Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

06.06.2017

Анастасия Архипова: Заслуженный художник России и просто счастливый человек

Анастасия Архипова, Заслуженный художник РФ, председатель секции «Книжная графика»

В рубрике «Личности» за последние 3,5 года мы рассказывали о том, чем живут российские издатели, книготорговцы, библиотекари, чиновники, общественные и политические деятели, связанные с книгой. А вот встреча с художником, книжным иллюстратором, произошла впервые…

Анастасия Ивановна Архипова – Заслуженный художник РФ: она является председателем секции «Книжная графика» Московского союза художников, работает в жюри международных и российских конкурсов, является участником международных конгрессов, организатором проведения Всероссийского конкурса «Образ книги», входит в состав Исполнительного комитета Международного совета по детской книге (IBBY)…

Одним словом, личность выдающаяся. И особенно важно для нас было узнать ее взгляды на развитие современной детской книги, на миссию книжного иллюстратора, на то, как вырастить юного читателя, любящего и ценящего книгу.

Анастасия Архипова

Как рождался художник?

– Светлана Зорина: Давайте начнем беседу с детских воспоминаний. Анастасия Ивановна, какие у Вас сохранились самые первые, самые яркие воспоминания детства? Как рождался художник?

– Анастасия Архипова: Мое детство можно назвать счастливым, на меня было направлено много любви со стороны всех моих родственников. Со мной очень много занимались, вкладывали в мое воспитание массу сил, энергии, любви и своих собственных знаний. Помимо родителей моим воспитанием занималась любящая и активная бабушка. Еще с нами жили дед, бабушкин брат, прабабушка… И от каждого я получала порцию чего‑нибудь интересного, стóящего, того, что запомнилось мне на всю жизнь.

– С. З.: Вы провели детство в Москве?

– А. А.: Да, я родилась в Москве. Сначала мы всей нашей большой семьей жили в коммунальной квартире, которую я, конечно, не помню. Но что интересно: именно в этом доме, в Черкасском переулке, впоследствии располагалось издательство «Детская литература». Там были коммунальные квартиры с длинными коридорами, с огромной кухней; эти коридоры были переделаны в коридоры издательства «Детская литература». Так что можно сказать, что я родилась в издательстве «Детская литература». Там как раз была комната, где впоследствии располагалась дошкольная редакция, и мне потом говорили, когда я приходила по делам: «Вот, это та самая комната!»

Когда мне исполнилось два года, мы переехали в кооператив художников и музыкантов на Беговую улицу. Спустя годы на чердаке построили мастерские для художников, и там получили мастерские мои дед и отец.

Я росла в окружении огромного количества книг, в том числе книг по искусству. Все мои родственники были приверженцами классики и классического искусства. Мой дед, Б. А. Дехтерёв, Народный художник РСФСР, тоже придерживался классического стиля в рисовании. Он вел мастерскую книжной графики в Суриковском институте и всячески прививал любовь к этому искусству и мне.

С детства я впитывала всю эту атмосферу любви к книгам, музыке. С 5 лет меня начали учить игре на фортепиано. Первая моя учительница – Лидия Давыдова, впоследствии известная певица, – руководила ансамблем старинной музыки «Мадригал». И если я хорошо занималась, она исполняла для меня какой‑нибудь романс и аккомпанировала себе на пианино.

Мне стремились дать хорошее классическое образование. И, конечно, иностранные языки. Моя бабушка была переводчиком и преподавателем английского языка, много переводила английской литературы, книги Конан Дойля, О. Генри, Марка Твена. Она была очень хорошим литературным переводчиком, и многие издательства до сих пор переиздают книги в ее переводах. Мама тоже преподавала английский в институте иностранных языков имени Мориса Тореза, сама читала на семи языках.

Не могу сказать, что меня начали рано учить рисованию, потому что в семье считалось, что маленького ребенка не стоит этому учить слишком рано. Нужно, чтобы ребенок сначала просто впитывал в себя все и рисовал что хочет. Что я и делала.

– С. З.: А профессионально когда начали учиться рисованию?

– А. А.: Профессионально – уже после 12 лет. И правильно: к этому времени уже можно сделать выбор, понять, чего хочешь, к чему стремишься.

– Георгий Гупало: И к чему Вы тогда стремились?

– А. А.: Я любила танцевать, но это было просто для души. И к подростковому возрасту, когда я стала задумываться, кем действительно хочу быть, я путем исключения решила все‑таки, что буду художником, потому что никем другим я быть не хотела. Вся моя семья настолько серьезно к этому относилась, так много это обсуждалось, издавались книжки, что казалось, это самое важное дело в жизни, самое ответственное и самое интересное. Вот по этой дороге я и пошла дальше.

– С. З.: Где учились рисованию?

– А. А.: Дома. Это была классическая школа. В первую очередь учили традиционному академическому рисунку карандашом на белой бумаге, а также акварельной и масляной живописи. Со мной занимался мой дядя, бабушкин брат. Меня не стали отдавать в художественную школу, потому что считали, что это мне может, наоборот, навредить.

– С. З.: Я прочитала, что Вы любите рисовать мелкой кисточкой маленькими мазками. Как вырабатывалась и менялась техника рисунка?

– А. А.: Все постепенно вырабатывалось. Я и сейчас продолжаю учиться, что‑то менять. Ничто не застывает на месте. Если художник придерживается какого‑то штампа, продолжает работать в определенной технике по инерции, я считаю это неправильным.

Путь в профессии

– С. З.: С чего начиналась Ваша профессиональная деятельность? Какие были первые работы?

– А. А.: Профессионально я начала работать еще во время учебы в Московском государственном институте им. В. И. Сурикова. Сначала иллюстрировала маленькие книжечки (тогда издавались такие тетрадочки для детской литературы). Это были сказки Г. Х. Андерсена.

Девочка со спичками

Г. Х. Андерсен 
«Девочка со спичками»

Издатель видит, что художник иллюстрирует Андерсена, он ему Андерсена и предлагает. За разные периоды у меня оказалось проиллюстрировано довольно много сказок этого замечательного писателя. Последнюю сделала в прошлом году. Сказки братьев Гримм тоже много иллюстрировала.

Мне очень хотелось сделать, и я сделала работу к Чарльзу Диккенсу. Некоторые сказки Андерсена как раз соприкасаются с этим автором. Там, где Андерсен не слишком сказочен, а Диккенс, наоборот, сказочен. Скажем, «Рождественская песня» и «Девочка со спичками». Эти произведения созданы в одном ключе.

– С. З.: Вы всегда хотели быть книжным иллюстратором?

– А. А.: В последние годы учебы в институте я из чувства юношеского протеста пошла в мастерскую плаката. Тогда это была самая современная, прогрессивная мастерская. И я до сих пор благодарна своим преподавателям и этой школе: это мне многое дало в профессиональном плане.

– С. З.: Как Вы считаете, в чем миссия, предназначение книжного художника-иллюстратора?

– А. А.: Иллюстрации преобладают в основном в детских книгах. Поэтому основная задача художника-иллюстратора в детской книге – привлечь ребенка к чтению.

Как можно заставить ребенка читать? Заставить можно, только сделав книгу привлекательной, чтобы хотелось взять ее в руки, открыть. Чтобы те образы, которые сделал художник, «зацепили». Заставить посмотреть – гораздо легче, чем заставить прочесть. Поэтому первая задача – сделать книгу для ребенка привлекательной в сфере иллюстрации. Ну а по большому счету, конечно, создать образ, параллельный литературе. Он, естественно, не должен дублировать произведение, но он может помочь проникнуть в литературный образ, который дает писатель, и создать свой мир, не противоречащий тексту, а дополняющий его.

– С. З.: Мне очень близки рассуждения Диодорова о художнике: «Художник-иллюстратор – это переводчик с языка писателя на язык сердца красоты». Действительно, важно найти эту связующую нить…

– А. А.: Да, потому что книга – это не просто текст, а результат работы и писателя, и художника. Ведь художник может быть не только иллюстратором, а, скажем, еще и дизайнером книги, который создает из нее замечательное произведение, дизайнерское. Именно тогда книга и становится книгой, а не просто текстом, который может существовать в виртуальном пространстве.

– С. З.: А как Вы работаете над иллюстрацией, что для вас важно?

– А. А.: Я много работала над произведениями, написанными в XIX веке. Моя задача состояла в том, чтобы все сделать достоверно, не только эмоционально, но и документально. Поэтому я всегда изучаю все, что может быть связано с книгой: время, обстановку, костюмы, лица. Получается всегда очень по‑разному, потому что действие одних сказок происходит в XVIII веке, других – в XVI веке. Бывает разная архитектура, она тоже должна соответствовать тому времени, в которое происходит действие. Я стараюсь много читать и о самом авторе: его биографию, исследования, а также другие его произведения.

– С. З.: Анастасия Ивановна, за вашими плечами – сотни иллюстраций к различным произведениям. Какие из них Вы считаете наиболее удачными, любимыми?

– А. А.: Я считаю, что это работы к тем произведениям, которые получились не совсем сказочными. Это иллюстрации к «Девочке со спичками» Г. Х. Андерсена и к Чарльзу Диккенсу. Есть несколько удачных иллюстраций к сказке Оскара Уайльда «Великан-эгоист». Когда за плечами такое количество работ, на многие не хочется смотреть – думаешь: вот это не так получилось, этим я недовольна, это вообще убрать подальше…

– С. З.: Но в целом Вы считаете себя художником детской книги?

– А. А.: Да, я бы назвала себя художником «старшего детства» – для ребят 10–13 лет, тех, кто читает более сложные тексты.

– С. З.: А как складывается Ваша преподавательская работа в Строгановском институте?

– А. А.: Я третий год преподаю в Строгановке на кафедре «Искусство графики», рассказываю о книге и книжной иллюстрации. И студентов в последние годы становится все больше. Могу сказать, что много талантливых ребят, которые себя проявляют как очень оригинальные, интересные художники. Будем надеяться, что в дальнейшем им удастся развернуться. Мы им предоставляем возможности участвовать в конкурсах, показывать свои работы на выставках.

Детская книга и юный читатель

– Г. Г.: Я помню высочайший уровень советской детской книги. Потом начались переломные 90‑е, когда вообще было непонятно, что происходит с книгой. Сейчас все же детская книга стала более качественной. Как Вы оцениваете текущее состояние детской книги?

– А. А.: Все находится в движении: где‑то становится хуже, где‑то лучше. Но в целом главное, чтобы к книге не ослабевал интерес, чтобы она оставалась такой же значимой для общества и не уходила на десятый план.

Я вхожу в состав Исполнительного комитета Международного совета по детской книге (IBBY) и хорошо представляю себе, что происходит в разных странах, как там относятся к детской книге. У нас, например, торговые компании определяют, какие книжки нужны, какие будут продаваться и т. д. Это же в корне неверно, этого не должно быть!

За рубежом существуют НИИ, специалисты, которые изу­чают не спрос (что купят?), а что нужно для воспитания, образования, в частности эстетического. Находят талантливых художников, писателей, поддерживают их. Существует много специализированных конкурсов и журналов.

Во время проведения Международного конгресса в Копенгагене сама королева Дании вручала художнику и писателю премии имени Андерсена. В Японии – императрица. Это все происходит на самом высоком уровне. Там думают о детях, о том, какими они вырастут, что из них получится. У нас на книгу часто смотрят потребительски.

Снежная Королева

 Г. Х. Андерсен 
«Снежная Королева»

Рождественская песнь

Чарльз Диккенс
«Рождественская песнь»

– Г. Г.: Если завтра у нас Д. А. Медведев начнет вручать эти премии, что‑то изменится – в обществе, в стране?

– А. А.: Премии – это вишенка на торте. Конечно, мы не изменим всё общество. Но наша задача, как специалистов в интеллектуальной сфере, состоит в том, чтобы направлять книгоиздание, чтобы мы, а не торговцы, решали, какие книги нужно издавать.

– С. З.: Последняя выставка Non/fiction показала, что «новая детская книга» нужна, что у нас есть замечательные новые проекты в этой сфере.

– А. А.: Я стараюсь внести в это дело свою лепту. У нас есть объединение художников-иллюстраторов. Мы стараемся устраивать выставки, поддерживать, налаживать контакты. Недавно по нашей совместной с РГДБ инициативе была создана ассоциация «Растим читателя».

Я состою в Международном совете по детской книге и стараюсь продвигать наши издания за рубежом. На книжной ярмарке в Болонье мы уже несколько лет делаем российский стенд, на котором представляем лучшие образцы российской детской книги и иллюстрации. И эти книги востребованы, покупаются права на них, художники получают договоры.

Недавно мы открыли выставку художников из Северной Европы в РГДБ. Здесь представлены работы из Норвегии, Финляндии, Дании, Швеции, Исландии. А за рубежом показываем работы наших художников. Важно, чтобы этот процесс был двусторонним, нам необходим обмен опытом и знаниями.

– С. З.: А есть ли отдельный конкурс, посвященный детской книжной иллюстрации?

– А. А.: Мы как раз думали сделать подобный конкурс. У нас уже 10 лет существует очень хороший конкурс, где я являюсь председателем жюри, – «Образ книги». Одна из номинаций в нем – «Детская книга».

– С. З.: Может быть, действительно пришло время сделать отдельный полноценный конкурс по детской книге?

– А. А.: Да, конечно! Вот, например, «РОСМЭН» проводит свой очень хороший конкурс. Но они в первую очередь ищут авторов для себя, что вполне естественно. Мы стараемся придерживаться объективности и искать разнообразие, поэтому у нас издатели не входят в жюри, а только художники.

– С. З.: Конкурсу в этом году исполняется 10 лет. Как, на Ваш взгляд, менялся «образ книги» за это время с точки зрения художника-иллюстратора?

– А. А.: Очень вырос уровень дизайна. Если сравнить, каким он был 10 лет назад и теперь, можно сказать, что книжный дизайн стал более художественным, профессиональным и интересным. «Доморощенных», безвкусных книг становится все меньше, хотя массовый уровень в детской книге остается…

В конкурсе «Образ книги» – разные номинации: «Художественная литература», «Детская книга», «Книжный дизайн». Очень интересная номинация «Новые имена», в ней могут принимать участие молодые художники, те, кто еще только учится. Молодых надо поддержать, чтобы их заметили издатели.

– С. З.: Как Вы считаете, российская книжная иллюстрация развивается в целом в русле европейских традиций или есть специфические особенности?

– А. А.: Мы находимся в русле общемировых тенденций. Молодые художники теперь всё видят, знают. Если художник талантливый, интересный, то не важно, где он живет. Но своя школа у нас все же заметна, потому что рисованию, академическому рисунку практически нигде в мире сейчас не учат.

– С. З.: Вернемся к детской книге. Хорошо, что создана ассоциация «Растим читателя». Анастасия Ивановна, а Вы как художник-иллюстратор, мама, бабушка что бы ответили на вопрос, как вырастить маленького читателя?

– А. А.: Нельзя заставлять. Это порождает сразу противоположную реакцию. Будешь заставлять – в ответ будет сопротивление. Только через любовь. Нужно, чтобы книга была привлекательной, чтобы ее хотелось рассмотреть, прочитать.

– С. З.: У Вас две внучки, они любят читать?

– А. А.: Да, моим внучкам 7 и 8 лет. Они читают. Очень любят Виктора Лунина, могут по 10 раз перечитывать его книги. Конечно, читают классиков. Старшая внучка любит стихи С. Я. Маршака. Из нынешних поэтов нравятся стихи Насти Орловой, Андрея Усачева.

И, конечно, иллюстрация для детской книги очень важна. Мастерство художника здесь не менее важно, чем мастерство писателя.

– С. З.: А школа должна формировать культуру книги и чтения?

– А. А.: В школе учебники старомодные, некрасивые, их не хочется читать, не хочется брать в руки. Они напечатаны на плохой бумаге, там плохие полоса набора, шрифт, иллюстрации. Это порождает противодействие: что угодно, только не это. Тексты бывают хорошие, а вот оформление и иллюстрации, подача – ужасны.

– Г. Г.: Каковы Ваши предпочтения в книгах? Что Вы читаете, что Вам близко?

– А. А.: У нас много действующих хороших художников из разных поколений. Я люблю Николая Устинова, Анатолия Иткина, Николая Попова, Александра Кошкина, Александра Антонова, Викторию Фомину, Игоря Олейникова, Бориса Диодорова… и это не всех я перечислила, конечно же. Совсем молодых тоже немало очень талантливых, не хочу называть, чтобы не обидеть тех, кого не упомяну, – в рамках этого интервью невозможно назвать все фамилии. Они правда многообещающие, я жду от них новых работ.

Я достаточно читаю с профессиональной точки зрения и могу сказать, что у нас много хороших детских современных авторов: Наталья Волкова, Андрей Усачев, Артур Гиваргизов, Станислав Востоков, Виктор Лунин, Ая Эн… опять же, всех не назовешь.

Кино, лошади и прочие семейные радости

Анастасия Архипова

– Г. Г.: Анастасия Ивановна, Вы любите кино, и есть ли у Вас любимые режиссеры?

– А. А.: Конечно! Федерико Феллини очень люблю… «E la nave va» – «И корабль плывет».

– Г. Г.: Неожиданно… А почему нравится этот фильм?

– А. А.: В нем найден очень необычный художественный образ. Очень зрелищный, визуально яркий и без какого‑то натурального хода.

Питер Гринуэй нравится очень. Он большой художник! Какие‑то фильмы Вима Вендерса запомнились. Из последнего могу отметить картины американского венгра Джима Джармуша.

– Г. Г.: А кроме кинематографа, чем увлекаетесь, чем «дышите»?

– А. А.: У меня сейчас настолько жесткий график жизни, что мне некогда «дышать», честно говоря. В юности, когда было больше свободного времени, увлекалась конным спортом. Ездила верхом. Соответственно, следила за всем происходящим в этой сфере. Я и сейчас немножко слежу, но уже не так, уже не езжу. Но я живу напротив ипподрома! С детства я смотрела на этих лошадей, которые у меня перед домом бегали. И меня маленькую, естественно, водили туда гулять.

– С. З.: А когда в первый раз сели на лошадь?

– А. А.: Ну, как все детки – в зоопарке на пони, но это не считается. А осознанно – когда заканчивала институт. Я наконец решила, что надо попробовать. Мы пошли целой компанией, а потом я стала ходить одна, стала профессионально заниматься с тренером.

Это был очень интересный и важный этап в моей жизни. Я любила ездить верхом на лошадях, я просто восхищалась ими. Помимо того, что лошадь – это прекрасное существо, занятия конным спортом оказывают большое влияние на формирование личности. На меня, например, это очень повлияло. В детстве я была послушной девочкой, на меня очень давили со всех сторон своей любовью. А когда ты ездишь верхом, то учишься себя контролировать, настаивать на своем, доводить начатое до конца. Это заставляет понимать, как работать с окружающими, как преодолевать свой страх. Необходимы самодисциплина, преодоление внутреннего сопротивления.

Общение с животным – это искусство. Еще один из уроков, который я извлекла, – это по‑другому относиться к людям, по‑другому их оценивать, в первую очередь по личностным качествам, вне зависимости от принадлежности к какой‑либо социальной группе.

– С. З.: А вот интересно, как лошади повлияли на Вас как на художника?

– А. А.: Очень повлияли! Мне приходилось довольно много рисовать лошадей в моих сказочных иллюстрациях, и я старалась этот опыт применить. Конечно, я изучала все: и снаряжение, и как сама лошадь устроена, как она движется. Но главное – это формирование отношения к жизни.

– Г. Г.: И как долго длилась профессиональные занятия с лошадьми?

– А. А.: 10 лет. Это был большой и счастливый период жизни. А потом появились дети… жизнь поменялась, наступили 90‑е – время больших перемен, все стало другое. Тренер – Татьяна Львовна Куликовская, замечательная спортсменка, у которой я занималась, – ушла. Все уже было не так, как раньше. И мои занятия завершились.

– С. З.: Анастасия Ивановна, какие у Вас предпочтения в еде, что любите готовить?

– А. А.: Грузинскую кухню очень люблю. В советское время вообще было принято: дома регулярно и сами готовили. Приезжали знакомые из Грузии, готовили дома хачапури и баранину со свежей зеленью.

– С. З.: Вообще любите готовить?

– А. А.: Не то что безумно люблю, но с удовольствием готовлю. Я знаю, что некоторые терпеть не могут, это их раздражает; меня – нет.

– С. З.: Какие у Вас любимые домашние блюда?

– А. А.: Одно из любимых – это лобио. Зеленые салаты всякие тоже готовим с удовольствием, овощи в разных видах. На пасху всегда куличи печем. Моя прабабушка прекрасно их пекла и передала маме свой рецепт. Специальные рецепты были, специальные маленькие куличики для детей делались, несколько видов пасхи – это была целая история.

– С. З.: Какие еще семейные традиции сохранились?

– А. А.: Пожалуй, Пасха – самый главный праздник. Ну и Новый год, конечно. Все дни рождения. Но Пасха – это что‑то особенное!

– С. З.: Сейчас у Вас большая семья?

– А. А.: Сейчас опять большая. Конечно, ушли бабушка, дедушка, дядя, отца давно уже нет в живых. Сейчас только мама моя осталась из старшего поколения. Но у меня двое детей взрослых. У дочки еще две девочки. Еще моя сестра со своим мужем и ребенком. Поэтому наша семья по‑прежнему большая.

– Г. Г.: Вы много путешествуете. Какие страны Вам ближе, какие впечатления от поездок?

– А. А.: Я очень люблю Италию. По Европе вообще много путешествовала – Германия и Франция прекрасны. Несколько раз была в Южной Корее, Китае. Это новые для меня впечатления. Бразилия мне очень понравилась: удивительная страна, природа. Архитектура – потрясающая, растительность – необыкновенная.

Южная Корея очень интересная, здесь какая‑то необыкновенная энергия жизни. Кстати, в этой стране фантастически заботятся о детях: библиотеки, музеи, кружки с детьми, конкурсы, исторические программы. Они же учредили Международный конкурс иллюстрации к детской книге, в котором в этом году трое наших художников получили заслуженные награды. Это Анна Моргунова и две совсем молодые девушки – Ксения Родькина и Светлана Махрова.

– С. З.: Какие задачи перед собой ставите в этом году?

– А. А.: Сейчас по заданию Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям активно готовим российский стенд для книжной ярмарки в Болонье. Часть экспозиции будет посвящена Владимиру Лебедеву и русскому авангарду. Планируем рассказ о его творчестве и учениках, о том, как они до сих пор влияют на современную русскую иллюстрацию. Эту презентацию делаем совместно со специалистом из Библиотеки иностранной литературы Ольгой Мяэотс и издательством «Арт-Волхонка». В нашей программе будут и презентации разных издательств, выпускающих детские книги, и выставка современных художников, и рассказ об ассоциации «Растим читателя» вместе с директором РГДБ Марией Веденяпиной, и много всего другого.

В этом году будем проводить юбилейный десятый конкурс «Образ книги» – ответственное дело.

Выставки будем проводить наших художников. Принимать новых членов в секцию книжной графики – каждый год к нам приходят молодые иллюстраторы и дизайнеры.

У меня также большая собственная работа – иллюстрирую уже третью книгу китайского автора, на этот раз совсем не сказочника Сю Лю. Вся книга строится на разворотах с иллюстрациями, текста в ней не очень много.

– С. З.: Вы считаете себя счастливым человеком? Что для Вас значит это понятие – «счастье»?

– А. А.: Конечно, я очень даже счастливый человек. Жизнь сложилась так, что я занимаюсь любимым делом. У меня пока хватает сил, чтобы осуществлять свои замыслы. Я могу кому‑то помочь, кого‑то поддержать, у меня много друзей, с которыми я счастлива общаться, рядом родные, близкие мне люди. Я люблю свой дом, город, в котором живу, имею возможность путешествовать, встречаться с коллегами – замечательными художниками… Хочется думать, что удастся еще сделать что‑то в работе и видеть счастливыми своих детей.

Беседовали Светлана Зорина и Георгий Гупало.


© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», № 3 (145), апрель, 2017



Еще новости / Назад к новостям