Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Экспресс до Москвы

10.12.2011

Сергей Владимирович Кустов,

 генеральный директор

 книготорговой компании «Мирс»

Анна Николаевна Зинатуллина,

коммерческий директор

 книготорговой компании «Мирс»

О конкуренции, панике и скидках

С.З.: Основная проблема книготорговли сегодня, и московской прежде всего, – это продолжающееся падение продаж по всем тематикам, за исключением школьной и детской литературы. Если оценивать ситуацию с января по сентябрь 2011 года, то насколько этот тренд рынка применим к компании «Мирс»?

– С.К.: Лишь отчасти, благодаря изменениям конкурентной среды на рынке. Задачи, которые поставлены сегодня перед компанией «Мирс», – расти даже в кризис, расти в первую очередь за счет ухода с рынка конкурентов, а также за счет более качественной работы на фоне оставшихся игроков. Мы решили воспользоваться начавшейся паникой на рынке, и хотя я по-прежнему считаю, что книгам осталось очень мало времени до серьезного сокращения рынка, года четыре, тем не менее хотелось бы эти несколько лет все равно быть лидером отрасли, лидером регионального рынка.

С.З.: Что вы вкладываете в понятие «более качественная работа»?

– С.К.: Мы как никогда активизировались в кризис в плане рекламной кампании, правильной выкладки товаров, увеличили скидки нашим партнерам, придумали всевозможные дополнительные игры и акции в магазинах и снизили наценку на книги по сравнению с прошлым годом в среднем еще на 10%.

С.З.: И какова в среднем наценка на книжный ассортимент в компании «Мирс»?

– С.К.: Еще в 2007 году наценка компании «Мирс» составляла 150% от закупочной цены, в прошлом году она была больше 100%, на сегодня в среднем – 90%. Тем не менее на продукцию ряда издательств, которые предлагают эксклюзивные условия, или на определенные категории изданий мы можем делать неплохую наценку до сих пор. К примеру, мы можем выставить дороже кодексы или какие-то необычные книги, книги-игрушки, но при этом наценка на бестселлеры у нас гораздо ниже средних 90%.

С.З.: Скажите, а какую долю в этой наценке составляют транспортные расходы, всё-таки речь идет о Дальнем Востоке, Хабаровском крае?

– С.К.: Доставка по-прежнему составляет не более 10% рублевого объема наценки. Но это не значит, что в абсолютном значении стоимость доставки не растет. Напротив, и логистика становится сложнее, и транспортные компании пересматривают условия. Более того, на мой взгляд, в связи с кризисом качество транспортных услуг ухудшилось, и вновь, как в старые добрые времена, стали пропадать при транспортировке книги, уходить не в те регионы поставки. Поставка почтовыми багажными вагонами составляет от 7 до 11 дней. Так что, если издательство оперативно нам отгружает, то через две недели эти книжки приходят в Дальневосточные магазины.

С.З.: Вы упомянули, что в кризис «Мирс» увеличил количество различных акций. Согласно последнему опросу «КИ», самыми результативными признаны дисконтные варианты, все остальные – презентации, встречи с авторами и пр. – менее успешны в плане привлечения клиентов, роста продаж. Согласны ли вы с этой оценкой?

– С.К.: Согласен. Единственное, я считаю, что всё равно нужно проводить даже те акции, которые не имеют ощутимого успеха. Даже если на встречу с автором в магазин приходит менее 100 человек, это нормально. Сегодня 70–80 лояльных клиентов, завтра еще 70–80 человек, послезавтра… потом какая-то акция, затем особая книга в эксклюзиве только в этом магазине и т.д. Так вокруг магазина формируется аудитория лояльных покупателей, и наша задача – сохранить этих людей или перетащить от конкурентов. Сегодня осталось не так много покупателей книг, чтобы мы разбрасывались 70– 80-ю потенциальными клиентами.

Но если говорить о скидках, о распродажных акциях, – конечно, это самое действенное, и на российском рынке сегодня никто ничего умнее не придумал. Причём, замечу, дисконт в 30–40% сегодня уже не работает, скидка начинает работать с 50%. Если предлагается sale «-50%» или, не дай бог, «-70%», то люди с удовольствием покупают книги. Причём, я отмечу любопытную деталь. Под акцию «-50%» продаются не бестселлеры, а обычный ассортимент, на распродажах клиент как раз берет те книги, которые не относятся к категории первой необходимости и не являются горячей новинкой. Просто человеку жалко выкладывать за книгу полную цену, скажем, 300 руб., но за 150 руб. он её с удовольствием покупает. Это говорит о том, что те цены, которые сегодня предлагают рынку издатели и книготорговцы, конечно, явно завышены. Многие люди, даже финансово состоятельные, не готовы платить за книгу 250–300 руб.

Фирма «Мирс» более 15 лет работает на рынке книг, канцелярских товаров и открыток.

Компания располагает крупнейшей на Дальнем Востоке сетью из 44 книжно-канцелярских магазинов разного формата:

«Большой книжный» (от 500 кв. м);

«Пиши, читай» (до 150 кв. м);

«Знания» (от 200 до 450 кв. м);

«Плюшкин» (дискаунтер).

Даже сейчас, с учётом сокращения площадей под книжную выкладку, книги занимают не менее 70% в больших магазинах сети и около 50% – в маленьких.

В 2011 году фирма «Мирс» открыла три оптовых книжно-канцелярских филиала – в Новосибирске, Ростове-на-Дону и Санкт-Петербурге.

С.З.: Не беспокоит ли вас тот факт, что покупателя можно приучить к распродажам, что это тупиковый вариант развития для книжного магазина, бизнес-модель которого построена на консультативной торговле…

– С.К.: Вы знаете, я только отчасти согласен с этим. Разговоры ходят постоянно, «чтоб магазин был рентабельный, чтоб отбивать аренду, нужно делать наценку как можно больше». Но просто никто не пробовал работать на российском рынке с наценкой 20–30%. А кто считал, собственно говоря? Может быть, выручка вырастет в несколько раз, деньги будут оборачиваться гораздо быстрее или стеллажи, забитые неходовым или дорогим товаром, «двинутся» при наличии книг с низкой наценкой. Никто этого не считал, книготорговцы даже не пробовали работать по-другому. Есть привычка много накручивать и всё. Даже в выкупленных помещениях никто не хочет экспериментировать – накрутить поменьше не на отдельные книги, а на весь книжный ассортимент. Вдруг получится собрать всю выручку с города и похоронить конкурентов? У нас есть опыт открытия дискаунтеров, где наценка на книги на порядок ниже наших обычных магазинов. Это два наших магазина эконом-класса «Плюшкин». Могу сказать, что выручка в них сопоставима с выручкой лучших магазинов сети «Мирс» с нормальной наценкой, но при этом наши дискаунтеры находятся в гораздо худших местах по трафику, проходимости.

С.З.: Как часто «Мирс» проводит акции-распродажи в обычных магазинах?

– С.К.: Несколько раз в течение года. Я думаю, что в октябре-ноябре мы тоже проведем распродажу, возможно, это будет весь ассортимент или только книги, выпущенные до определенного года. В частности, летом мы делали скидки «-50%» на книги до 2009 года выпуска. Акция получилась неплохой, конечно, роста продаж в разы не было, но достаточно неплохо подчистился ассортимент старых залежавшихся книг. Но отмечу, что акции, проводившиеся в маленьких магазинах, дают гораздо меньший эффект, даже при уровне «-50%». В больших же магазинах такая акция максимально эффективна.

С.З.: А что же делать маленьким магазинам?

– С.К.: Закрываться, переставать торговать книгами.

С.З.: То есть формат маленького книжного сейчас недееспособен?

– С.К.: Формат маленького книжного магазина может сейчас выжить, если будет собирать очень правильный, чёткий ассортимент и не менее половины своей площади отдаст сопутствующим некнижным товарам.

С.З.: Возможно, он должен стать специализированным?

– С.К.: Специализированным только в том случае, если в городе нет книжных гигантов, которые торгуют универсальным ассортиментом. В противном случае людям всё равно будет удобнее ехать к гигантам, у которых есть парковки, дополнительные преимущества, бонусы и пр. Маленькие же магазины будут рентабельны, если они расположены на очень проходных местах: в центре города, в офисных зданиях.

С.З.: Хорошо, каков тогда оптимальный, на ваш взгляд, формат книжного магазина для среднего российского города?

– С.К.: Если мы говорим не о любви к книгам, а о том, что книга – это бизнес, то я считаю, что оптимальны 200 квадратов, из которых 50% – сопутствующий товар, и столько же – книги, порядка 10 тыс. наименований, желательно стоящих «лицом», с хорошим детским отделом. Вот это, наверное, на сегодняшний день оптимальный формат книжного магазина, желательно расположенного в проходном месте, даже если аренда достаточно высокая.

С.З.: А какой формат магазина сейчас продвигает компания «Мирс»?

– С.К.: Эконом-магазин «Плюшкин». Мы считаем, что во время падения или стагнации рынка именно эконом-формат с низкими ценами максимально отвечает потребностям потенциального покупателя. Мы стараемся поддержать в «Плюшкине» хороший ассортимент – не «слив», предлагаем обычные книги по низким ценам.

Дальнейшее развитие компании мы видим в первую очередь за форматами «Плюшкин» (дискаунтер) и «Большой книжный» (книжный супермаркет от 500 кв. м)., ну и, конечно, от хороших 200 кв.м не откажемся.

Так торговать книгами или не торговать?

С.З.: Как варьируется ассортиментная матрица магазинов сети «Мирс»?

– С.К.: Я считаю, что на рынке присутствует 6–7 тыс. наименований книг, без которых не может обойтись ни один книжный магазин России. Вот эти 6–7 тыс. наименований делают 80% выручки и должны стоять в любом по площади магазине, это минимум для обеспечения рентабельности. Если их нет, то магазин в принципе обречен. Если это количество гораздо ниже, т.е. 3–4 тыс., то магазин при нормальной конкуренции и в кризис не выживет. Эти 6–7 тыс. наименований – рейтинговые позиции, без которых немыслимы разделы литературы, книги, которые нужны всегда, и бестселлеры, за которыми люди следят. Нельзя торговать детскими книжками, если у тебя в отделе нет книг Барто, Маршака, Пушкина, если у тебя отсутствует Гарри Поттер. Эти книги должны быть всегда.

Мы немного увеличили площадь под детские книги и, напротив, серьёзно сократили под деловую и специальную юридическую литературу. Освободившиеся площади заняли сопутствующим товаром. И данные по августу показали, что, даже с учётом сезонных продаж учебников, канцелярские товары дали 52% оборота в наших магазинах. Соответственно если добавить DVD, игрушки и открытки, которыми мы дополнительно торгуем, книги составили меньше 40% месячных продаж по сети.

С.З.: То есть самое главное – пристально следить за топовым блоком ассортимента?

– С.К.: Да. Более того, я считаю, что магазины маленьких форматов обречены, работая напрямую с издательствами Москвы. Чтобы собрать эти 6–7 тыс., нужно работать с десятками производителей, с десятками поставщиков. Владельцы маленьких магазинов не в состоянии достойно поддерживать этот ассортимент, они должны работать с хорошим проверенным оптовиком, где этот ассортимент можно брать, пусть даже дороже.

С.З.: А как вы относитесь к упрекам небольших издательств, таких как «Мещеряков», «Время» и др., чей ассортимент не входит в федеральные топы и которые упрекают региональные сети в том, что те не умеют работать с их книгой?

– С.К.: В целом читать интервью этих товарищей очень забавно. Они сначала трогают до глубины души, но, когда вчитываешься, начинаешь понимать, что при всей своей любви к книге эти люди слишком далеки от реальности. Почему какой-то отдельно взятый магазин должен заниматься книгами того же Мещерякова? Да, я могу сделать на его книги более низкую наценку, я могу замотивировать продавца, когда за каждую проданную книгу ИД Мещерякова он получит дополнительный бонус. Книги этого издателя станут продаваться лучше, но почему я должен именно эти книги выделять? Понятно, что в своих магазинах, в той же «Лавочке детских книг», есть большая заинтересованность продавать именно свои книги, но почему, собственно говоря, «Библио-Глобус» должен к этим книгам относиться иначе, чем к книгам других издательств? Вот это непонятно. Да, мне очень нравятся книги ИД Мещерякова, это хорошие, достойные книги, эти книги есть у моих детей. Но, взяв эти книги у «Книжного Клуба 36`6» и сделав, на мой взгляд, не самую большую наценку, я продаю этих книг очень мало. Понятно, что люди с порога магазина не спрашивают книг ИД Мещерякова. Эти книги достаточно дорогие для региона, и они не продаются. Я могу провести эксперимент, я могу отдать стеллажи Мещерякову, пусть он оплатит аренду этих метров и замотивирует продавцов, и тогда его ассортимент будет продаваться чуть лучше, но по-другому я торговать этими книгами не готов. Что-то, конечно, я буду продавать, но никогда ассортимент этого и подобных издательств не будет продаваться в большом количестве. Если только в своей рознице.

С.З.: На сегодняшний момент сильно упали объемы по закупкам в издательствах. Cкажите, как в компании «Мирс» принимается решение по количеству каждой конкретной позиции?

– А.З.: У нас в компании есть категорийная сетка, в соответствии с которой мы закупаем определенное количество книг, заметно превышая расчетный объем только в случае акции на продвижение. В целом мы берем то, что хорошо оборачивается, то, что по цене проходит, то, что мы предполагаем продать в большом количестве, то, что будем продвигать, если со стороны издателя в этом есть помощь. Если речь идет о новой книге, то проводим ассоциации с продажами аналогов в нашей сети, на этом основании присваиваем книге определенную категорию и в соответствии с ней завозим товар.

С.З.: Какой период реализации книги считается хорошим показателем, например, в разделе детской литературы?

– А.З.: Хорошим считается полгода, но на данный момент оборачиваемость стала выше – 8–10 месяцев. Но если брать специальную литературу (учебная, деловая), то здесь оборачиваемость еще хуже – 10–12 месяцев.

С.З.: А есть ли сегодня активные издатели, которые действительно вкладывают интеллектуальные и финансовые ресурсы в продвижение книг в сети «Мирс»?

– С.К.: Пусть пока издателей, которые системно и постоянно проводят акции в нашей рознице, немного, но они есть. Прежде всего, это издательства «АСТ», «РОСМЭН», «Феникс», «Эксмо». Поставщики выходят на руководство нашей розницы и отдела рекламы. И, если нам интересно их предложение, мы проводим акции. Из последних эффективных акций была акция «Росмэна». Покупаешь сундук (все семь книг ) о Гарри Поттере, тебе дарят несколько книг Дж. Роулинг, которые оказались неудачными, но тем не менее. Сейчас «АСТ» предлагает акцию: «Купи две книги Пауло Коэльо – третью книгу ты получишь в подарок».

С.З.: Вы как-то оцениваете эффективность таких издательских акций, например акции «Купи две книги – получи третью в подарок» насколько сработали?

– С.К.: Здесь очень трудно сказать, потому что, возможно, эти книги так и так бы продались в розницу, но понятно, что счастливые глаза покупателя важнее каких-то там данных, потому что покупатель, неожиданно получивший подарок, искренне радуется. И это тот самый случай, когда вокруг магазина формируется кучка лояльных покупателей. И чем больше таких лояльных покупателей, получаемых в том числе и от приезда автора, тем лучше. Из этого и формируется имидж хорошего магазина, имидж персонала, доброй компании.

С.З.: Насколько часто издатель должен общаться с представителем компании «Мирс» для того, чтобы контролировать актуальность своего предложения и другие аспекты взаимодействия?

– А.З.: По таким крупным издательствам, как «АСТ» и «Эксмо», ежемесячно должны созваниваться руководители, чтобы контролировать – всё ли хорошо складывается в отношениях, а менеджеры общаются каждый день, ведь ежедневно выходит информация о новинках, и нужно не пропустить какой-нибудь хит. По этим издателям мы в среднем два-три раза в неделю отгружаем из Москвы и получаем товар – это обязательно, так как нам важно, чтобы товар поступал на полки вовремя, чтобы не дать конкурентам опередить себя. По издательствам менее востребованным, по спецлитературе, в среднем товар закупается два раза в месяц, т.е. соответственно раз в неделю высылается рейтинг, новинки, и менеджер, если не выходит очередной хит или ожидаемая новинка, два раза в месяц делает заказ.

С.З.: Давайте поговорим на тему возвратов. Вас она волнует?

–С.К.: Да уже в меньшей степени, потому что сегодня реально с любым издателем договориться. Я думаю, может быть, лишь «Эксмо» традиционно «в позу встаёт», а так со всеми можно договариваться.

В договорах в среднем прописывается 7–10% возврата, но понятно, что мы с издательством пытаемся договариваться об индивидуальных суммах возврата, уценки. Всё зависит от дружбы между издателем и поставщиком, от того, насколько издателю выгоден тот или иной клиент. Иногда менеджеры издательств звонят и говорят: «Ребята, такая книга, возьмите больше, я гарантирую, что это продастся». По большому счету так и должны работать в издательствах, это профессионально, но потом, когда книга не продаётся, почему менеджеры и издатели забывают о том, что многие книги они нам навязали, попросив поднять категорию и взять не 50 экземпляров, а 100? Издатели почему-то постоянно об этом забывают.

Мы не скрываем своей позиции:

…издатель, уважаемый, если вы хотите, чтобы мы продолжали брать в прежних объёмах, освободите, пожалуйста, полки от своего неликвидного товара. Мы считаем себя компанией, которая умеет торговать книгами. Мы ваши книжки не прячем, ставим на нормальные места. И если на нормальных местах они не продаются, вы их не рекламируете, не продвигаете, не вкладываетесь в это, при этом накрутив чёрт знает сколько, то, пожалуйста, заберите свои книжки, даже если это будет достаточно большой процент возврата…

С.З.: В среднем, какой период возврата фиксируется в договоре?

– А.З.: По-разному, в среднем – раз в полгода. Некоторые издатели просят раз в год, чтобы книжка больше постояла на полке, но, конечно, при такой плохой оборачиваемости нехитовых книг держать дольше шести месяцев не хотелось бы.

С.З.: Какие сервисы предлагаются издателям для улучшения и оперативности взаимодействия с компанией «Мирс»?

– А.З.: Все издатели получают в первых числах месяца и остатки, и продажи, чтобы проанализировать, что берется и как оборачивается, что лучше продается и что хуже. А у нас есть сайт с остатками по розничной сети, т.е. если они хотят каждый день анализировать, то могут это сделать.

С.К.: Мы этого не прячем, у нас любые остатки может обычный человек посмотреть, зайдя на сайт и увидев наличие интересующих его книг в магазинах сети.

С.З.: То есть это открытая информация для всех?

– С.К.: Да. Что страшного? Пусть вся страна видит, что продаётся. Наш сайт посещаем покупателями, но при этом его посещают лишь несколько специалистов рынка, всем остальным, может быть, это неинтересно…

– С.З.: Но это же кладезь информации!

– С.К.: Да, полностью согласен, это кладезь информации, потому что посмотреть и узнать, что сегодня твоих книг было четыре, а назавтра осталась одна, в каких магазинах и городах книга продалась, – это серьёзная информация. Но в данном случае лозунг «кто владеет информацией, тот владеет рынком» не работает. Эта информация открыта у нас очень давно, но интересна в первую очередь розничным покупателям, которые ищут определённую книгу. Они открывают и смотрят, в каком городе, на какой улице можно её найти. Могу сказать, что из профессионалов в первую очередь издательство «АСТ» серьёзно рассматривает наши остатки, ежемесячно рисует на их основании графики, «скидывает» нам своё видение ситуации в наших магазинах, рекомендуя нам какие-то книги перебросить туда или сюда, что не успевают сделать наши специалисты.

С.З.: А в целом, если говорить о взаимодействии издателя и продавца. Каковы, на ваш взгляд, основные условия этого успешного взаимодействия? Из каких компонентов оно должно складываться?

– А.З.: В первую очередь как издатель, так и покупатель должны быть заинтересованы в том, чтобы поставить книги хорошие, с лучшей оборачиваемостью, должна быть уверенность в качестве поставляемой продукции. Соответственно, когда сливаются книги плохого качества, т.е. те, которые не может реализовать сам издатель, это отражается на дальнейших отношениях. Так что самое главное – это общее взаимодействие в закупках и в плане аналитики по продажам. С теми издателями, которые охотно анализируют, отслеживают стопы и делают потом возвраты, тем самым освобождая места на полках для новых книг, работа сроится лучше.

Давайте посплетничаем, а?

С.З.: Как вы оцениваете ситуацию по «Топ-книге»?

– С.К.: Я могу понять издателей, которые до последнего надеются, что «Топ-книга» оживёт, что оживёт в новом формате. Несмотря на то, что многим издателям «Топ-книга» должна, понятно, что эта структура, вероятно, единственное спасение для многих, особенно для небольших, издателей и поставщиков, которые снова готовы наладить отношения и закрыть глаза на огромные проблемы, которые им создала «Топ-книга». Абсолютно правы были специалисты книжного рынка, которые из года в год говорили, что хорошей розницы в России нет или очень мало, что хороших магазинов недостаточно. И даже, может быть, не совсем успешные или убыточные, с огромными ценами магазины «Топ-книги» являлись спасением для поставщиков. Поэтому мой прогноз по ситуации – в каком бы формате «Топ-книга» сейчас ни обещала появиться на рынке, многие издатели, простив ей всё, что только можно, будут стучаться к ней. А что касается планов «Топ-книги», я, честно говоря, не верю в успешность этого проекта. Хотя на книжном рынке России всё возможно.

С.З.: Успешность, в чём именно?

– С.К.: Кроме того, что нужно закрыть большую часть магазинов, которые нерентабельны и не будут рентабельны даже в новом виде, в «Топ-книге» явно не хватает специалистов, которые развивали бы новое направление, не хватает профессионалов, которые могли бы всё это раскрутить и развить. И я не понимаю, даже если найдётся товар, как эту сеть можно реанимировать в любом виде. А если по-человечески, то я не понимаю, как вообще может работать сеть, которая должна столько денег и «кинула» столько людей, которые вполне искренне считали ребят из Новосибирска своими друзьями.

С.З.: Ситуация с «Топ-книгой» действительно усугубила ряд проблем книжного рынка, в частности проблему оптового звена. Какова стратегия развития компании «Мирс» на ближайшие годы?

– С.К.: На самом деле, когда издатели восхваляли бурное развитие «Топ-книги», я и мои коллеги из регионов всегда посмеивались, потому что наляпать магазинов – абсолютно не проблема. Книги – да только бери. Помещений – тьма, особенно в плохих местах. Ну, что стоит открыть магазин? Другое дело – открыть хороший, правильный магазин. Для этого не хватает людей, не хватает обученного персонала, не хватает профессионалов, которых устроит наша зарплата. Поэтому своё ближайшее развитие мы видим в первую очередь в выходе нашей розницы за пределы Дальнего Востока. Но пока кадровые проблемы сдерживают наше развитие. Найти специалистов на нашу зарплату непросто.

С.З.: То есть вопрос только в хороших зарплатах…

– С.К.: …которые предложить на книжном рынке невозможно. Как замотивировать людей? О любви к книге приходится всё меньше и меньше говорить. Молодёжь сейчас не читает книг, и в то же время именно молодёжь мы берём в магазины. Значит, к книгам они относятся спокойно, а если они относятся спокойно, как их удержать в книжных магазинах?

С.З.: При наличии ритейл-сети «Мирс» является ещё и оптовиком для своего региона.

– С.К.: На самом деле за текущий год мы не открыли ни одного нового магазина, мы ударились в оптовую торговлю. По-прежнему считаю, что книжным магазинам невыгодно брать товар напрямую в издательствах. И мы надеемся, что кризис, возможно, подвигнет региональный ритейл брать книги на местах, у местных оптовиков, а не мотаться за ними в столицы. Поэтому мы за год открыли три оптовых филиала – в Новосибирске, Ростове-на-Дону и Санкт-Петербурге, в которых торгуем в том числе и книгами, хотя основные деньги нам приносят канцелярские товары. Мы продолжаем воспитывать местных книготорговцев и обучать их правильной, как нам кажется, работе. Может быть, это принесёт свои плоды. В наших планах открытие ещё двух филиалов в Москве и Екатеринбурге.

С.З.: Почему в Москве?

– С.К.: Буквально несколько дней назад, поймав машину, я разговорился с водителем из подмосковного Королёва. Я спросил: «Сколько жителей в Королёве?», он ответил: «200 тысяч». На мой следующий вопрос «А книжный магазин-то хоть один есть?», водитель не вспомнил книжный магазин, сказав, что книжки покупает в Москве, потому что в Королёве нет книжного магазина. И я думаю, что, даже если есть книжный магазин, и, возможно, не один, на самом деле они слабенькие. И, открываясь в Москве, я хотел бы, чтобы эти слабенькие магазины стали нормальными и начали бы брать у нас как книги, так и канцелярские товары.

– С.З.: Но в Москве хватает своих оптовиков.

– C.К.: Вы знаете, чем интересен книжный бизнес? Тем, что профессионалов книжного бизнеса, знатоков оптовой и розничной торговли в России единицы, поэтому-то отрасль так до конца и не развилась, а сейчас падает.

– С.З.: То есть в Москве не хватает профессионалов?

– C.К.: Их не хватает везде, но в Москве и Подмосковье огромный рынок, не сравнимый, скажем, с Дальневосточным, плюс нет ни одного оптовика, который собирал бы у себя все ведущие книги всех ведущих издательств. Есть неплохие структуры, но они не работают с рядом издательств, и никто не выстраивает работу с отдельно взятым магазином.

– С.З.: А вы сказали, что будете развиваться за пределы Дальнего Востока… В каких регионах, если не секрет?

– С.К.: Вы знаете, тут доходит до смешного: нам всё равно, где открывать магазин, был бы толковый человек, с которым можно работать. В любом городе страны я открою прибыльный магазин, если найду такого человека.

В ближайшие несколько лет электронные книги будут развиваться очень бурно, книжный бумажный рынок очень серьезно сократится. Думаю, через три-четыре года наступит какая-то стабилизация, в том числе и прекратится бурное развитие электронных носителей.

С.З.: Но с другой стороны, чем больше развивается сеть, чем больше магазинов, тем сложнее она управляется?

– С.К.: Трудно сказать. Дело в том, что, чем больше сетка, тем больше выручка, и, соответственно, специалистам, которые руководят сетью, можно больше платить. И если ты придумал фишку для одного магазина, то можешь тиражировать для многих.

С.З.: Планируете ли вы интегрировать в ваши магазины новые технологии, скажем, вводить принт-он-деманд, продажу ридеров и пр.?

– С.К.: Нет, не планируем, потому что считаем, что это не те деньги, которые можно заработать после ухода книг. Я думаю, что, если, не дай Бог, случится такое с бумажной книгой, найду более прибыльные товары, которые будут приносить большую прибыль магазину, чем суета со всеми этими электронными носителями, электронными книгами.

С.З.: Разве нерентабельны продажи этих устройств для чтения: айфонов, айпэдов, андроидов и т.д.?

– С.К.: Эти устройства никогда не будут продаваться в книжных магазинах. Во всем мире они продаются в других магазинах, и я думаю, что массовые продажи этих устройств в России будут осуществляться через специализированные магазины, через магазины бытовой техники.

С.З.: Нельзя ли эту инициативу перехватить?

– С.К.: Эту инициативу перехватить невозможно по той простой причине, что у книжников мало денег, для них недоступна, скажем, общероссийская реклама ридеров, как, к примеру, «Эльдорадо» или «М-Видео». И, конечно, уровень доверия к книжным магазинам как к продавцам электронных устройств гораздо ниже, чем к продавцам бытовой техники тех же производителей, которые наверняка будут иметь и фирменные магазины.



Зарегистрируйтесь, чтобы оставить свой комментарий