Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Рынок ЭБС и лицензионные нормативы цифровой обеспеченности вузов

Рынок ЭБС и лицензионные нормативы цифровой обеспеченности вузов
13.01.2013 Рынок ЭБС в течение двух-трех лет, кажется, возник из ниоткуда. Сегодня же он, работающий в сегменте b2b, уверенно обошел рынок продаж электронных книг b2c и продолжает набирать обороты. Цифровая среда исключительно быстро меняет рынки в тех отраслях, которые имеют дело с информацией. И образование не является здесь исключением. Средняя школа, имея дело с простыми информационными формами, с небольшими объемами информации и, по сути, с детским сознанием, сохранила традиционные формы работы с учебником и практически никак не отреагировала на цифровую революцию. Зарегулированность этой сферы и монополия на доступ к рынку позволили сохранить ситуацию под контролем и ограничиться министерскими «экспериментами». 

А вот вузовское образование, гораздо более творческое и наукоемкое, тесно связанное с развитием новой информационной среды и Интернета, решительно развернуло свой информационный рынок. На протяжении 2009– 2011 годов рынок вузовского учебника, процветавший еще недавно, упал почти в три раза в тиражах, сохранив статус-кво в выпуске наименований, и стал стремительно перестраиваться на цифровые рельсы. Именно университетское сообщество сполна воспользовалось свободой Интернета, поставив роль и вклад коммерческих учебных издательств под вопрос. И государственный регулятор решительно подтвердил новый вектор развития, утвердив в качестве лицензионных нормативов вуза необходимость подключения к электронно- библиотечным системам, предоставляющим учебную литературу в цифровом виде. Если электронный рынок b2c в 2012 году оценивается на уровне 260 млн руб. («ЛитРес»), составляя 0,6 % от величины своего сегмента, то рынок ЭБС превышает эту величину, достигая 280–300 млн руб., или 6–7 % соответствующего бумажного сегмента, становясь лидером электронного книгоиздания. 

Более важно другое, а именно то, что цифровой рынок запускает совершенно новые понятия книгопользования и принципы дистрибуции книг. Через несколько лет это приведет к тому, что мы будем воспринимать рынок учебной литературы для ВПО совсем в ином ключе и выстраивать его по совершенно иным правилам, чем сегодня. Свои рассуждения я хотел бы подтвердить некоторыми актуальными социологическими исследованиями. 

Первое, что хотелось бы отметить: у читателя изменилась логика отношения к книге. В условиях информационного переизбытка у специалиста больше нет возможности поштучно покупать нужные книги. Его уже не удовлетворит отдельное издание: в работе необходим доступ сразу ко множеству книг по теме. Он убежден, что этим доступом его должен обеспечить работодатель. К тому же, питаясь уверенностью, что в Интернете все есть даром, читатель начинает оппортунистически отказываться от самой идеи приобретения нужной книги за свой счет. Следствие этого – катастрофическое падение продаж учебной и научной книги в бумаге физическими лицами в последние годы. С другой стороны, работодатель или учебная организация также приходят к пониманию, что качественный информационный продукт они могут требовать от своего сотрудника только при условии предоставления доступа ко всему многообразию актуальной международной информации по этому вопросу. А этот информационный массив радикально расширился: и за счет цифрового «воскрешения» ретрофонда (для гуманитариев), но главным образом за счет того, что стала доступна передовая научная информация в международных базах данных. Задача обеспечения информационным материалом в сфере образования и науки всецело перешла к библиотекам, запустив механизмы ускоренного перераспределения бюджетов от бумажного фонда к цифровому. Это радикально меняет роль библиотек в новом мире, поскольку они становятся единственным эксклюзивным каналом доступа к профессиональной книжной информации. А вот издателю придется труднее. Если раньше издатель делил тираж между b2b и b2c, то теперь ему приходится рассчитывать только на библиотеки. Прежде книга, выходя в тираж и представляя собой товар, была рассчитана на целокупное приобретение экземпляра, в новой же модели (доступа к книжным коллекциям) приобретения книги не происходит. Происходит использование частичного фрагмента книги и, соответственно, оплата этого фрагмента. 

Таким образом, ЭБС представляет собой совершенно новый продукт и способ использования книги. Во-первых, этот продукт рассчитан сугубо на корпоративного пользователя и неподъемен для читателя ни финансово, ни организационно. Во-вторых, он предусматривает пакетный доступ к книгам, «всем сразу», по сути, не покупая книг. 

Таблица 1. Источник: Книжный рынок России. Отраслевой доклад ФАПМК 2011 года

Модель доступа к книжным коллекциям, которые собирает и предоставляет агрегатор, коренным образом отличается от традиционной рыночной модели покупки книг, сохраняющейся в форме интернет-магазина или закупки книжных файлов. Сегодня просто невозможно приобрести все книги по теме. Кто идет по этому пути, гарантирует себе информационную бедность. Если раньше фонды библиотек, насчитывающие миллионы, накапливались десятилетиями, то новая модель позволяет воспользоваться за те же деньги миллионами не старых, а актуальных книг. Можно копить 30 лет на квартиру и затем приобрести ее. А можно воспользоваться банковским кредитом, купив ее сразу, и расплачиваться за нее те же 30 лет. Какой вариант выгодней? Вопрос риторический. Разумеется, второй путь предполагает и от издателя смену поведения: он отбивает вложения не на тираже книги, а на всем коллекционном пакете; возврат средств происходит не разово, за новинку, а на протяжении всего срока пользования книг, по технологии аренды. Именно эта смена финансовых моделей составляет ноу-хау ЭБС как инновационного продукта: впервые без задержек и ограничений доступны сразу все книги, из любого места, в любое время, в любом объеме. 

Процесс трансформации, как это и следовало ожидать, первоначально будет сопровождаться падением продаж и перераспределением рынка, пока не достигнет стабилизации на новой основе. Вузовские учебники – во всем мире наиболее быстро падающий сегмент. Его финансовая модель определяется тиражами, в то время как научная литература в большой степени опирается не только на коммерческие, но на разнообразные источники финансирования. Поэтому научная литература уверенно растет в наименованиях. Интересно другое. Если в традиционном формате учебное и научное книгоиздание балансирует на грани рентабельности, составляя по тиражу лишь 4 % при внушительном количестве наименований – 39 % от книжного рынка, то в электронном книгоиздании оно в настоящее время перехватило инициативу, обеспечивая более 46 % продаж на электронном рынке, причем этот отрыв нарастает (таблица 1). То, что учебное книгоиздание сегодня становится локомотивом электронного рынка, является залогом позитивных перемен в будущем. 

Таблица 2

Особенность этого рынка в том, что он всецело зависит от активности библиотек и их бюджетирования. Экспертные оценки позволяют построить следующие пропорции распределения между различными категориями электронных ресурсов (таблица 2). Если исходить из того, что бюджеты библиотек не будут радикально меняться в ближайшие годы, то увеличение доли, отводимой на ЭБС, с сегодняшних 8 % будет определяющим фактором для роста рынка ЭБС. 

Определяющее воздействие на то, в какой форме стали развиваться отечественные электронные ресурсы, оказали лицензионные нормативы ЭБС, а именно приказ Рособрнадзора № 1953 от 05.09.2011 года. Именно его вмешательству ЭБС обязаны своим быстрым ростом, ведь востребованность легальных электронных ресурсов в России гораздо ниже, чем в развитых книжных странах. Но специфика российского электронно- го книгоиздания обязана приказу № 1953 не толь- ко этим. Если в развитых странах локомотивом электронных ресурсов многие годы служила электронная периодика, то нормативы Рособрнадзора определили, что, во‑первых, электронно- библиотечная система нацелена на агрегирование преимущественно книжных ресурсов, а именно учебной, а не научной литературы. Во-вторых, система мотивирует к созданию универсальных политематических ресурсов, а не нишевых профильных книжных коллекций. В-третьих, требования к ЭБС закладывают синтез книжного и журнального формата, что ставит агрегаторов периодики в двойственное положение. 

Реакцией рынка на эти условия стало формирование следующей архитектуры отечественных электронных ресурсов. В первой волне возникли книжные агрегаторы, представляющие собой крупные универсальные ЭБС, ориентированные на соответствие нормативам ФГОС. Во второй волне были созданы ЭБС отдельных издательств, преследующих целью эксклюзивную продажу собственных изданий и покрытие узкого профессионального сегмента литературы. Одному из этих издательств, «Лани», удалось успешно выйти на рынок агрегаторов, продавая книжные коллекции разных издательств. Самой жизнеспособной оказалась подписка на несколько ресурсов, при которой приобретается доступ к одному универсальному агрегатору и нескольким ЭБС- издательствам. Любопытно, что некоторые из ведущих издательств сделали ставку не на создание собственного канала продаж (ЭБС), а на широкое представление своего контента в разных ЭБС. И эта ставка оказалась оправданной. 

В результате процессов ЭБС-строительства произошло разделение рынка между дюжиной ЭБС, которое на сегодняшний день демонстрирует весьма законченные формы. Сформировались три группы ЭБС. Первый пул состоит из трех крупных агрегаторов, занимающих в совокупности около 50 % рынка. Первое место по количеству подписчиков занимает наш ресурс, ЭБС «Университетская библиотека онлайн». Второй пул – средних универсальных агрегаторов и крупных издателей, занимающих по 7–10 % рынка, среди которых следует выделить ЭБС «Консультант студента», имеющую на сегодня самый крупный чек подписки. Наконец, замыкает дюжину ЭБС несколько вендоров, имеющих до 5 % и находящихся в зоне риска. 

Из влияющих на развитие рынка лицензионных нормативов ключевую роль играют сама обязательность для вуза иметь ЭБС и количественная планка в 2500 учебников и 5000 книг. Не только вузам, создающим собственную ЭБС, но даже издательствам-ЭБС оказалось, как правило, не по силам ее преодолеть. Тем не менее, как показало недавнее исследование, проведенное «Книжной Индустрией» совместно с ЦБК «БИБКОМ», официальные критерии были не очень высоко оценены библиотечным сообществом, получив 3,8 балла из 5. Технические параметры, которые выполняет любая ЭБС, по их мнению, оказались важнее – на уровне 4,8 баллов. Гораздо ценнее, что появляются критерии, не вошедшие в официальные требования, но важные в практике библиотеки. Это обе- спечение профильной литературой, включение трудов профессорско-преподавательского состава, интеграция с АБИС, наличие сервисов и мультимедийного контента. Это дает агрегаторам ориентацию для дальнейшего движения. 

Притом что электронно-библиотечные системы стремительно вторглись в жизнь российского образования, новая модель книгопользования встречает противоречивые отзывы. По социологическому опросу, проведенному ВЦИОМ в августе 2012 года среди студентов, 93 % опрошенных считают ЭБС наиболее современным способом получения информации. Знаковый момент: 45 % студентов предпочитают электронный формат бумажному, в то время как только 18 %, напротив, предпочитают бумажный электронному. Еще недавно было наоборот. Это растет новое, цифровое поколение. В то же время очевидны проблемы, встречающие новый подход. Люди не привыкли пользоваться цифровыми книгами, не отлажены практики использования ЭБС в учебном процессе, слишком фрагментирован контент, предоставляемый ЭБС, по причине вялого сотрудничества со стороны издательств. Поэтому библиотеки, закупающие ЭБС, в большинстве не удовлетворены ими, прежде всего из‑за низкой посещаемости этих ресурсов. Расходуя не более 5–10 % своего бюджета, библиотеки едва ли могут взрастить электронную дистрибуцию, способную репрезентативно представлять весь объем книжного рынка. А до этого момента участникам электронного рынка придется мириться с низким уровнем использования и отказом многих издательств от работы с электронными форматами. В этой цепочке одно звено тесно связано с другим. Но сегодня становится ясно, за какое звено следует тянуть, чтобы привести всю цепочку в движение. 


Зарегистрируйтесь, чтобы оставить свой комментарий