Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Егор Серов: «То, что идет от сердца, остается»

24.03.2017

24 марта исполняется год вещания радио «Книга» в Москве, а уже в этом году планируется его трансляция более чем в 50 городах России. Как создавался этот важнейший социальный и культурный проект, кто стоял у его истоков, каковы перспективы развития? Об этом и многом другом – наша беседа с удивительно увлеченной, влюбленной в свое дело личностью – Егором Серовым, главным редактором радио «Книга», академиком Российской Академии Радио.

Егор Серов

– Кандидат технических наук – и вдруг радио. Как так получилось? 

– Я занимался автоматизированными системами управления предприятиями, затем долгое время изучал гидрогазодинамику сложных турбулентных течений. И диссертацию защитил по применению знаний о вихревых потоках к проблемам экологии. А на радио пришел по глупости. В здравом уме разве можно бросить основную работу, потеряв 70 % дохода, и прийти на радио, просто потому что ты влюбился? Только по глупости. К счастью, был поддержан близкими людьми. Мне понравилось то, что радио требует очень разных умений. Это очень полифоничная работа. Мне показалось, что, работая на радио, я имею возможность отдавать больше своих знаний и умений, чем в науке. Радио – это просто восторг!

– Егор, когда и у кого появилась идея создания радио «Книга»?

– Идея принадлежит учредителям нашей компании – Николаю Расторгуеву и Игорю Николенко, которые обратились ко мне в 2010 году с просьбой написать концепцию литературного радио. Я согласился, написал и забыл об этом, потому что в тот момент был занят на радиостанции «Звезда». Но неожиданно для меня в 2012‑м радио «Книга» выиграло право на разработку частоты в Волгограде. Конечно, после этого нужно было поставить передатчик, решить вопрос доставки сигнала и получить несметное количество согласований, но все же время на создание радиостанции было ограничено. Вспомнили обо мне… И вот в конце 2013‑го года мы вышли в эфир Волгограда. Нас послушали и сказали: странно, мы‑то думали, что будет занудное чтение толстых книжек с утра до ночи и сомневались… а получилось любопытно. Нас стали поддерживать разные деятели культуры, писатели, режиссеры, актеры и писать письма, где предлагали распространить радио «Книга» по городам и весям. И тогда случилось первое чудо. Для радиостанции с важной социальной направленностью, с большой культурологической, не побоюсь этого слова, ответственностью решили найти возможность вещания в Москве. Был изменен радиочастотный план города и появился интервал, частота из которого была выставлена на конкурс с обременением литературного вещания. Мы этот конкурс выиграли и 24 марта прошлого года начали вещать в Москве. Мы понравились, и произошло второе чудо – на конкурс федеральной комиссии был выставлен набор частот в 47 крупнейших городах РФ опять‑таки с обременением литературного вещания. Мы выиграли и этот конкурс, хотя он стоил нам 85 млн рублей.

– И кто все это финансировал?

– Финансированием занимаются наши учредители – Николай Расторгуев и Игорь Николенко. Вообще радио – штука дорогая, затраты высокие. Кроме того, мы принимали участие в конкурсе на вещание в крупных подмосковных городах: Химках, Люберцах, Мытищах, Красногорске и так далее. В этом году планируем начать вещание еще в 18 городах России, в следующем – еще в 29‑ти. В 2019 году радио «Книга» будет вещать во всех регионах России. Охват аудитории получится совершенно немыслимый – около 100 млн человек.

– Если сравнивать придуманное в 2010‑м и сегодняшнее радио «Книга», что изменилось?

– Кто‑то пишет красивые и убедительные концепции только для того, чтобы выиграть конкурс, а потом инициативная группа собирается, и главный затейник говорит: теперь забудем все написанное и будем делать радиостанцию, которую хотим. Я всегда считал этот подход ущербным. Поэтому все свои концепции я писал именно так, как хотел бы, чтобы они воплощались. Так было и с «Детским радио», и с литературно-познавательной частью концепции радио «Звезда». Так что именно заявленная на конкурс концепция радио «Книга» сейчас и реализуется. Может быть, с какими‑то мелкими поправками, но в целом именно так.

У нас была идея сделать «книгу в эфире», и наше вещание начинается так же, как книга, – программой «Предисловие». У нас нет никакой программы передач, а есть оглавление дня. Названия многих наших программ так или иначе связаны с книгой: «Закладка», «Экслибрис», «Иллюстрация» и пр. То есть наша радиостанция – это книга, которую мы каждый день создаем в эфире. Наш слоган – «Слушай, чтобы читать», основная задача – увлечь чтением. Мы стараемся напомнить слушателям то, что они читали, рассказать им о том, что они не читали, или о чем‑то новом, что стоит почитать. У нас много коротких познавательных программ, мы цитируем книжки, читаем фрагменты, и каждый волен составить свое представление о книге, понять, нравится она ему или нет. Предпочтения у всех разные, выбирайте. Мы в эфире 24 часа в сутки. Даже музыка у нас исключительно инструментальная, то есть без семантической составляющей. Она помогает досопереживать услышанному или «смыть» впечатление, приготовиться к восприятию нового эфирного сегмента.

Наш слоган – «Слушай, чтобы читать», основная задача – увлечь чтением.

– В год в России выходит порядка 112 тысяч новых наименований. В книжных магазинах, в интернете представлено колоссальное разнообразие книг. Как происходит отбор претендентов для сюжетов радиопередач?

– Мы всегда помним, что мы – радио и далеко не все может звучать в эфире. У нас досконально прописаны ценности бренда, то есть некий набор критериев, в числе которых безусловное уважение к женщине, любовь к матери, любовь к Родине, неприемлемость национализма и так далее. Если та или иная книжка, даже ее фрагмент не соответствует хотя бы одному из этих критериев, она никогда не появится у нас в эфире. Кроме того, у нас не может быть оголтелого натурализма, неприкрытой эротики, потому что это не для радио. Пожалуйста, это может быть прочитано, но интимно – читайте сами с собой. А так как радио работает на огромную аудиторию, мы такого не можем себе позволить. Нас могут слушать люди, например, с больным сердцем, и натуралистические ужасы в тексте чреваты переживаниями, представляющими угрозу здоровью. Кроме того, нас могут слышать дети, а наш возрастной ценз не очень высок – 12+. Причем это распространяется на весь контент, кроме передачи для самых маленьких под названием «Сказка-раскраска». Она цветная, стоит послушать, и вы поймете, как это возможно: все будет замечательное, цветное и доброе.

И самое главное – мы не забываем про нашу целевую аудиторию. Мы делаем не то радио, которое нравится нам, а то, которое нравится аудитории. Всегда нужно помнить, что мои личные как главного редактора предпочтения интересуют только меня, мою семью, моих друзей, но не моих слушателей. Здесь я должен делать то, что нравится им, слушателям.

– Как узнать, что нравится им? Ведь читательская аудитория огромна…

– Для этого существуют разные исследования. Не буду перечислять, их масса. Любая аудитория подчинена закону нормального распределения, как в математике. На графике эта функция имеет вид колокола. И там, где размещается «язык колокола» (медиана), и должен быть средний портрет вашего слушателя, а на тех, кто далеко справа и слева от медианы, пусть работают другие радиостанции. Мы выбрали свою аудиторию, которая максимально помещается под этот «колокол». Другое дело, в каком именно месте на оси повесить этот «колокол». Впрочем, если бы радио можно было проверить математикой и точно расписать все алгоритмы, все радиостанции были бы одинаково успешными. А это не так. Радио – это вообще довольно сложная история, и тут дело не только в количественных показателях аудитории, но и в качественных.

Конечно, мы ориентируемся на литературные премии, изучаем рынок, плюс у нас небольшая, но чрезвычайно профессиональная редакция, которой я очень доволен. Ее основу составляют люди, которые работают в журналистике и давно связаны с книгами. Это Юлия Рахаева, Ольга Костюкова, Елена Дмитриева, режиссер Марина Перелешина. Именно благодаря их профессионализму мы находим аутентичные тексты, готовим их для озвучивания актерами… далее запись, студии, монтаж, оформление чтения. Это производственный цикл. Вроде бы радио – это самое быстрое СМИ, но с учетом объемов, которые нужно производить, а у нас это несколько тысяч фонограмм в год, радио – это завод. И, к сожалению, вообще работа журналиста страшно неблагодарная. Мало того, что журналист – это профессия с самой высокой смертностью, мы еще отличаемся от олимпийских чемпионов: спортсмен один раз прыгнул – и на всю жизнь чемпион, а мы прыгнули один раз – а завтра вновь нужно прыгнуть. Точно так же и послезавтра.

…Моим рабочим днем лучше никого не пугать. Подъем в 5:00, в 5:35 – за руль, в 6:15 я на работе.

– А как складывается день редакции на радио?

– Это сумасшествие, моим рабочим днем лучше никого не пугать. Подъем в 5:00, в 5:35 – за руль, в 6:15 я на работе. Раннее утро – самое хорошее время, потому что нет ни звонков, ни посетителей. В это время можно подумать, спокойно послушать то, что сделано, принять или найти какие‑то изъяны в фонограммах, набросать планы, поработать с документами. А дальше, когда приходят люди, начинается «завод». Все шумят, бегают туда-сюда. Я к тому же веду утреннюю программу «Предисловие». Она выходит в эфир с 7 до 11 утра. Много сам работаю у микрофона, озвучиваю. Плюс интервью, встречи с гостями, проверка сценариев… Ведь очень важен язык, на котором говорим. Это особенность радиоэфира. Мы говорим на московском диалекте современного русского языка, но язык очень многообразен, у нас огромное количество актеров озвучки, и все говорят по‑разному, а кроме того, мы используем очень много материалов, сделанных на сторонних студиях. И проблема с орфоэпией колоссальная. Молодые люди интонируют язык совершенно не так, как мы привыкли, не так, как следовало бы. Язык выхолащивается, теряет свою красоту. Мы стремимся этот процесс затормозить и демонстрировать в эфире хорошие образцы. Но так как мы вещаем круглые сутки, во избежание большого количества повторов в эфире у нас должен быть очень большой объем вещательной базы. Мы используем много не нами сделанных фонограмм, соблюдая, естественно, авторские и смежные права, но я не могу сказать, что все продукты чужого производства мне до конца нравятся. Мы с течением времени будем замещать чужой контент собственным. Работа – огромная!

– Аудиокниги каких издательств Вы используете?

– Есть несколько издательств, с которыми мы сотрудничаем: «АРДИС», «Вимбо», «Аудиокнига», «VOX Records». У нас, как в политике, договор о дружбе и взаимопомощи. Они делают качественный хороший контент, а мы его используем.

– А как насчет издательств, выпускающих бумажные книги? Вы с ними сотрудничаете?

– По-разному. Радио «Книга» – новая площадка, которая продвигает книги, популяризирует чтение. И надо быть очень странным менеджером, чтобы не понимать, что сотрудничество с нами – на пользу. И мы контактируем с огромным количеством издательств, но некоторые по какой‑то причине, которой я не понимаю, почему‑то никак не хотят сотрудничать. Хотя некоторые книги нам очень нравятся, мы зовем, зовем – а дозваться не можем…

– Каков формат взаимодействия с издателями?

– У нас есть рубрика «Типографская краска». В ней мы рассказываем о книжных новинках, читаем фрагменты из этих книжек, приглашаем в эфир издателей, авторов, художников. Делаем интервью – отрезками по 4 минуты. Это специальный темп, чтобы человек мог что‑то прослушать гарантированно от начала и до конца. И чтобы не нагружать слушателя. Кстати, благодаря такой динамике каждый 4‑й наш слушатель – человек моложе 29 лет. Это очень хороший результат. Я о таком и мечтать не мог.

– Давайте подробнее поговорим о познавательных программах. Я знаю, что когда Вы начинали этот проект, то обещали, что важной составляющей радио будет познавательная программа.

– Я уже много лет занимаюсь созданием коротких познавательных программ на радио. Можно сказать, что это мой фирменный стиль. И мне кажется, что этот формат очень соответствует радио. Это может быть любопытная занимательная информация, поданная в неожиданной форме, так, чтобы это было интересно, познавательно, иногда провокационно, обязательно с юмором, хулиганством, потому что ни одно серьезное дело без малой доли хулиганства сделать невозможно. Иначе, если быть застегнутым на все пуговицы, то ты и звучать будешь слегка придушенно. Мы стараемся оставаться живыми и непосредственными, как дети.

Ни одно серьезное дело без малой доли хулиганства сделать невозможно.

– А как складывается день редакции на радио?

Например, у нас есть программа «Иллюстрация. Книга без слов». Это короткие скетчи, которые изначально сделаны по‑хулигански. Содержание книги передается только звуками. Задача наша состоит в том, чтобы люди слушали, чтобы им было интересно. Или программа под названием «Книжный переплет», где говорится о том, что случалось с книгами, когда их запрещали, ведь книги и в тюрьму даже сажали. Любопытно? Есть программа «Путеводитель», где рассказываем о том, что действие книги состоялось там‑то и там‑то, а вот сейчас там находится то‑то и то‑то – приезжайте, посмотрите. Есть программа «Сценарий» о том, как книга превращается в кино. Или, к примеру, программа «Сберегательная книжка». Даже само ее название не вполне серьезное, и речь идет о том, кому и как платили, кто как зарабатывал, кто как к этому относился. Или вот опять небольшое хулиганство – программа со странным названием «Читаем музыку» длительностью 2,5–3 минуты. Если в тексте упоминается та или иная музыка, если читатель не знает, например, что такое «Крейцерова соната», никогда ее не слышал, то тут без радио никак не обойтись. И как только мы доходим в тексте до упоминания музыкального произведения, то сразу же включаем фонограмму, добавляя тексту объем и звук, что в книге сделать невозможно.

Мы производим сейчас около 2 с половиной десятков циклов познавательных программ. Но в редакции рождается много новых идей, и они сейчас в стадии разработки. Знакомить слушателей с новинками, с новыми неожиданными подходами необходимо, иначе можно застояться.

– А остальное – дело вкуса?

– В жизни почти все – дело вкуса. Тут ничего не поделаешь. Для этого и существуют экспертные оценки, сообщество. А слово «вкусовщина», на мой взгляд, придумали люди, у которых вкуса нет.

– Какова аудитория радио «Книга» по численности, возрасту, полу?

– Наша недельная аудитория в Москве насчитывает 300–400 тыс. слушателей. Это немного для радио. Но о нас же никто не знает, не было ни одной рекламной кампании. Да, эту ситуацию надо менять, но, к сожалению, все стоит денег. Несмотря на то что радио «Книга» выполняет очень важную социальную функцию, за все надо платить деньги. Все, что мы можем сделать, – это принимать участие в конкурсах на грантовую поддержку. Именно этим мы и занимаемся. И, конечно, ищем спонсоров – людей, которым небезразлично будущее, время, в котором будут жить наши дети и внуки.

– Расскажите о планах на будущее. Каким Вы видите дальнейшее развитие радио «Книга»?

– Нам есть куда развиваться, и многое уже запланировано. У нас будут более широко представлены современные авторы. Мы будем больше читать книг, посвященных приключениям, фантастике. Я очень хочу добавить больше юмора, потому что сейчас, на мой взгляд, мы слишком академичны для широкой аудитории. Мне хочется стать понятнее. Чтобы словосочетание «когнитивный диссонанс» в эфире больше никогда не звучало.

Хотя такое бывало. Так, один из гостей как‑то начал рассказывать про дистрибутивность и когнитивность… Но это же гость, что с ним делать? Я не люблю ножницы, порезать можно все на свете, но, когда к нам в студию приходит гость, важно, чтобы слушатель узнал гостя, а не мои ножницы.

– Вы упомянули о детских программах на радио «Книга». Как Вы относитесь к проблеме приобщения детей к чтению?

– Принуждением нельзя добиться результата. С помощью принуждения можно посадить человека за колючую проволоку, но желание выпрыгнуть оттуда будет постоянным. Это сродни зубрежке. Вызубрить можно, но потом ты это забудешь. Надо заставлять бегать на лыжах, учить, как правильно держать молоток, но чтение – не физкультура. Здесь не стоит задача натренировать на результат. Правильнее подумать о том, как заинтересовать ребенка, чтобы он читал. Ведь принуждение – это действие, а заинтересовать, ввести чтение в привычку – это система. Система, конечно, сложнее. Это в первую очередь совместные действия, связанные с книгами, которые правильно подобраны по интересам ребенка и по возрасту. То, что идет от сердца, остается. Если желание читать будет идти изнутри, то появится и результат.

Беседовала Светлана Зорина.


© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», № 2 (144), март 2017



Зарегистрируйтесь, чтобы оставить свой комментарий