Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

08.10.2014

Кто изобрел водные раскраски?

Обвинения в плагиате, иски о нарушениях авторских прав – это фактически серые будни книжной отрасли. То министра культуры В. Р. Мединского обвинят в нечистоплотности при подготовке диссертации, то в новостном блоке об очередных заявителях на авторессу «Гарри Поттера» сообщат, а то и сами издатели в суд подадут на незаконное тиражирование собственных книг в электронном формате. Странно, что до сих пор не объявились наследники И. Гутенберга с требованием отчислений по патентному праву их пра-пра-пра-предка. И это не смешно! Иногда встречаются совсем уж курьезные истории…

Несколько лет назад издательство «МОЗАИКА-СИНТЕЗ» стало выпускать водные раскраски для детей. Книги печатались в польской типографии, на основании лицензионного соглашения с польской фирмой. Проект получился удачным, раскраски очень нравились детям и хорошо раскупались.

Звонок Александра Михайловича Гершбейна стал для сотрудников издательства неожиданным. Александр Михайлович утверждал, что он является автором и единственным обладателем исключительного права на изобретение «Способ получения изображения и печатная краска для осуществления этого способа (варианты)» согласно патенту РФ № 2244631. По словам Гершбейна, это изобретение уникально, именно он изобрел технологии печати с помощью флексографической или офсетной печати без увлажнения и печатными красками с водорастворимым красящим составом, при которых обеспечивается печать на бумаге контурных бесцветных рисунков и изображений, цвета которых проявляются под воздействием воды.

Претензии на незаконное использование изобретения от А. М. Гершбейна получали и другие издательства, выпускающие водные раскраски.

– А. М. Гершбейн обвинил издательство «Эгмонт Россия», – рассказывает бывший начальник производственного отдела Сергей Евгеньевич Неронов, – в том, что используется его патент, но он не смог доказать и никогда не докажет, что итальянские производители, с которыми сотрудничает издательство «Эгмонт Россия», использовали его патент. Уверен, что итальянцы используют для водорастворимых красок другую, более качественную краску иного состава.

Обладатель патента направлял претензии и в другие издательства, в частности в «АСТ» и «Росмэн».

Среди полиграфистов и издателей заявления изобретателя вызывали лишь недоумение. Вод­ные раскраски выпускались еще в Советском Союзе государственным издательством «Малыш», краски для их изготовления производил Торжокский завод полиграфических красок. Печатала эти раскраски миллионными тиражами одна из московских типографий начиная с 60-х годов прошлого столетия. Печатались они и за рубежом. А патент на свое изобретение А. М. Гершбейн получил лишь в 2003 году.

– Водные раскраски известны давно, – говорит Виктор Андреевич Зверьков, главный редактор ООО «Издательство «ФЛАМИНГО», – они были до патента. В самом патенте есть два подраздела. Первое – это то, что делается контур, и внутри этого контура наносятся растровые точки, вокруг которых размещаются не видимые глазом краски, проявляющиеся после соприкосновения с водой. Контур черный, и растровые точки тоже черные.

Второй раздел – более специальный и сложный. Это краски, которые используются для визуализации изображения, когда его смачивают водой. Подобных красок в мире довольно много, и мне трудно проанализировать с этой точки зрения новизну или новаторство изобретения Гершбейна. Существует несколько вариантов красителей, которые становятся цветными при взаимодействии с водой.

Но основа патента – черно-белый контур с растровыми черными точками внутри – был известен давно. Такие книги выпускались и в 60-е, и в 70-е годы прошлого века. В чем суть новизны патента, понять невозможно. Взяли известное, вписали в патент и говорят, что это основа основ и это нельзя нарушать. Мне это совершенно непонятно.

Возможно, специалисты заблуждаются, а А. М. Гер­шбейн и в самом деле изобрел что-то новое? Я искренне надеялась, что Александр Михайлович, как увлеченный энтузиаст, расскажет, как он работал над изобретением, как ему удалось получить результат, объяснит, в чем суть и новизна его изобретения и кто его подтолкнул на мысль об организации производства водных раскрасок. Но комментарии А. М. Гершбейна оказались скудными: читайте патент, там все написано.

Патент я, конечно, прочитала, но понять его новизну без специальной подготовки сложно. Тем более что в истории патентов были и курьезные случаи. В 2000 году широко обсуждался так называемый «бутылочный» патент. Его правообладатель предъявлял к пивоваренным заводам претензии на то, что они незаконно используют его изобретение… – бутылку. Конечно, бутылка известна давно, но стеклянный сосуд, изобретенный патентообладателем, отличался от обычной бутылки – поперечное сечение такого сосуда имело форму эллипса или могло быть образовано несколькими параболами и гиперболами.

Другой изобретатель запатентовал «Способ направленной регуляции психоэмоционального состояния человека». Он утверждал, что всем известные рожицы-смайлики используются в телефонах для «регуляции психоэмоционального состояния», потому что запатентован способ использования рожиц, а не сами знаки. «Человек оценивает свое эмоциональное состояние и выражает его с помощью картинки», – настаивал патентообладатель и требовал запретить производителям сотовых телефонов использовать смайлики, ну или платить ему причитающееся вознаграждение за их использование. Так что патент патенту рознь.

– Если прочитать патент Гершбейна, – объясняет Сергей Неронов, – получается, что он запатентовал «способ печатания сплошного линейного контурного рисунка, определяющего границы изображения в целом и его деталей, черной краской, не содержащей цветных красителей, а внутри сплошного линейного контурного рисунка наносят растровый фон с использованием краски, содержащей органические водорастворимые красители различного цвета». То есть в основе патента лежит любой способ печати линейного контурного рисунка черной краской – запатентованы общеизвестные вещи. Патентовать способ получения изображения, которое находится внутри замкнутого черного контура, по меньшей мере странно.

Тем не менее А. М. Гершбейн также считает, что все издательства, которые выпускают водные раскраски, должны либо печатать их в типографии «Теремок», директором которой он является, либо платить ему за использование патента. Александр Михайлович пытается монополизировать российский рынок черно-белых водных раскрасок. Он уверен, что раскраски, произведенные любым другим производителем и по другим технологиям, нарушают его права как изобретателя.

Печатать в «Теремке» издатели не хотят по разным причинам.

– В «Теремке» используют дешевую бумагу невысокого качества, – объясняет Сергей Неронов, – красители и применяемые технологии кардинально уступают материалам мировых производителей. При этом качество продукции оставляет желать лучшего. Цветные красители неровно растворяются под действием воды, а черный растровый фон загрязняет цвет.

– В «Теремке» нас не устроили ни формат, ни качество, – рассказывает Наталья Валерьевна Белова, главный технолог издательства «Росмэн», – мы в основном работаем в формате 60х90 / 8, на более плотной бумаге с высоким процентом белизны. Но и это не главное. Наши раскраски изначально другие: изображение нанесено крупной точкой цветными красками, которые, растворяясь в воде, смешиваются на поверхности бумаги, давая фоновое изображение и различные цвета. Технология Гершбейна позволяет высвободить из контура лишь небольшое количество пигмента; из-за этого изображение блеклое и ограничено в цветовой гамме. Мы предлагали Александру Михайловичу делать раскраски того качества, которое нужно нам, но в ответ услышали много слов о патентах и судах, причем декларировалось, что мы не имеем права даже ввозить продукцию такого характера, хотя в патенте об этом не упоминалось. Не знаю, можно ли запатентовать ввоз; подозреваю, что вряд ли.

Однако для патентообладателя особой разницы, где печатаются книги и используется ли его технология, нет. Тем, кто печатает водные раскраски за рубежом, А. М. Гершбейн направляет лицензионные письма, а получив отказ, подает исковые заявления в суд.

– Мы обсуждали с А. М. Гершбейном возможность печати раскрасок в «Теремке», – рассказывает В. А. Зверьков, – однако предложенные условия нас не устроили. Стало ясно, что мы будем искать другое место для производства водных раскрасок. И Гершбейн меня сразу предупредил, что против всех, кто ввозит раскраски с черным контуром, он возбуждает судебное преследование.

В 2012 году Хорошевский районный суд города Москвы отказал Александру Михайловичу Гершбейну в удовлетворении иска к издательству ООО «МОЗАИКА-СИНТЕЗ» о защите исключительного права на изобретение и возмещении убытков: «Судом установлено, что ответчик осуществляет деятельность по распространению указанных брошюр на русском языке на основании официального соглашения с законным правообладателем лицензии на данные брошюры, брошюры печатаются и оформляются, т.е. фактически издаются, польской компанией с использованием технологии печати и красок, правообладателем которых является компания Brancher. При этом истцом не приведено доказательств, что его патент имеет приоритет перед исключительными правами компании Brancher».

Однако отказ не остановил А. М. Гершбейна: он по-прежнему готов подавать новые иски и доказывать, что исключительное право печатать в России водные раскраски принадлежит ему. И даже зарубежные типографии, сами того не ведая, используют его изобретение; поэтому все издательства, ввозящие водные раскраски из-за рубежа, также должны платить патентообладателю.



© Опубликовано в журнале "Книжная индустрия", №8, октябрь, 2014


Еще новости / Назад к новостям