Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

В ближайшем будущем издатели и авторы всё больше будут зарабатывать на распространении отдельных частей книг, журналов и газет

21.02.2011

Тема авторского права в цифровом пространстве стала одной из самых обсуждаемых в 2010 году. Судя по опубликованному проекту изменений части четвертой Гражданского кодекса РФ, эта дискуссия будет доминирующей в среде издателей, авторов и библиотек и в 2011 году. О сути предстоящих изменений в законодательстве, а также необходимости введения ISTS кодов на территории России – наша сегодняшняя беседа с генеральным директором Российского авторско-правового общества «КОПИРУС» и руководителем Интернет-портала Copyright.ru Василием Терлецким.

Экспертная группа Европейской Комиссии по культурно-интеллектуальному наследию на днях представила доклад «Новое Возрождение». Как вы оцениваете его значение?

Исследование практических вопросов реализации авторских прав и оцифровки культурного наследия в Европе ведутся довольно давно и представленный документ является итоговым.

Главной целью этого экспертного доклада является стимулирование совместных усилий стран ЕС по оцифровке всех произведений и произведений, перешедших в общественное достояние, а также размещения их для всеобщего доступа пользователей сети на сайте общеевропейской библиотеки «Европеана».

В своём докладе экспертная группа высокого уровня рекомендует завершить работы по созданию виртуальной базы контента до 2016 года. Европейские эксперты подсчитали, что для реализации проекта необходимы гигантские инвестиции в размере 100 млрд евро.

Самое важное, что в документе была особо подчеркнута необходимость:
- обеспечения свободного доступа к произведениям всеобщего культурного достояния;
- оцифровки и возможности доступа к контенту с соблюдение авторских прав;
- дальнейшего пополнения цифровой библиотеки «Европеана»;
- сохранения европейского культурного наследия посредством новейших информационных технологий;
- инвестирования вышеперечисленных мероприятий;
- сотрудничества частного и государственного секторов.
По сути, этот документ можно рассматривать как заявку на изменение законодательства Европы. Он содержит конкретные решения, которые, скорее всего и будут внедряться в законодательство всех европейских стран (может быть в виде единой директивы).

Российское общество буквально взбудоражил новый проект Федерального закона РФ о внесении изменений в VII раздел Гражданского кодекса РФ (4-ю часть ГК РФ). Василий, как вы оцениваете этот проект, который в очередной раз развёл позиции издателей и библиотек. Какова его дальнейшая судьба?

Насколько я знаю, проект, который 20 декабря 2010 г. обсуждался на Совете по кодификации, прошёл утверждение и рабочая группа Центра частного права передала проект в Администрацию Президента для ознакомления. После учёта мнения Администрации Президента, скорее всего, будет приниматься решение: дорабатывать его или вносить в Государственную Думу для дальнейшего рассмотрения и подготовки к принятию.

Я считаю, что в таком виде, в котором был обнародован этот проект, вносить его в Государственную думу не целесообразно. Проект необходимо дорабатывать, учитывая мнения всех заинтересованных сторон и сверяясь с обсуждаемыми решениями за рубежом. Однако, очень хорошо, что чётко определились две заинтересованные стороны – издатели и библиотеки, чьи интересы обязательно нужно учесть и сбалансировать при доработке текста законопроекта.

Положения, затрагивающие интересы этих сторон, описывала рабочая группа экспертов Гражданского законодательства. Эта рабочая группа состоит из экспертов, которые в своё время занимались разработкой нынешней IV части Гражданского Кодекса. Поэтому, проект получился пока во многом теоретическим. К сожалению, не были выслушаны обе заинтересованные стороны – издатели и библиотеки. В результате получилось, что издатели и библиотеки разведены по обе стороны баррикад и не довольны друг другом. Большинство законодательных предложений в разделе «Авторское право» пока не могут полностью устроить ни одну сторону. Даже от библиотечного сообщества я слышал вопрос: «а зачем нам столько свободы?»

Обратимся к опыту Европы. Европейские эксперты исследовали все возможные варианты, и пришли уже к практическим решениям по произведениям, правообладатель на которые не известен или тираж которых распродан. Выводы о совершенствовании законодательства делаются только через практику. Отец европейской интеграции Жан Монне в своё время очень точно сказал: «Если бы Европейский Союз можно было начать строить заново, первым делом я бы взялся не за экономику, а за культуру». Если встать на сторону культуры (в самом широком понимании), то выявляются многие недоработки нынешней системы, которую нужно совершенствовать практически, а уж если не получается, то и законодательно. И главное в этом совершенствовании – соблюдение прав авторов и выплата достойного вознаграждения.

– Как вы оцениваете тот факт, что в обсуждаемом законопроекте никак не были учтены поправки по ужесточению борьбы с пиратами?

Я считаю, что борьба с пиратством в нынешнем виде (в большинстве случаев, но не во всех) не приносит пользы. Но, борьба с пиратством, к сожалению, нужна.

Наше законодательство в области ответственности за нарушения авторских прав и так довольно жёсткое, и дальше его ужесточать нет смысла. Надо научиться применять на практике то, что есть. Смотреть, как делают другие, и пытаться совершенствовать рабочие механизмы. Ведь борьба с пиратами программного обеспечения начала приносить пользу только в тот момент, когда это программное обеспечение стало широко доступно.

Действия правоохранительных органов при поддержке правообладателей на программное обеспечение – это пример относительно правильной борьбы с пиратством. Но сначала, компьютерные программы стали легко доступны для приобретения во многих магазинах и даже в Интернете. И только после этого борьба с пиратством стала приносить заметные плоды, повышая доходы правообладателей. При этом авторы начинают зарабатывать больше, потому что и правообладатели программных продуктов начинают зарабатывать больше, повышается инвестиционная привлекательность разработки нового и более качественного программного обеспечения. Кто в данном случае страдает, так это действительно пираты. Потребители тоже выигрывают, получая больше программ лучшего качества.

Важно понять, что любые претензии законного правообладателя уместны, когда его произведения легко доступны для законного приобретения в удобном для покупателя виде.

Согласно новому проекту автор сможет передавать неопределенному кругу лиц право использовать своё произведение, и такую лицензию нельзя отозвать в течение срока её действия. Очевидно, что такой шаг не будет способствовать развитию издательского бизнеса?

Уже несколько лет обсуждается необходимость Creative Commons (Свободных лицензий), многие считают, что их введение давно назрело. Однако и в рамках действующего законодательства любой автор может подписать соглашение с любым лицом и передать ему произведение на определенных условиях безвозмездно.

Можно уже сейчас создать механизм и предоставить возможность всем желающим авторам бесплатно передавать права на использование своих произведений.

К сожалению, большинство авторов не знают, что собой представляет каждый из видов свободных лицензий (какие там есть ограничения, какие доступные способы использования они разрешают, сроки или о не возможности отзыва). В этой неосведомленности таится опасность. В частности, можно было бы внедрить свободные лицензии на отдельные произведения на основе свободного волеизъявления автора, совместно с реальными механизмами управления правами и проверить их действия на практике.

Например, если библиотека желает использовать какие-то произведения, можно было бы обеспечить лицензию на платное копирование одновременно с включением перечня произведений для бесплатного использования на основании желания автора. Этот простой механизм позволяет соблюдать авторские права неограниченному кругу лиц и максимально удовлетворить волеизъявление авторов. Считаю, что было бы целесообразно одновременно осуществлять копирование произведения как за плату, так и бесплатно на основе единой лицензии.

Я считаю, что создание копий книг библиотекой в целях, в которых это может быть необходимо, должно быть разрешено. Но свободная оцифровка произведения возможна только в случае установления порядка любого его дальнейшего использования и гарантий соблюдения такого порядка.

Было бы правильнее, если бы библиотечное сообщество предложило издателям и авторам проект, который опишет все виды использования произведений и изданий библиотеками. Причём все возможные виды использования цифрового контента могут достоверно определить только те пользователи, которые его хотят внедрить, а не издатели или авторы. Я думаю, что многие правообладатели согласятся с бесплатной оцифровкой своих книг, когда будут получать достойные средства именно от того реального использования всеми библиотеками, которые обслуживают читателей. Главное – как можно детальнее описать и определить порядок использования электронных документов. Когда этот порядок будет внедрен, и издательства будут с ним согласны – тогда выстроится единая система, можно будет заключать соглашения. Лица, нарушающие этот порядок, будут считаться пиратами, и борьба с пиратством будет иметь смысл.

На недавней встрече с российскими издателями Джонатан Новелл, президент компании Nielsen Book, сообщил важную новость о решении предоставить «КОПИРУС» статуса по присвоению международных ISTC кодов на территории РФ. Является ли этот статус по присвоению международных ISTC-кодов эксклюзивным для России?

Действительно, в середине декабря Международное ISTC агентство (официальный регистрационный орган по Международной системе стандартной нумерации текстовых кодов) при активной поддержке «КОПИРУС» и под мою ответственность утвердило за Некоммерческим партнёрством правообладателей и пользователей «Федерацией интеллектуальных прав» (ФИПР) статус уполномоченного агента по присвоению международных ISTC-кодов всему текстовому контенту на территории Российской Федерации. Учредителем ФИПР кроме Российской авторско-правовой организации «КОПИРУС» также является Российская государственная библиотека (РГБ).

ФИПР является единственным регистрационным агентством всего контента на русском языке и на территории России. Таким образом, Россия в лице «Федерации интеллектуальных прав» наряду с Bowker (США), Nielsen (Великобритания), «МВБ Маркетинг» (Marketing und Verlagsservice des Buchhandels GmbH) (Германия), Cercle de la Librairie-Electre (Франция), стала пятой страной в мире, регистрирующей эти коды как действительно инновационное решение, в том числе для цифровой среды.

Каково значение ISTC для авторов, издателей, агрегаторов контента, библиотек и в чём его отличие от ISBN?

Международный стандартный код текстовых произведений (ISTC) – это система идентификации авторских произведений в текстовом формате, включая иллюстрации. Он ориентирован на издательства, агентства библиографических услуг, розничных торговцев контентом, агрегаторов, библиотеки и агентства по контролю над соблюдением авторских прав. Сам код ISTC состоит из 16 цифр и/или букв и состоит из нескольких частей, имеющих регистрационный, рабочий, контрольный и элемент года, когда присвоен код.

ISBN – это идентификатор для книг, ISTC – это уникальный идентификатор текста. В книге может быть как один, так и несколько текстов. Более того, благодаря ISTC можно получить информацию об исходной версии и всех последующих версиях текста. Любой издатель, пользователь, который будет получать информацию из мировой базы данных, сможет увидеть последовательность вносимых в текст изменений. Один и тот же текст автора может быть издан разными издательствами в разное время и в разных версиях. Всё это предполагается учитывать в международной базе данных. Хотя, отмечу, самого текста для регистрации информации не требуется. Это просто данные, которые представляют собой единый международный реестр как самих текстов, так и авторских прав на эти тексты (включая имя автора или правообладателя).

Для «КОПИРУС» ISTC – достаточно важная составляющая процесса осуществления коллективного управления правами. Для библиотек – это одна из будущих составляющих библиотечного процесса, для авторов и издателей – это одна составляющих обладания правами на текст. Для всех участников рынка в современных условиях этот код просто необходим.

Код ISTC даёт возможность сгруппировать информационные продукты со сходным содержанием, а в некоторых случаях и те продукты, которые имеют разное содержание, но относятся к одному исходному материалу. ISTC усовершенствует и улучшит поиск книг и других письменных публикаций, обеспечит соблюдение территориальных прав интеллектуальной собственности, упростит создание и управление сборниками и даже поможет эффективно проводить анализ коммерческого использования контента.

Иными словами это даст возможность создать российский реестр и единый международный реестр текстовых произведений с возможностью поиска, идентификации, коммерческого использования контента с законным соблюдением всех авторских прав. Внедрение ISTC-идентификатора, например, даст преимущества издателю, как правообладателю конкретного текста и повысит доходы от лицензионных платежей.

Кстати и поисковой машине и любому Интернет-сайту будет понятно, кому принадлежит текст, открывая возможности соблюдения авторских прав при его использовании и автоматизируя процесс расчета лицензионных платежей или даже свободного использования частично или полностью.

Какова стоимость получения ISTC кода?

Окончательно вопрос о цене ISTC кода мы пока не решили. Моё мнение – система присвоения ISTC должна серьёзно отличаться от ISBN. Если для получения ISBN требуется соблюдение ряда формальностей (оформление заявки и пр.), то ISTC-код в большей степени должен присваиваться автоматически. При внесении информации о произведении самим издателем в собственную базу данных код может присваиваться автоматически после обмена данными между серверами по защищенному каналу связи.

Фактически, издатель сможет зайти в свободном доступе в эту базу данных, получить информацию об авторе (какие произведения, тексты он создал, какие произведения он продолжает создавать, кем перерабатываются его тексты для издания и пр.).

Предполагаю, что этот процесс обмена информацией и присвоения ISTC кода должен происходить на уровне компьютеров, а не на уровне людей. Когда всё автоматизировано – вся система упрощается и стоимость каждого кода стремится к минимуму.

Сейчас потенциал ISTC предполагает регистрацию миллиарда текстов в год для каждой страны.

Как ISTC код соотносится с DOI (Digital object identifier), уникальным идентификатором электронного документа, который используется большинством агрегаторов контента?

DOI (Digital object identifier) важен, но он идентифицирует цифровой объект и место его нахождения, без ISTC он практически не работает. Логично рассудить, что когда есть информация об объекте (ISTC), т.е. понятно что надо искать, тогда и может возникнуть задача найти нужный объект, только тогда DOI и поможет это сделать.

Система индикаторов, которая сейчас начала складываться, разрабатывалась (в том числе) в интересах Интернет-ресурсов. Нужно понимать, что некоторые книги состоят из нескольких текстов. Для того чтобы продать всю книгу нужен ISBN, если речь идёт о продаже части книги (отдельного текста из книги), тогда используется код ISTC. Для продаж произведения в цифровой форме будет достаточно ISTC.

В ближайшем будущем издатели и авторы всё больше будут зарабатывать на распространении отдельных частей книг, журналов и газет. Кто хочет начать зарабатывать раньше всех и уже сейчас, могут присоединяться к ISTC системе.

Василий Терлецкий, генеральный директор Российского авторско-правового общества «КОПИРУС», руководитель Интернет-портала Copyright.ru



Зарегистрируйтесь, чтобы оставить свой комментарий