проект разросся до 22 сайтов.


Глобализация – это не только единый «стандарт бигмака», обязательное наличие попкорна в мультиплексах или прижатый к уху iPhone прохожего в городе. Это еще и одни и те же названия на обложках в книжных магазинах – по крайней мере названия бестселлеров в так называемых западных странах. Глобализация – это подъем и спад одних и тех же тенденций, это формирование сходных привычек и потребностей людей. Как иначе можно объяснить рост спроса на бумажные книги и стабилизацию продаж электронных книг и в странах-пионерах цифровой революции, и там, где продажи электронных книг так и не преодолели десятипроцентный барьер? Судите сами… Рубрику ведет Ольга Ро


Максим Ходак

В течение ряда лет российское государство и частные фонды прикладывают систематические усилия по продвижению российской литературы на мировой арене. Премии и гранты, выставки и переводческие конференции, усилия литературных агентов – это с одной стороны. С другой, «принимающей» стороны – издательства, которые берут на себя риски издания неизвестных авторов. Впрочем, некоторые из них уже стали известными: Сергей Лукъяненко и Дмитрий Глуховский, Борис Акунин и Виктор Пелевин сформировали лояльную аудиторию в других странах в своих литературных сегментах. О том, что требуется для завоевания иностранных читателей, «КИ» расспросил представителей издательства «Глагослав» – Максима Ходака, генерального директора, и Ксению Папазову, менеджера по маркетингу и коммуникации, а также Татьяну Восковскую, руководителя управления специальных и международных проектов Президентского центра Б. Н. Ельцина.


Немецкий книжный дизайн

Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина и Центр немецкой книги в Москве (представительство Франкфуртской книжной ярмарки) представляют сов­местную выставку «Немецкий книжный дизайн. Лучшие образцы книжного оформления конца ХIХ – начала XXI веков из собраний Центра немецкой книги и Научной библиотеки ГМИИ им. А. С. Пушкина», организованную на базе Учебного художественного музея имени И. В. Цветаева – отдела ГМИИ, входящего в состав Музейного центра РГГУ.



В течение пяти октябрьских дней октября Франкфурт традиционно становится книжной Меккой для книгоиздателей, книгораспространителей, полиграфистов и библиотек всего мира. Именно здесь задаются мировые тренды отрасли, заключается наибольшее количество контрактов на выпуск книг, обсуждаются главные вопросы развития книжной индустрии. Ну и, наконец, самое главное: Франкфуртская ярмарка – это возможность живого общения, возможность почувствовать пульс отрасли. И сегодня своими впечатлениями от прошедшей 67-й Франкфуртской книжной ярмарки делятся российские книжники.


Путь этот прокладывают российским авторам литературные агенты, чья самоотверженность, вкус, подвижнический труд и вера в успех позволили современной российской прозе выйти на высококонкурентный рынок мировой литературы. О радостях и тяготах работы литературного агентства «КИ» расспросил Юлию Гумен, совладелицу литературного агентства Banke, Goumen & Smirnova.


Литвинец и Резниченко

Под лежачий камень вода не течет. Нет ничего банальнее, но и справедливее этого утверждения. В последние годы тонкий ручеек современной российской прозы начал постепенно размывать стойкое предубеждение зарубежного читателя, что великий русский роман – удел XIX, ну и немного XX веков. Благодаря государственным программам и частным фондам, некоммерческим организациям и литературным агентствам, а главное – благодаря подвижничеству людей, в них работающих, российские авторы становятся узнаваемы за пределами своей страны. О том, какие усилия стоят за успехами, о победах и рутинной работе посланников русской литературы – наша беседа с Н.С. Литвинец, членом наблюдательного совета Института перевода, и Е.Н. Резниченко, директором Института перевода.


…Родной народ, земля и язык – еще далеко не всё в литературе, как, впрочем, и в жизни; кроме них, есть целое человечество и есть возможность, снова и снова радостно изумляющая, – в самом дальнем и самом неродном открыть родное, полюбить и близко узнать то, что прежде казалось наглухо замкнутым и недоступным. 

Герман Гессе. Эссе «Любимые книги». 1945


Тобиас Фосс

В начале 1990‑х годов Франкфуртская книжная ярмарка начала открывать представительства за рубежом. Поводом к этому стали политические изменения в странах бывшего Восточного блока, в результате которых в государствах, граничащих с Германией с востока, сформировался огромный интерес к немецкоязычной литературе.


Карл Шлёгель

В октябре этого года, по приглашению Центра немецкой книги в Москве, представительства Франкфуртской книжной ярмарки в России, в нашу страну приедет известный немецкий историк, писатель и публицист Карл Шлёгель. Встретиться с ним можно будет в Красноярске – на площадках Красноярской ярмарки книжной культуры, которая пройдет с 28 октября по 1 ноября. В нашем сегодняшнем материале – фрагменты из предисловия к книге К. Шлёгеля «Постигая Москву», книги о городе, с которым автора связывают особые и давние отношения.


Натан Халл

Подписная модель доступа к книгам – последняя модная тема издательских конференций – имеет столько же противников, сколько и сторонников. Одним из безусловных достоинств «правильного сервиса является возможность изучать читателя и формировать индивидуальные рекомендации, соответствующие его интересам и потребностям», – считает наш сегодняшний собеседник Натан Халл, который поменял кресло директора по развитию цифрового направления издательства Penguin на похожую должность в небольшом датском стартапе Mofibo.


К.Д.Вольфф

«Штрёмфельд / Ротер Штерн» – небольшое немецкое издательство, выпускающее около 20 книг в год. Но каждая выпущенная книга становится поистине событием в книгоиздании. Сотрудников издательства без преувеличения можно назвать аристократами духа, ведь главное для них – не зарплата, которая очень скромна по современным меркам, а выпуск книг, имеющих непреходящую, высшую ценность. 

О позиции издателя в современном мире, критериях выбора книг для издания и перспективах книгоиздания – наш сегодняшний разговор с  К. Д. Вольффом, директором издательства «Штрёмфельд / Ротер Штерн».






Страницы: 1 2 3 4 5 След.