Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

А.И. Вислый: «Библиотека – это место, где читают книги в тишине»

А.И. Вислый: «Библиотека – это место, где читают книги в тишине»
Вислый Александр Иванович, Директор Российской государственной библиотеки
05.10.2012 В апреле 2013 года первая публичная библиотека в Москве, ныне Российская государственная библиотека (бывшая Ленинка), будет отмечать свое 150‑летие. Празднование приурочено ко дню рождения графа Румянцева, с коллекционного собрания которого, перевезенного из Санкт‑Петербурга в Дом Пашкова, и началась библиотека, распахнув свои двери читателям зимой 1863 года. За 150 лет фонд библиотеки вырос с 28 тысяч до 43 млн единиц хранения. Огромный информационный прорыв! И, конечно, предстоящий юбилей – замечательный повод для обсуждения планов, надежд и чаяний, в том числе и на такое близкое и светлое цифровое будущее… Жаль, но именно пресловутая цифра очень несвоевременно, в момент утраты книгой своих позиций в российском обществе, разделяет книжников на два лагеря, мешает взаимопониманию и необходимой консолидации сил для решения по‑настоящему важных проблем отрасли. Так что вместо логичных в данном случае поздравлений и пожеланий здоровья и успеха основной темой разговора главного редактора «КИ» Светланы Зориной и директора Российской государственной библиотеки Александра Ивановича Вислого стали возобновившиеся дебаты по очередным поправкам в ГК РФ.

– За 150-летнюю историю РГБ сделано много для сохранения книжного культурного пространства в  нашей стране, но развитие информационных технологий ставит новые цели, меняет процессы, наше окружение и нас самих. Каковы задачи сегодняшнего дня? 

– Задача любой библиотеки  – в  любое время предоставить пришедшему читателю книжку, неважно, в каком виде – печатном или электронном. И отличие библиотеки от всех других способов получения информации заключается в том, что в библиотеке это можно сделать бесплатно. Собственно говоря, бесплатность чтения является главным завоеванием библиотек, о  чем сегодня благополучно забыли. Если говорить о будущем, то, с моей точки зрения, библиотека должна иметь возможность сказать пришедшему читателю буквально следующее: вы можете сесть за компьютер и про- читать то, что вам нужно, прямо здесь, сейчас, сию секунду; если не хотите читать за компьютером, пожалуйста, оставьте заказ, и, независимо от того, где сейчас находится печатная копия, вам ее привезут через два часа, или через 15 минут, или на следующий день. Эту альтернативу библиотеки должны обеспечить читателю. Если у нас получится – значит, будет у библиотек будущее, не сделаем – будет хуже. 

– Сейчас читатель все больше времени про- водит в интернет-пространстве и зачастую пред- почитает получать знания, лежа на диване…

– Скорее всего, бесплатно читать любую книжку, лежа на диване, не является справедливым поступком по отношению к издателю, правообладателю. Человек должен пойти в магазин, заплатить деньги и только после этого спокойно читать там, где ему нравится. И  в  электронной среде в  этом смысле ничего не должно измениться. Это тот же самый читатель. И если он хочет почитать книжку на диване, он должен заплатить. При этом часть заплаченных денег должна дойти до правообладателя. Но если он хочет читать электронную книгу бесплатно, тогда пожалуйста  – приди ножками в библиотеку. 

– Электронная коллекция РГБ  – одна из  самых больших в России и одна из самых востребованных наряду с  eLibrary сегодня. Каковы текущие планы по расширению электронной библиотеки РГБ?

– В  настоящий момент есть Указ Президента РФ, предписывающий ежегодно включать в Национальную электронную библиотеку не менее 10% актуальной литературы. Если в 2011 году было издано 120 тысяч наименований, то, соответственно, в этом году мы должны добавить не менее 12 тысяч наименований книг. Иными словами, при нынешнем состоянии закона об авторском праве мы должны выкупить права на эти 12 тысяч книг у  правообладателей, издателей, авторов, обеспечив тем самым выполнение Указа Президента РФ. К  этим произведениям будет предоставлен бесплатный доступ в стенах библиотеки. Чем мы сейчас и занимаемся на выделенные Министерством культуры деньги. 

– А  каковы приоритеты среди этих 10%? Наверное, в  первую очередь будет интерес к научно-образовательной литературе? 

– Конечно. Мы даже и  не будем пытаться получить права на художественную литературу. Потому что, в  принципе, у  читателя есть возможность купить электронную копию литературно-художественной книжки в  том же «ЛитРесе», легально. Хуже  – с  научно-образовательным контентом, вот его мы и будем покупать. 

Более того, у  нас есть договор с  «ЛитРесом», и  любой читатель РГБ в  ходе поиска нужной ему информации может обращаться и  к  электронной библиотеке, и  к  электронному собранию диссертаций, и  к  каталогу «ЛитРеса». Читатель может перейти по ссылке на «ЛитРес» и  любую из  его книг почитать. Но за год было лишь 839 обращений к  этому каталогу, причем максимальное количество обращений (59) – в раздел «Кулинария». Для нас это абсолютный ноль. Сегодня мы платим «ЛитРесу», но при таком количестве обращений, вероятно, откажемся. Конечно, эта компания де- лает абсолютно правильную вещь. И  ясно, что их книги востребованны, но покупаются именно с тем, чтобы читать для души. А чтение с точки зрения образования, повышения профессионального уровня, карьеры и так далее – это другое чтение, другие книги и другой читатель. И для этого читателя никто ничего пока не предлагает. 

– Как РГБ отслеживает именно научно-образовательный контент? 

– Очень просто  – по Библиотечно-библиографической классификации (ББК). Но нужно понимать, что мы не пользуемся как библиотека тем индексом ББК, который указывает на книге сам автор или издатель. У нас собственный отдел классификации, где квалифицированные специалисты пользуются своими методиками по соотнесению содержания книги конкретному индексу. Там ошибок мало.

– Последние два года и  особенно активно сейчас, в  сентябре, обсуждаются поправки в  IV часть ГК РФ. Как показал итог очередной дискуссии, прошедшей на ММКВЯ, библиотеки и  издатели опять оказались по разные стороны баррикад. Как Вы прокомментируете новую редакцию статьи 1275 ГК, предусматривающую право свободной оцифровки научного и  образовательного контента библиотеками? 

– Если такое право будет предоставлено библиотекам,  то, естественно, мы будем оцифровывать научно-образовательную литературу в большем объеме. Это будет не 12, а 40–45 тысяч наименований в  год. Но в  данном случае поменяется только скорость прироста электронного фонда, радикально для библиотек ничего не изменится. Ведь условие использования цифровых копий в  этих поправках осталось неизменным: только в  помещении библиотек, только на безвозмездной основе и  без возможности создать вторую копию. То есть если человек захочет этим воспользоваться, он все равно должен прийти в библиотеку. Я не до конца уверен, что в текущей редакции эти поправки пройдут. И на самом деле не принципиально, пройдут они или нет, ведь речь идет лишь о скорости прироста электронно- го фонда библиотек. Но с  другой стороны, за повышение скорости оцифровки мы платим тем, что правообладатель чего-то недополучит. Я  даже не знаю, что лучше. Не уверен, что та схема, при которой любая общедоступная библиотека получает возможность что-то оцифровывать, достаточно сбалансирована. Ведь, наращивая электронный фонд, библиотека должна выполнить и  второе условие  – обеспечить доступ к  оцифрованному контенту в  помещении библиотеки без возможности создания второй копии. Сам процесс организации этого для библиотек финансово затратен. Поэтому реально этим правом воспользуются, может быть, несколько крупных библиотек, и всё. Поживем – увидим.

– Главные опасения издателя сфокусированы именно в  области распространения контента: не столь страшна одна копия, сколь дальнейшая ее дистрибуция. Ведь если эта копия будет создана, читателю вполне возможно по межбиблиотечному абонементу получить удаленный доступ из любого читального зала. 

– Я  не вижу такой возможности. В  законе написано: в помещении библиотек без возможности создания цифровой копии. Значит, я не смогу создать цифровую копию и отослать в другую библиотеку. Нет у меня такой возможности, иначе я нарушаю закон. 

Я хотел бы поделиться с вами результатами исследований, которые мы проводим в РГБ. Мы давно ведем электронную статистику читательских запросов и  можем построить топ-100 наиболее востребованных книг нашей библиотеки. Три года назад мы провели небольшое исследование: взяли список из 100 самых спрашиваемых книг в библиотеке и  проверили возможность получения в  интернете электронной копии любой книги любым способом (легальным или нелегальным). Три года назад из нашего списка топ-100 в интернет-доступе было обнаружено 2 позиции. Это позволило нам говорить о  том, что издатели сильно завышают коммерческий интерес к этой литературе и преувеличивают проблемы пиратства. Но ситуация резко меняется. Этой весной мы взяли тот же самый список и  проверили на наличие открытого доступа. Получили уже 49 позиций, причем все размещены пиратским способом и являются, скажем так, творчеством масс. Причем качество всех обнаруженных нами 49 книжек, мягко говоря, ужасное. Если копия размещается в формате img, то естественны только пропуски страниц, но если после сканирования человек еще и распознал и попытался править в этом распознанном тексте, то это ужас. 

Почему такой быстрый рост – с 2 до 49 позиций? Мы связываем это с активным развитием социальных сетей. Давайте представим себе такую ситуацию. Допустим, я студент, у меня есть печатный учебник, я  положил его на сканер и  сделал электронную копию для себя. Я не нарушил даже IV часть ГК, статья 1273 которого предусматривает вариант «воспроизведение в  личных целях». Достаточно не делать книгу целиком, я  и  не деkал. Я  ничего не нарушил, у  меня на компьютере есть электронная копия, я  могу посмотреть ее на своем планшетнике. Но дальше я  зашел в  Facebook и  написал другу: «Слушай, тебе нужно? У  меня есть». При этом в  Facebook я  размещаю не саму электронную копию, а лишь ссылку на файл, находящийся на моем компьютере. Так что и  тут я  пока ничего не нарушил. И  только в тот момент, когда мой друг по этой ссылке заберет файл с моего компьютера, происходит нарушение. Причем нарушаем мы оба. Но догадывается ли тот человек, который это делает, что и когда он нарушает? 

И  как только созданная таким образом электронная копия попадает в сеть, то ситуация становится неконтролируемой. Сегодня можно с  уверенностью говорить о  самопроизвольном формировании канала для появления пиратских копий в интернете, перекрыть который мы не в  состоянии. Это творчество масс, но и  здесь всё далеко не бесплатно. Из обнаруженных нами 49 книг из списка топ-100 примерно 2/3 свободно скачать нельзя. Как это получается? Оказывается, рано или поздно нелегальные копии попадают на файлообменные сервера. И  когда пользователь интернета находит  то, что ему нужно, он видит пометку «можно скачать свободно, но на низкой скорости». Пользователь начинает скачивать на низкой скорости и вскоре понимает, что это удовольствие может растянуться часов на 5. И  тут же файлообменный сервер предлагает: «Заплатив 250 рублей, вы можете получить VIP-доступ и  качать все что угодно на высокой скорости». Сегодня пользователи интернета в  массе своей научились оформлять электронные платежи, 250 рублей – не огромные деньги, и, заплатив требуемую сумму, человек качает нужную ему книгу параллельно с  музыкой, фильмом и  при этом бесконечно доволен. Ясно, что 250 рублей упали на счет компании, которая поддерживает этот файлообменник. И  ясно, что из  этих денег никто из правообладателей ничего не получит. Почему? Потому что компания формально берет деньги не за книгу, а  за  то, что предоставляет высокоскоростной канал.

И, на мой взгляд, для издательского рынка именно развитие социальных сетей и  появление там контента куда страшнее, чем та опасность, которая потенциально может исходить от библиотек. Тем более что к библиотекам всегда можно предъявить претензии, они у  всех на виду и  всё можно проверить. И  уж я-то позабочусь, чтобы копия от меня никуда не ушла. А в социальных сетях эти к пии уже есть. И, думаю, через год, проведя очередной эксперимент, мы получим уже 70–90 позиций в интернет-доступе из нашего топ-100. 

Выпускник мехмата МГУ,
кандидатфизико-математических наук…
с таким образованием – и вдругбиблиотека?

Все очень просто. Именно потому что мехмат, а 
я аэромеханик по специальности,
первые программы я начал писать еще в 1978 году и 
с тех пор все время за компьютером.
Когда учился в университете и аспирантуре,
я занимался в  основном тематикой космического характера.
Была подготовка к визиту на другие планеты,
марсианская программа, рассчитывались траектории
спускаемых аппаратов… потом всё это свернули.
И стало скучно. А рядом находилась библиотека
Московского университета. И без разницы, для чего
было программировать – для библиотечных систем или
для расчета полета в атмосферу. Так получилось, что
с 1986 года я начал работать
в библиотеке Московского университета…
Конечно, время на чтение есть всегда,
потому что всегда существуют командировки, самолеты,
гостиницы. Все зависит от того, где читать.
Если это самолет, поезд, там серьезную книгу не почитаешь.
Поэтому чаще всего это либо фэнтези,
либо детективы – Акунина люблю, Лукьяненко.
А серьезное чтение для меня – Достоевский,
Толстой, в меньшей степени Чехов.
Если есть возможность, я не против и в 
футбол погонять, а так – теннис и фитнес,
еще рыбалка, но очень редко получается.
– Давайте забежим немного вперед и представим себе, что электронная коллекция становится настолько содержательной и  качественной, что читатель уже хочет получать к  ней доступ не только в  стенах библиотеки. Готова ли библиотека предоставить ему такую возможность за деньги? 

– Только в  том случае, если такого рода деятельность библиотеки будет лицензирована. Лицензирована она может быть и  сейчас любым обществом по коллективному управлению авторскими правами. Но почему-то эти общества не выстроились в ряд и не предлагают лицензирование. Наша библиотека готова платить, я бы с удовольствием получил возможность сделать электронную копию для читателя, я  бы взял с  читателя деньги, оговоренные этой лицензией, и  большую часть из них вернул бы этому обществу, чтобы оно расплачивалось с авторами и правообладателями. Но нет же никого! Разговоров только много. Подобные схемы работают за рубежом. Может быть, у нас не пришло время. А так это самый оптимальный вариант. 

– Но те же «Копирус» и  «Контентум» ведут сегодня работы… 

– У авторского общества уже должно быть заключено очень большое количество договоров с  правообладателями. Сколько «Копирус» может заключать в  год договоров? Ну, 1000. Причем очень сложно попасть этой 1000 на читательский спрос. Кроме того, как правило, у  издательств с  автором заключен договор на определенное время – 3–5 лет, по истечении которых все права на произведение возвращаются к  автору. Так что если библиотека получает права на электронную копию,  то по истечении 3–5  лет согласно законодательству она должна эту копию уничтожить либо до окончания этого срока найти автора и переподписать договор на новый срок использования. Понятно, что сейчас такая модель работать не будет. Наверное, что-то будет меняться. 

– Возможно ли дистанционное использование создаваемого сегодня фонда Национального электронного библиотечного ресурса?

– Это зависит от договоренностей Национального библиотечного ресурса с правообладателем. Согласно IV части ГК РФ, каждый правообладатель имеет исключительные права на произведение. А это значит «о чем хочу, о том и договариваюсь». 

Кроме того, на текущий момент фонд насчитывает всего 6000 наименований. Пока идет накопление. Открываться нужно на 20 000–30 000 наименований, с  80 000 возможен выход на самоокупаемость. Потому что 80 000 оцифрованных произведений примерно закрывают всю высшую школу и становятся интересными всем вузам и, соответственно, всем студентам. Только в  этом случае появляется возможность, продавая ресурс, как-то существовать. 

– 23–24 октября 2012  года в  РГБ пройдет ежегодное  совещание руководителей федеральных и  центральных библиотек субъектов Российской Федерации на тему «Формирование и  использование электронных ресурсов библиотек России». Какие вопросы планируются к обсуждению? 

– Ясно, что первый блок  – это правовые вопросы. К  этому моменту, возможно, состоится второе чтение поправок в законодательство, и это будет одна ситуация. Если не состоится,  то будет другая ситуация. Второй блок, и это наиболее важно с  моей точки зрения,  – вопросы координации оцифровки. Если поправки будут приняты,  то эта координация просто необходима, дабы одна и та же книжка не была оцифрована в 1000 библиотеках одновременно. Третий блок – это вопрос программного обеспечения: возможность создания цифровой копии, защита от нелегального копирования и т.д. 

– Сегодняшний читатель в  поисках необходимой информации все активнее перемещается в интернет-среду, а число обычных посетителей библиотеки сокращается. Как в связи с этим меняются стратегические задачи развития и пред- назначения библиотеки? Какой Вы видите библиотеку будущего?

– Если оценивать в  целом,  то снижение количества читательских посещений действительно заметно. Но здесь необходимо разбираться. Например, у  нас количество читательских посещений растет, даже тех, кто приходит ножками. О чем это говорит? О том, что если у библиотеки есть что предложить,  то читатель идет и  читает. А  когда нечего предложить для чтения,  то начинаются проблемы. Понятно, что книги, выпущенные тиражом 500–1000 экземпляров, просто не доходят до региональных библиотек, оседая в  Москве или Санкт-Петербурге, и  межпоселенческие сельские библиотеки комплектуются только тем, до чего могут дотянуться руки библиотекаря. Даже деньги есть, муниципалитет выделяет на покупку книг, но что будет куплено? То, что есть в киоске, в районном центре, скорее всего, будет куплен женский роман, какое-то количество детективов… А  куда, например, идти зоотехнику, что ему делать в  межпоселенческой библиотеке, если литературы по его специальности там нет? В принципе нет. И купить ее нельзя. И  до тех пор, пока мы не решим вопрос, каким образом межпоселенческая библиотека сможет предоставить своему читателю  то, что ему нужно, посещаемость будет падать. Вплоть до закрытия. Такое тоже возможно. Когда глава муниципалитета говорит: «Сколько? Три человека за неделю приходило? А  зарплату какую я  плачу?» И  это тоже аргумент. Поэтому вопрос о  наличии информации в электронном виде и возможность доступа к  ней, включая самые низовые библиотеки, – это на самом деле вопрос выживаемости библиотечного сообщества.

– Согласно плану Минкультуры, как раз по финансированию процесса компьютеризации библиотек все обстоит благополучно. 

– На самом деле нет. В  этом году на подключение библиотек к  Интернету выделено 50  млн рублей. Этого хватило на то, чтобы обеспечить Интернетом несколько регионов в основном на севере, потому что там с этим совсем плохо. Да, сейчас 20–25% библиотек имеют выход в  Интернет. Но оставшиеся 75%, даже если считать только муниципальные и  сельские,  – это 30 тысяч библиотек. И федеральных денег, которых бы хватило на всех, скорее всего, не будет. Получается, что эта проблема перекладывается на муниципалитеты, у которых вполне резонно может возникнуть вопрос: «Зачем я  буду обеспечивать канал для библиотеки? Покажите мне, что вы собираетесь читать, или вы будете просто сидеть в интернете?» Да, в принципе, есть потенциальная возможность подключения к  электронной библиотеке диссертаций или eLibrary. Но какой спрос в межпоселенческой библиотеке на эти два ресурса? Наверное, никакой. Так что вопросы связанные. Если наберется до- статочный контент, тогда и муниципальные власти скажут: «Ага, есть для чего подключать библиотеки и ставить компьютеры». 

– Уже несколько лет обсуждается вопрос постройки нового здания для РГБ. Ситуация как-то меняется в этом направлении? 

– Двигаемся потихоньку. Все зависит от тех порций финансирования, которые выделяет нам федеральный бюджет. Проект готов. Следующая наша задача  – расселение жилого дома, который попал под застройку. Это очень старый, 42-квартирный дом. 27 квартир расселено, осталось расселить 15. Дом Пашкова уже полностью занят. Там сейчас размещаются три очень важных для нас отдела. Это рукописи  – самый ценный наш фонд, а  также фонд звукозаписей и  отдел картографии. Это  то, что касается читательской зоны, которая занимает 95% от дома Пашкова. Кроме того, здесь же размещается наш культурно-выставочный комплекс, где проводятся мероприятия, так или иначе связанные с библиотекой. В год проходит порядка 20–30 мероприятий. 

– Книжные магазины сегодня все чаще выбирают для себя формат культурно-досугового центра, предлагая клиентам не только покупку, но и общение. Как, на Ваш взгляд, должна измениться библиотека с точки зрения предоставления услуг? 

– Конечно, и  конференции с  авторами должны быть, и другие мероприятия, что мы все и делаем. Но все это не должно подменять прямое назначение библиотеки. Библиотека – это место, где читают книги в тишине.

Журнал "Книжная индустрия", № 8, октябрь, 2012


Зарегистрируйтесь, чтобы оставить свой комментарий