Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

23.05.2018

Это Маркс, Карл. Архив российского интеллигента, спрятавшегося от эпохи за теоретиком мировой революции

В Музее современной истории России открылась выставка «Это Маркс?!», посвященная двухсотлетию со дня рождения Карла Маркса. Побывавший на выставке Дмитрий Бутрин нашел там памятник исчезающей науке – отечественному марксоведению.

В состоятельности идеи отметить двухсотлетие выставкой в бывшем Музее революции невозможно усомниться – аргументы в ее пользу можно перечислять на многих страницах. Музей современной истории России – именно то место. Российский государственный архив социально-политической истории, в котором хранятся фонды Института марксизма-ленинизма и некогда существовавшего Музея Маркса и Энгельса, – именно тот уникальный партнер-музей. Май – естественное время для открытия выставки, которую, видимо, не должен пропустить ни один уважающий себя социалист. При входе в особняк выставка «Это Маркс?!» расположена так, что не сразу найдете, – по привычке все идут вправо по лестнице, где их встречает медный лоб революционного броневика. Нет, это надстройка, второй этаж, а Маркс – базис. Естественно, налево! Первый этаж до конца по коридору.

Что оставляет после себя теоретик, активист-организатор, политический журналист и эмигрант? Конечно, запах окисленной целлюлозы: книги, плакаты, рукописи – главное, зачем следует обновлять свое знакомство с марксизмом сегодня. Было все это давно, РГАСПИ не то чтобы совершенно свободен в выставлении всего своего богатства, много фотокопий, зарисовок-представлений советских графиков о быте молодого Маркса. Порой – удивительные плакаты: советская власть едва не на полутора метрах бумаги по диагонали защищает наследие Маркса от ревизионистов Второго интернационала и персонально от ренегата Карла Каутского, знакомого большинству разве что по «Собачьему сердцу», да и то не столько Булгакова, сколько Бортко. «…В печку ее!»: при всем богатстве литературы, представленной в оригиналах, на выставке – Кант! Переводы Маркса под редакцией Плеханова! Автограф Аксельрода! Как-то даже изумляет мощность того потока, который в 1990-е в одночасье смыл почти все наследие советского марксизма. Ведь, право слово, и привлечь праздное внимание толком нечем. Нет, конечно, не то чтобы совсем нечем. Вот, например, первый том первого издания «Капитала» с автографом Карла Маркса – дружеский дар британскому репортеру. Вот даже настоящая чернильница Маркса – неизящная лондонская латунь. Вот какой-то кофейник с чашками из семьи Маркса. Всё.

И довольно быстро понимаешь, что это, конечно, никакая не выставка в память теоретика мировой пролетарской революции. Это памятник советскому марксоведению, занятию некогда почтенному и нестандартному, скудно кормившему десятилетиями многих довольно образованных и не очень счастливых людей. На выставке вы ничего не узнаете о том, как можно, будучи борцом с реакционной диктатурой в Пруссии, обычным репортером и редактором, а также посредственным экономическим теоретиком, стать уже после смерти идолом, первым профилем из четырех на красном знамени, памятником напротив Большого театра по прозвищу Холодильник. Зато вы узнаете, что в Москве некогда был целый диорамно-макетный комбинат. Вот от него макет рабочего кабинета Маркса с трогательными миниатюрными книжечками, снаружи же вполне приличный георгианский дом в Лондоне – интересно, как Маркс в таких интерьерах ухитрялся порой голодать? Вот копия карманных часов Маркса – в самом деле, нужна же в музее точная копия часов Маркса, куда ж без такого наследия пролетарию. Вот модель печатного станка газеты Neue Rheinische Zeitung – примерно один к семи, они были громоздки.

«Манифест коммунистов», первое издание. Генеалогия Маркса с XV века. Труды русских марксистов – изученные в 1970-х вдоль, поперек и по диагонали. Проскальзывает мысль – ну мы же в Английском клубе, намертво приколоченном «Евгением Онегиным» к социально-экономической формации. Ведь Пушкин и Маркс, 1818 года рождения, были, выходит, современники? Да на этой идее можно было в 1967 году кормиться лет пять и даже учить детей – а это же главное. Да и Маркс – дивный материал для работы: Европа, XIX век, мир идей, борьба против цензуры, все живое. Все, чай, не сапоги Котовского.

Но некому уже подарить идею. Марксоведение примерно так же мертво, как и сам марксизм в этой стране. Короткие видеопрезентации на выставке для детей – так что же такое прибавочная стоимость? – вряд ли заинтересуют даже детей из семей, увлеченных левой идеологией. Ростовой портрет Маркса, написанный в 1918 году где-то в Казани, встречает посетителей с растерянной улыбкой потомка трирских раввинов, в домашнем черном халате. История марксизма в музее безмятежно заканчивается в дальнем зале, плакатами, советскими романами «Юность Маркса», историческим многоязычным 114-томником сочинений Маркса и Энгельса, изданным в ГДР в 1972 году. Никакой крови, никакой нищеты, одна окисленная целлюлоза и неизящная чернильница – источники всего, что будет.

Источник: kommersant.ru



Еще новости / Назад к новостям