Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Палата в эпоху перемен

17.02.2015

РКП остается главным научным и методическим центром российского книжного дела

Уже более года назад, 9 декабря 2013 года, президент РФ подписал указ «О некоторых мерах по повышению эффективности деятельности государственных средств массовой информации», согласно которому Российская книжная палата (РКП) должна была стать филиалом ИТАР-ТАСС. Постановление Правительства № 1182 от 10 ноября 2014 года закрепило за РКП ее новый статус, а также новые функции, которые возложены на ТАСС в связи с преобразованиями.

Е.Б. Ногина,
генеральный директор Российской книжной палаты

Конфуций, китайский мудрец, никому не желал жить в эпоху перемен, а в наших условиях ситуация еще более осложнилась попутным экономическим кризисом 2014 года и продолжающимся кризисом сбыта книг. Все это вызвало повышенный интерес к судьбе и перспективам деятельности Российской книжной палаты (РКП) в столь необычных для ее почти вековой истории обстоятельствах.

Волнение наших давних коллег и партнеров (а это издатели и книготорговцы, библиотеки и авторы, библиографы и миллионы читателей) вполне понятно и обоснованно, с учетом давней российской традиции – если что ломать, так до основанья, не задумываясь о последствиях. Но, судя по итогам уходящего 2014 года, книжному сообществу пока не стоит опасаться «революций», угрожающих сломать всю ту огромную и сложную систему, которая сложилась за долгие годы взаимодействия РКП со всеми отраслями книжного дела.

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Российская книжная палата» уже юридически оформлено в качестве филиала ИТАР-ТАСС, с сохранением обозначения «Российская книжная палата». За этим филиалом останутся все уставные функции РКП, в том числе и те, которые обусловлены недавно обновленным законодательством об обязательном экземпляре.

Сегодня можно смело утверждать, что РКП останется главным научным и методическим центром российского книжного дела. Основные уставные функции Палаты – государственная библиография и статистика печати, вечное (архивное) хранение «книжной памяти» нации и непрерывное пополнение фондов ведущих библиотек страны (за счет обязательных экземпляров, получаемых в законодательно установленном количестве), выпуск государственных библиографических указателей, научных монографий и сборников, а также журнала «Библиография», разработка и пересмотр государственных стандартов в сфере книжного дела, инструктивно-методическая помощь библиотечным и библиографическим учреждениям, издательским и книготорговым структурам. Также Палата по-прежнему включает в себя Национальное агентство ISBN и ISMN (международные стандартные номера – основные идентификаторы соответственно книжных и нотных изданий), ведет многоаспектную научную и научно-информационную работу.

Конечно, процесс вхождения РКП в состав ИТАР-ТАСС не мог быть и не стал простым и легким. До сих пор здания палаты на Кремлевской набережной в Москве и в Можайске не переданы ИТАР-ТАСС из-за сложных бюрократических процедур. Этот процесс затягивается и, видимо, продлится весь первый квартал следующего 2015 года.

Вместе с тем нам удалось добиться главного – сохранить большую часть трудового коллектива, а это подчас действительно уникальные специалисты, которых почти невозможно заменить. Кое-кто, конечно, не устоял перед более щедрой зарплатой и обещаниями стабильной жизни в других структурах, но мы на них не в обиде. Эти люди отдали РКП многие годы, а то и десятилетия своей жизни и по-прежнему душой и сердцем остаются «палатянами». Что касается «костяка», а это более 80 % из примерно двухсот специалистов, то они официально пере­шли на работу в ИТАР-ТАСС. Процесс ликвидации организации для них был организован максимально мягко и безболезненно. Особое внимание руководство РКП и Агентства уделило зарплате сотрудников. Я очень рада отметить, что даже в условиях неполного бюджетного финансирования руководство ТАСС делает все возможное, чтобы уровень оплаты труда у нас в Палате не только сохранился на прежнем уровне, но в 2015 году даже увеличился. Это очень важно с учетом инфляции и нынешнего уровня зарплаты в РКП, который явно и намного ниже среднеотраслевого в книжном деле и по сравнению с федеральными библиотеками.

О результатах 2014 года и перспективах деятельности РКП

Основными областями и направлениями производственной деятельности, а также аналитических, научно-исследовательских и методических разработок Палаты в истекшем году были следующие:

  1. Ведение государственного библиографического и статистического учета печатной издательской продукции страны.
  2. Совершенствование законодательства о книжном деле в целом и об обязательном экземпляре в особенности.
  3. Модернизация информационно-телекоммуникационной инфраструктуры, расширение и совершенствование электронной составляющей информационно-библиографических и статистических ресурсов отрасли в соответствии с государственной политикой и общемировыми тенденциями развития книжного дела.
  4. Мониторинг качества редакционно-издательского оформления печатной продукции в соответствии с требованиями ГОСТов СИБИД.
  5. Развитие и совершенствование системы международной стандартной нумерации и других элементов идентификации печатных и электронных изданий для упорядочения регистрации и учета информации о них.
  6. Создание новых и пересмотр (обновление) действующих стандартов издательского оформления, типологии ОЭ и описания издательской продукции.

В этом перечне отметим следующее. Мы предвидели некую неразбериху в наших отношениях с издателями после официального сообщения о «ликвидации» РКП как самостоятельной структуры. Относительно первого и главного пункта РКП многократно объявляла и напоминала всем изготовителям обязательного экземпляра (ОЭ) о сохранении своих уставных функций библиографического и статистического учетного центра – пусть уже не в качестве самостоятельного учреждения, но в составе ИТАР-ТАСС. Тем не менее нашлось немало издателей – особенно в январе и феврале 2014 года, – не столько злонамеренных, быть может, сколько добросовестно заблуждающихся (из числа неофитов или нерегулярно принимающихся за книгоиздание), а также и вполне осведомленных, но пожелавших воспользоваться ситуацией неопределенности для неисполнения требований действующего федерального законодательства об ОЭ. В результате некоторая часть отечественных изданий не поступила в РКП, а следовательно, и в статистику. Необходимо помнить, что весь наш государственный библиографический учет книгоиздательской продукции всегда велся и сейчас ведется по принципу de visu, то есть «живьем»: не по издательской отчетности, а по конкретным бумажным экземплярам книги в руках конкретных сотрудников РКП. Впрочем, часть лакун Книжной палате уже удалось восполнить через свою службу контроля процессов доставки ОЭ, но в ряде случаев «поезд ушел»: у некоторых издателей-нарушителей – либо по их словам, либо на самом деле – уже не оказалось на руках полного комплекта ОЭ или даже единичных экземпляров, не попавших в Палату. Эти недостачи, естественно, сказались на итогах статистики всего истекшего года, которую мы, как обычно, обнародуем в середине января нового года.

Судьба обязательного экземпляра

Что касается законодательства, то о судьбе обязательного экземпляра по-прежнему тревожатся и библиотеки, и издатели, хотя у них, конечно, не всегда одинаковые взгляды на эту проблему. Комплектование государственных библиотек (традиционно бесплатное) напрямую зависит от того, какое количество тех или иных книг издатель будет присылать в РКП. Сейчас, в условиях сокращения тиражей, роста цен на печатную продукцию и постоянного уменьшения бюджетов на комплектование фондов, для них особенно важно, чтобы количественный состав обязательного экземпляра не уменьшился.

Сегодня, в ожидании очередных попыток резко сократить количество печатных экземпляров, да еще заменить их тремя (!) электронными копиями, за сохранение нынешней редакции ФЗ (и прежнего количества ОЭ) выступает подавляющее большинство издателей и библиотек. Среди структур и организаций, не желающих нового расклада, – Российский книжный союз (РКС), Ассоциация книгоиздателей (АСКИ), Библиотека МГУ, Библиотека Академии наук (БАН), Библиотека естественных наук (БЕН), ВГБИЛ, ГПНТБ СО РАН и практически все головные библиотеки регионального уровня.

Против нынешней редакции ФЗ – иными словами, за резкое сокращение количества печатных ОЭ книжных изданий и частичную замену их электронными копиями – выступает Министерство культуры, Президентская библиотека (которая и сейчас не получает печатных ОЭ – только электронные), а также неофициальная, но достаточно активная группа из 30–40 издателей, специализирующихся на выпуске малотиражной научной книги. Последние, впрочем, стремятся лишь сократить свой «оброк» по печатным ОЭ, но вполне отчетливо сознают, что сегодня, в условиях повсеместного нарушения авторских и издательских прав в цифровой среде, поставка электронной копии – в случае нарушения контроля за ее распространением – грозит издателям и книготорговцам куда большими убытками, чем нынешние расходы на «лишние» 16 бумажных экземпляров.

Потенциальными сторонниками увеличения количества (или перераспределения комплекта) печатных экземпляров по сравнению с ныне установленным выступают библиотеки наших крупнейших университетов (включая Санкт-Петербургский и головные вузы в масштабах каждого федерального округа), библиотека Патриархии, общероссийские библиотеки для детей (РГДБ) и молодежи (РГБМ). Также увеличение законодательного обусловленного количества ОЭ было бы необходимо региональным библиотечным центрам Севастополя и Крыма, которые по своему статусу теперь оказываются на уровне федеральных.

Нам представляется, что здесь важно – всегда и в особенности сегодня – избегать всякого рода «резких» нововведений. Перечень получателей федерального ОЭ вполне может быть пересмотрен и обновлен – над этим могло бы поработать Министерство культуры совместно с конкретными библиотеками, внесенными в перечень получателей. В целом далеко не каждому получателю – по его профилю комплектования – необходимы все книги, входящие в ежедневный комплект: и художественная литература, и учебная, и научная, и детские книжки-игрушки, и пособия по укладке бордюрной плитки. После оптимизации перечня каждая библиотека должна будет получать «свое» – и ничего лишнего, при этом на «лишнее» тоже всегда найдется заинтересованный получатель, особенно из регионов, которые справедливо жалуются на существующую диспропорцию в распределении обязательных экземпляров: почти все достается «центру». Нам неоднократно приходилось слышать, например, что юг России практически лишен новых изданий, там очень сильный книжный «голод». Вполне возможно и даже будет справедливо, если часть перераспределенного книжного потока обязательных экземпляров пойдет в южную сторону, особенно в свете последних общественно-политических событий, в ходе которых Россия «приросла» еще одним федеральным округом. Но один экземпляр любой, не только книжной печатной продукции в любом случае остается в Национальном хранилище ОЭ РКП «для вечности», то есть для будущих поколений, – это обстоятельство не подлежит пересмотру.

Наши базы данных справедливо можно назвать уникальными по полноте, точности и оперативности. Банк библиографических и статистических данных РКП – авторитетный не в экспрессивно-оценочном, а в прямом, буквальном смысле. На его основе ведется многоаспектная справочно-информационная работа, которую – в таком масштабе и с такой степенью ответственности – не способно вести ни одно библиотечное, библиографическое, научно-информационное учреждение. Ни одна из таких структур не владеет тем объемом информации, который находится в распоряжении РКП и может быть оперативно задействован по первому запросу, так что Палате в этом плане нет равных. РКП выдает порядка 20 тысяч справок в год! Если в календарном году, за вычетом выходных и праздников, около 250 рабочих дней, то получается, что сотрудники РКП готовят и выдают в среднем 80 самых разных справок в сутки. Причем заказчиками информации выступают законодательные и исполнительные органы власти, судебные инстанции, издатели, авторы, ученые и специалисты в самых разных отраслях деятельности.

Что касается других аспектов работы РКП, то еще раз напо­мним о присвоении изданиям международного книжного номера – ISBN. Этот номер используется не только для прямой идентификации и нахождения конкретного издания на книжном рынке (что важно, к примеру, для оптовых покупателей, комплектаторов библиотечных фондов и пр.), но и, помимо прочего, для борьбы с контрафактом (при судебном разбирательстве издание, имеющее легальный номер, находится в заведомо выигрышной позиции). Если же каждый издатель будет сам себе придумывать ISBN или использовать «чужие» номера, масштабы путаницы и неразберихи трудно себе вообразить.

И тут надо заметить, что система ISBN прямо связана с системой обязательного экземпляра. Обязанность РКП, то есть Национального агентства ISBN, состоит еще и в том, чтобы контролировать процесс: мы должны знать, как распоряжаются наши издатели полученными книжными номерами. Как уже было сказано, система книжной нумерации является международной, и Книжная палата не только наделена полномочиями в этой сфере, но и несет ответственность за порядок и логику функционирования системы в России. Получаемый нами обязательный экземпляр позволяет удостовериться, что номер, выданный тому или иному издателю, использован им легально и добросовестно.

Среди планов Палаты на ближайшее время – модернизация технологической базы и постепенный переход на выдачу стандартных серийных номеров через интернет. Проект «ISBN-24», предполагающий выдачу таких номеров в электронном виде, уже протестирован и будет запущен в 2015 году. Мы хотим сделать это для небольших издательств, выпускающих одну-две книги в год, и издателей-одиночек, чтобы они могли сразу же заказать себе ISBN и получить его в режиме онлайн.

Относительно стандартов СИБИД укажу, что в 2014 году РКП совместно со специалистами из крупнейших библиотек начала пересмотр «главного библиографического стандарта» – ГОСТа 7.1–2003 «Библиографическая запись. Библиографическое описание. Общие требования и правила составления», а также разработала первую редакцию нового ГОСТа «Формат электронного обмена данными в книжном деле ONIX XML». Цели разработки этого весьма актуального для отрасли стандарта таковы: определение необходимых полей и подполей коммуникативного формата ONIX (версия 3.0) для обмена информацией о книгах в российском книжном бизнесе; внедрение передовых компьютерных технологий обработки изданий, ведения информационных баз данных издательств и книготорговых предприятий; обеспечение результативного обмена библиографической информацией между издателями, книготорговыми предприятиями, библиотеками, информационными и книготорговыми организациями как внутри страны, так и за рубежом. Это позволит установить единые требования к информации о книгах в формате ONIX, используемой в сфере книжного бизнеса, и правила ее составления в соответствии с учетом норм российских национальных стандартов.

В следующем году Российская книжная палата планирует активно развивать сегмент платных услуг, выручка от которого сейчас составляет около 30 % всех средств, получаемых Палатой (остальное – средства госбюджета). Речь идет, в частности, о всем известных государственных библиографических указателях и журнале «Библиография», которые Палата теперь будет выпускать самостоятельно и под новыми названиями. Раньше мы пользовались услугами не своего издательства, а сейчас будем делать это вместе с типографией ИТАР-ТАСС.

Благодаря поддержке ИТАР-ТАСС РКП в ближайшее время, т.е. весной 2015 года, сможет стать полноценным Национальным агентством по присвоению стандартной нумерации периодическим изданиям. Тогда мы будем иметь полную международную стандартную нумерацию по книгам, периодике и музыкальным изданиям. Это очень важно, поскольку объемы присвоения номеров по часто изменяющим свои названия, учредителей и т.п. периодическим изданиям очень велики. Переговоры с международным агентством ISSN идут в очень конструктивном режиме, и практически все главные вопросы участия РКП в этой системе уже решены.

Что касается других планов и перспектив, то нужно вернуться к федеральному закону об ОЭ документов уже в другом аспекте. Сегодня Палата получает ОЭ печатных и комбинированных изданий и «отвечает» за их библиографический и статистический учет. Электронные же издания – правда, только на съемных носителях – получает «Информрегистр» и выполняет соответствующие функции по учету этих изданий. К сожалению, сегодня наших издателей (а они сейчас нередко выпускают свои издания одновременно на бумаге и в «цифре») и наших потребителей не устраивают ни степень охвата ОЭ реально выходящих электронных изданий, ни сопоставимость их статистических показателей с «бумажными» – по основным типам, видам и категориям изданий. Похоже, есть смысл объединить учет и хранение цифровых изданий в одном месте, а именно – в РКП. Столь же логично – может быть, не сейчас, но в обозримом будущем – было бы предоставление и электронного ОЭ, столь милого сердцу Минкульта, причем одной копии, а не трех, не в библиотеки, а именно в Палату для последующей, под жестким контролем, рассылки соответствующих копий по заинтересованным библиотекам в соответствии с требованиями защиты авторских и издательских прав.

Понятно, что такие нововведения будут и трудозатратны, и затратны с финансовой точки зрения, а потому необходим взвешенный и по-настоящему государственный подход к их внедрению в нужное время и в нужном месте. В качестве места, то есть конкретного учреждения с соответствующими уставными задачами и организационно-техническими возможностями, Российская книжная палата давно зарекомендовала себя в качестве надежного гаранта информационного обеспечения отечественного книжного дела и сохранения «книжной памяти» нации.

Уникальность РКП состоит в том, что Палата не только обслуживает информационные запросы со стороны субъектов нашего книжного дела, но одновременно выступает в роли координатора и интегратора различных действий, нацеленных на объединение коммерческих и некоммерческих интересов субъектов книжного рынка и российского общества, выработку общей позиции и стратегии деятельности книжного сообщества в условиях кризиса книжной культуры и чтения, развивающего личность.

Все это позволяет говорить о том, что РКП сможет и далее обслуживать интересы и запросы всех – в равной степени – отраслей и субъектов книжного дела, чем и отличается от любой отечественной и зарубежной библиотеки. Ни одна другая организация в России не имеет столь обширных, глубоких и разнообразных отношений и связей именно с книжной культурой в самом широком смысле этого термина, в сочетании материальных и духовных ее компонентов, традиционного и нового в ее развитии. Нам есть чем гордиться, и у нас есть потенциал для дальнейшего развития в соответствии с требованиями времени.

Е.Б. Ногина,
генеральный директор Российской книжной палаты;

К.М. Сухоруков,
заместитель генерального директора по науке



© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», №1 (123), январь, 2015


Зарегистрируйтесь, чтобы оставить свой комментарий