Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Михаил Иванцов: «Надо извлекать уроки и не повторять ошибок»

16.12.2013

«Надо извлекать уроки и не повторять ошибок»


Иванцов Михаил Иванцов, генеральный директор объединенной розничной сети «Новый книжный – Буквоед»

Сегодня своими размышлениями о сокращении книжного выпуска, об успехах бумажной книги и здравом отношении к любым цифровым или «сопутствующим» экспериментам делится генеральный директор объединенной розничной сети «Новый книжный – Буквоед»  Михаил Иванцов.

Недавно «Ведомости» написали о том, что по исследованиям Российского книжного союза падают не только тиражи, но и количество издаваемых наименований и никто не представляет, как изменить ситуацию: государство не особо помогает, сами же книжники не знают, что делать. А вопрос, как вы понимаете, принципиально важный.

Но так ли все печально? Например, в нашей сети продажи книг растут, в том числе и по старым магазинам, причем продажи выше плана. Конечно, если сравнивать с предыдущими годами, цифры роста не такие впечатляющие, но тем не менее это вполне позволяет нам развиваться и расширять сеть. Подчеркиваю, речь идет именно о книгах, а не о сопутствующих товарах, мы наблюдаем именно востребованность книг.

Про снижение количества наименований – насколько я помню, еще в 2007 году поднималась тема о перепроизводстве книг, о том, что издатели печатают без понимания, где будут это продавать. И рано или поздно это должно было кончиться. К тому же нельзя не вспомнить, что произошла кардинальная перестройка работы издательства «АСТ». Фактически именно оно строило параллельную реальность, стремясь делать аналоги всего, что уже есть на рынке, в еще большем количестве вариантов, чтобы заполнить своими книгами свою сеть, при этом вытесняя остальные издательства. Наконец, в прошлом году эта эпопея закончилась, количество наименований резко сократилось. Но плохо ли это? Во всяком случае, продажи книг издательства «АСТ» в нашей сети в этом году уверенно растут. Как говорится – лучше меньше, да лучше. Разумная оптимизация ассортимента – вполне понятный и нормальный процесс, главное – не переувлечься этой оптимизацией.

Вкусы и интересы наших читателей разнооб­разны, и нам в отрасли принципиально важно реализовывать максимально широкий ассортимент. Понятно, что для этого необходимо всеми силами расширять систему распространения книг, которая у нас в стране недостаточно развита. Со своей стороны мы для этого открываем и будем открывать новые магазины, а также наращивать интернет-продажи, которые после запуска нашего интернет-магазина прирастают впечатляющими темпами.

Если посмотреть на ситуацию в мире, то, например, в Великобритании продажа бумажных книг за год сократилась всего на 1 %, а за счет электронных книг рынок вырос на 3 %. Это совсем не плохо в тех условиях роста, близкого к нулевому, в которых сегодня работают развитые экономики в целом. В США доходы издательств также увеличились на 1 млрд, достигнув 12 млрд долларов. Что касается ведущих сетей книжных магазинов, то и WHSmith в Великобритании, и Barnes&Noble в США немного потеряли в обороте по книгам, но за счет некнижных групп и оптимизации расходов их доходность только выросла. Правда, на Западе этому способствует высокая безработица и сокращение всего офлайн-ритейла при высоком обеспечении рынка торговыми площадями. Это позволяет экономить на аренде и оплате персонала. В частности, лидер канцтоварного ритейла США Staples существенно сокращает площади физической розницы, продажи уходят в интернет-канал. Это серьезный сигнал тем книжным магазинам, которые считают, что канцтовары – это замена книг. Мы же как были лучшими в организации книжных магазинов, так и дальше будем развиваться в этом направлении. Другое дело, что бренды «Новый книжный» и «Читай-город» постоянно будут наполняться новым смыслом, в соответствии с развитием людей и технологий.

В России же безработица низкая, зарплаты растут, а торговых площадей по‑прежнему в разы меньше, чем на Западе. В итоге, с одной стороны, страну неизбежно будут потряхивать кризисы, так как экономика неэффективна по затратам, с другой – строить торговые площади будут. И если работа будет эффективной, а наша компания всегда уделяет этому максимум внимания, тогда у нас высокие шансы быть успешными.

Хотя трудности, безусловно, есть. В той же Великобритании за год закрылось почти 100 издательств. Особенно страдают так называемые нишевые, специализированные издательства. Причины – пиратство и интернет-продажи подержанных книг. Для издательств с малотиражной высокомаржинальной специализированной продукцией эти явления представляют серьезную опасность. Во всех цивилизованных странах ведется активная борьба с пиратством, чтобы сократить его разрушительное влияние на процессы создания интеллектуальных продуктов. Это очень важно. И именно книга в своей основной, бумажной форме позволяет реализовывать эту защиту просто и эффективно. Я, разумеется, не призываю запретить продажу книг в электронном виде, но всегда надо помнить, что у достижений человеческого гения есть применения как для атомных электростанций, так и для атомной бомбы. Поэтому к изобретениям человечества нельзя относиться с безграничным энтузиазмом. Известно, что западные страны ввели существенные ограничения на цену электронных книг, чтобы не разрушить экономику отрасли, производящей знания и культуру.

Надеяться ли нам на государство? Судя по недавнему интервью руководителя Администрации Президента Сергея Иванова газете «РБК daily», власть не очень понимает, что ей делать с культурой и прочей гуманитарщиной. Речь шла о Москве и Питере: «Что эта 15–20‑миллионная масса производит? Ровным счетом ничего. Интеллектуальную собственность? Вопрос сомнительный. Возьмите Новосибирск – там производят высокотехнологичную продукцию, самолеты, сборки для атомных реакторов, которые покупают во всем мире. Там производят продукцию, с которой платятся налоги. А что производят в Москве, я не понимаю».

Как тут не вспомнить, что 50 лет назад Иосифа Бродского арестовали по обвинению в тунеядстве. 14 февраля у него случился в камере первый сердечный приступ. С этого времени Бродский постоянно страдал стенокардией. На суде был знаменитый обмен фразами:

Судья: А вообще какая ваша специальность?

Бродский: Поэт, поэт-переводчик.

Судья: А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам?

Бродский: Никто. (Без вызова.) А кто причислил меня к роду человеческому?

Судья: А вы учились этому?

Бродский: Чему?

Судья: Чтобы быть поэтом? Не пытались кончить вуз, где готовят… где учат…

Бродский: Я не думал… я не думал, что это дается образованием.

Судья: А чем же?

Бродский: Я думаю, это… (растерянно) от Бога…

Извечный спор физиков и лириков, принимающий временами весьма причудливые, а то и трагические формы.

Вместе с тем ни у кого нет сомнений, что так называемая советская культура была активно задействована государством для воспитания патриотизма и дала миру и нам с вами немало произведений самого высокого художественного уровня. То есть надо извлекать уроки и не повторять ошибок.

Сегодня, например, Франция имеет очень активную государственную политику в области культуры. Рост доли французского кино очевиден, и оно составляет вполне успешную конкуренцию Голливуду, особенно среди более взыскательной публики, а не только на поле массмаркета.

Ну и как не вспомнить последнее решение французского парламента – единогласное, между прочим, – направленное на защиту французской системы книгораспространения от разрушительных, по их оценке, действий Amazon’а.

Да и в самих США сегодня на уровне известных писателей все громче звучит критика того же Amazon’а за разрушение правильных стимулов и ориентиров среди читателей. Нет сомнений, что власти западных стран будут очень внимательно отслеживать и выстраивать свою «культурную безопасность», поскольку никакое государство не сможет долго просуществовать без культуры и патриотизма, на ней основанного. Если люди не будут знать свою культуру и гордиться ей, что их будет удерживать в той или иной стране в эпоху глобализации?

И в этом плане крайне тревожно читать последние исследования про то, что снижается количество людей, владеющих русским языком. Вот это действительно опасно и для нашей отрасли, и для страны. Но еще заметнее снижение общего культурного уровня. В моем понимании это для страны не менее важно, чем самолеты и атомные реакторы. В свое время я 11 лет учился и работал в этих оборонных отраслях и, мне кажется, могу составить объективное мнение. Гуманитарная часть жизни страны и человека не менее важна, чем материальная, производственная. А у нас в России – с нашими духовными традициями – особенно. 



© Опубликовано в журнале "Книжная индустрия", №10, декабрь, 2013


Зарегистрируйтесь, чтобы оставить свой комментарий