Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Мировая книга в российском канале: «ЁЁ-Медиа» и Ingram

Мировая книга в российском канале: «ЁЁ-Медиа» и Ingram
14.01.2014

В то время как в англосаксонском мире отношения между книжниками и IT-компаниями приближаются к порогу «кто не успел, тот опоздал», в остальных странах ситуация скорее определяется словами «куда бежать и что делать?». Россия оказалась в ряду вопрошающих. В стране создаются стартапы, обслуживающие «не наши» издательства, которые «нашим», в силу различных причин, по большей части неизвестны. «КИ» поставила перед собой амбициозную цель – попытаться наладить между ними коммуникацию, – и для начала встретилась с теми компаниями, которые уже сегодня стали партнерами книгоиздателей и распространителей.

В октябре российская компания «ЁЁ-Медиа» и Ingram, крупнейший мировой дистрибьютор печатного и цифрового контента с американскими корнями, объявили о заключении партнерского соглашения. После прихода в российскую полиграфию немецкого концерна Bertelsmann это, пожалуй, самое весомое событие с участием мирового игрока на отечественном рынке печатных книг. Ведь Ingram – это прежде всего дистрибуция печатных книг, производимых по технологии «Печать по требованию» (ППТ). Особенности партнерства и специфику развития ППТ в России «КИ» попросила прокомментировать Александра Александровича Казанского, генерального директора компании «Книга по Требованию», входящей в группу компаний «ЁЁ-Медиа».

– Александр Александрович, итак, о чем все же договорились «ЁЁ-Медиа» и Ingram?

– Все обстоит именно так, как сказано в пресс-релизе: мы заключили полноценное партнерское соглашение, предполагающее плотную интеграцию каталогов. Ingram расширяет сеть дистрибуции Global Connect за пределы англосаксонского рынка. Россия и страны бывшего СССР стали третьей территорией после Германии и Бразилии, на которую через партнерство с «ЁЁ-Медиа» вышел Ingram. Постепенно весь каталог Ingram – а это около 11 млн наименований книг – станет доступен в России для печати по требованию, а российские книги получат более широкую мировую дистрибуцию. Важно отметить, что Ingram работает с кириллическими шрифтами и, соответственно, книги на русском языке индексируются поисковиками. Всего же в нашем каталоге присутствуют книги на 223 языках мира.

Ingram располагает крупнейшей полиграфической базой цифровых машин для оперативной печати книг по заказу как корпоративных клиентов, так и розничного ритейла, например Amazon’а.

– Ingram и российская компания «Книга по Требованию», подразделение «ЁЁ-Медиа», печатающее книги по технологии ППТ, сотрудничают уже несколько лет. Что же принципиально изменилось сейчас?

– Изменяется масштаб кооперации. Работа с каталогом в несколько миллионов наименований требует развития программного и технологического обеспечения. Кроме того, нам пришлось перестроить наши полиграфические IT-процессы из‑за большего количества форматов, использу­емых Ingram. Но результат себя оправдывает: интерес к печатным книгам по технологии «Печать по требованию» со стороны издателей, авторов и книготорговли растет с каждым годом.

– С какими партнерами, кроме Ingram, Вы еще сотрудничаете?

– Среди наших зарубежных партнеров – университетские библиотеки, архивы, различные фо­нды. С прошлого года к нам стали активно обращаться и отечественные вузы, столичные и региональные библиотеки, институты РАН. Собственные издательско-производственные участки сокращаются или закрываются, оборудование стареет, а преподавателям по‑прежнему надо где‑то издаваться.

Мы активно сотрудничаем с двумя сотнями издательств, которые пользуются нашей системой дистрибуции и печатного производства, благодаря чему у них существует возможность предложения читателям практически всех своих книг, которые когда‑либо были выпущены. Интересно, что стали появляться издательства, которые вообще отказались от традиционной тиражной печати, оставив в своей компетенции только портфель договоров, редактирование, верстку, а всю коммерческую реализацию передали нам.

– «Печать по требованию» – сравнительно новая технология для книгоиздания и вызывает много вопросов. Например, меняется ли объем продаж при переходе на ППТ? Ведь, с одной стороны, присутствует ценовой потолок стоимости книги в рознице, а с другой – цифровая печать по‑прежнему раза в полтора дороже тиражного офсета, даже на небольших (1–2 тысячи) тиражах. Есть ли уже какие‑то данные, которые позволяют оценить, влияет ли способ производства на темп продаж?

– Конечно, о достоверной статистике говорить рано, но похоже, что не влияет. Не надо забывать, что ППТ хороша на «длинном хвосте» издательского портфеля и для узконишевых изданий, тиражная печать которых нерентабельна. Большинство из этих книг раньше вообще не попадали к читателям через традиционные каналы дистрибуции.

Что же касается малотиражной печати – не секрет, что рынок падает, и уже несколько лет книги в целом не расходятся теми тиражами, которые обеспечивают издательствам приличную оборачиваемость. При этом и типографские расходы, и затраты на хранение растут. Вот вам чистый кейс: одно из издательств, о котором я упоминал, в последние 2 года до перехода полностью на ППТ перестало печатать тиражи и стало обращаться к нам. Они работали «с колес», как и многие остальные. Печатали по 20–50 книг и сами поставляли их в книжные магазины. В конце концов решили отказаться и от этой головной боли.

Какова же арифметика? Чистый доход если и упал, то незначительно. Ушел склад, ушло оптовое звено. На книгах, поставляемых в интернет-магазины, выросла маржа за счет роста цены поставки, и хотя маржа от продажи книг в стационарной рознице снизилась, в целом арифметика выглядит вполне сносно.

– Помимо интернет-дистрибуции с какими российскими площадками розничной книготорговли Вы работаете?

– В Москве – это ТДК «Москва», сеть МДК «Арбат», «Библио-Глобус», магазины «Фаланстер», «Циолковский», «Каспер Хаузер» и другие. В Санкт-Петербурге – книготорговая сеть «Буквоед», СПбДК «Дом Зингера», «Лавка писателей». В регионах – книготорговые сети «Магистр», «Чакона».

С книжными магазинами отношения выстраиваются следующим образом: мы предлагаем им каталог для размещения в интернет-магазине – это практически весь наш объединенный каталог. Из него формируется сильно урезанный каталог «для книжной полки». Он составляет около 3 тысяч позиций. Книги физически присутствуют в ассортименте и дозаказываются магазином по мере их продажи. Через день-два после заказа книга оказывается на полке.

– Насколько, на Ваш взгляд, отрасль подготовлена к переходу на ППТ? С какими трудностями Вы столкнулись?

– Издательства, работающие с иностранными правообладателями, по условиям лицензионных соглашений стеснены жесткими рамками по технологиям воспроизведения. Часто в договорах не упоминается «Печать по требованию», т.к. этот способ воспроизводства считается сублицензией с отчуждением прав в пользу третьих лиц и даже с сохранением импринта не допускается. Следовательно, установка такого издания в наш каталог требует пересмотра лицензионного договора.

Кроме того, мы столкнулись с маниакальной боязнью контрафакта. Чтобы исключить возможные обвинения, для всех печатаемых книг, за исключением тех, которые печатаются по заказу издателя, мы ввели индивидуальную кодировку. Каждому экземпляру присваивается индивидуальный порядковый номер, который «зашивается» в штрих-код. Помимо этого, на каждом экземпляре печатается надпись «Произведено по технологии “Печать по требованию”, по индивидуальному заказу, в одном экземпляре».

Это в какой‑то степени помогает снять все вопросы с авторами при расчете роялти и в случае, например, если издательство не выбрало весь тираж, оговоренный в договоре.

Еще одна проблема – учет ISBN и предоставление обязательного экземпляра в РКП. На момент принятия закона об обязательных 16 экземплярах с тиража технологии «Печать по требованию» не существовало. Мы не выпускаем книгу тиражами, и, соответственно, нет основания печатать обязательные экземпляры – но есть предписание представить книгу, который мы выдали ISBN, в учетную систему Российской книжной палаты. По каждому такому случаю принимается решение, согласованное с автором и РКП.

– «ЁЁ-Медиа» – довольно молодая компания и, как любое развивающееся предприятие, переживает бурный процесс роста. Расскажите, пожалуйста, о тех направлениях деятельности, которые объединяет бренд «ЁЁ-Медиа».

– Действительно, мы начинали с компании «Книга по Требованию», которая создавалась как конгломерат IT-компании, цифровой полиграфии и системы дистрибуции, заполнив явно существовавшую на тот момент на российском рынке лакуну. И до сих пор «Книга по Требованию» и связанная с ней дистрибуция остаются стержнем нашего бизнеса.

Ежедневно мы печатаем и отгружаем 4–6 ты­сяч наименований. Компания растет, и естественным образом выделяются специальные направления. Появился PubMix, который предоставляет авторам услуги препресса и дистрибуции. Затем возник сервис Bookvika, где автор может либо напечатать свое произведение «как есть», либо получить полный комплекс редакционно-изда­тель­ских услуг, включая редактуру, корректуру и верстку, заказать дизайн или иллюстрации у профессиональных художников.

В прошлом году, когда к нам потянулись преподаватели и научные работники, мы выделили самостоятельное направление «Нобель Пресс». Это издательский портал, который ориентирован на выпуск учебной и профессиональной литературы, научных монографий, методических пособий и т.п. Такое направление заставило нас наращивать издательские компетенции, и процесс этот успешно развивается.

Растет и развивается парк типографского оборудования: с прошлого года мы начали выпускать книги с цветной печатью. Теперь мы можем печатать медицинские, детские и кулинарные книги, что существенно расширяет возможности для всех – для авторов, издателей и книготорговцев.



© Опубликовано в журнале "Книжная индустрия", №10, декабрь, 2013



Зарегистрируйтесь, чтобы оставить свой комментарий