Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

03.11.2013

Профессиональная и образовательная книга в электронном формате

Алексей Ильин
генеральный директор издательства «Альпина Паблишер»

Константин Костюк
генеральный директор компании «Директ Медиа» и руководитель портала «Университетская библиотека онлайн»


– Алексей, «Альпина Паблишер» на протяжении последних 3–4 лет активно экспериментирует в электронной среде. Если суммировать то, что Вы делаете, каким видам электронной продукции Вы отдаете предпочтение на сегодняшний день?

Алексей Ильин, диалоги
– А.И.: Книга для нас – это просто один из способов передачи знаний, и электронный формат в этом смысле предоставляет нам больше возможностей. Если говорить о модели, которую мы пытаемся реализовать в нашем издательстве, то, по сути, это выстраивание линейки: бумажная книга, затем она же в электронно-текстовом варианте, далее книга reach media, потом – некий обучающий курс и последний, или самый высокий уровень переработки контента – это прикладные программы и мобильные приложения, которые помогают внедрять знания в жизнь. Прикладные приложения – очень важная тема, потому что для нас как издателей очень важно, чтобы знания, которые мы пытаемся передать людям, не лежали мертвым грузом, чтобы человек эти знания использовал на практике, чтобы они помогали ему изменить свою жизнь к лучшему. Это и есть наша цель.

Мы сейчас активно занимаемся тем, что продаем простые текстовые книги в формате epub, и основной фокус нашей деятельности – это мобильные платформы. Да, есть много новых технологий, которые позволяют получать максимум знаний за минимум времени. Но пока что люди готовы потреблять простые электронные текстовые книжки, и когда речь заходит о том, чтобы купить что‑то более сложное или сделать что‑то более сложное, то сразу возникает масса проблем. Конечно, параллельно мы делаем и другие электронные продукты. Например, у нас есть приложение Time Drive, которое помогает переложить методику Глеба Архангельского по управлению временем на повседневную практику, или приложение «HR-эксперт», разработанное известным HR-консультантом Светланой Ивановой, которое помогает внедрять методики подбора персонала. В разработке есть еще несколько подобных приложений, но они высокобюджетны, сложны и для нас это скорее интересный опыт; пока что мы не нащупали бизнес-модель, которая позволяла бы таким приложениям окупаться. Мы как издатели должны понимать, что «нельзя бежать впереди паровоза», потому что люди сейчас не готовы потреблять что‑то радикально новое, усложненное по сравнению с тем, к чему они привыкли. Нужно понимать, что путь к книгам нового поколения будет очень длинным и, возможно, займет десятилетия. В этом году бизнес по продаже стандартных электронных текстовых книг выходит на окупаемость, это направление будет для нас прибыльным. И постепенно к обычным электронным книгам мы будем добавлять дополнительные сервисы – например, тесты для проверки усвоения знаний, функции заметок, интервью с автором и прочие, в общем‑то, базовые вещи. Это постепенная эволюция. Мне кажется, что не стоит очень сильно обольщаться и рассчитывать, что мы уже сейчас сможем что‑то такое изобрести, что произведет фурор на рынке. Наша задача сейчас – пробовать, предлагать новые продукты аудитории, собирать обратную связь, переделывать, подкручивать и снова предлагать, проще говоря, набираться опыта.


Люди сейчас не готовы потреблять что-то радикально новое.



– Константин, согласны ли Вы с Алексеем? И в чем, на Ваш взгляд, причина столь медленного и «осторожного» развития российского образовательного продукта в электронной среде?

Константин Костюк, диалоги
– К. К.: Я бы консолидировался с Алексеем, все‑таки издатель – это не продюсер, и нам вообще не стоит ожидать, что книга совсем исчезнет и возникнет нечто новое, интерактивное, игровое. Всему своя мера, и если очень далеко уйти от книги, то получится обучающая программа, и рынок таких программ уже существует, есть специалисты, технологии, но это немножко другая история. Книжники же работают с текстами, информацией, знанием. И это основа культуры и нашего рынка. Другое дело, что текст можно сделать интересней, обогатив его дополнительными элементами – иллюстрациями, тестовым режимом и пр. И здесь, конечно, электронная среда позволяет существенно больше «бумаги». Но я бы обратил внимание на другое – на низкую культуру подготовки простого электронного текстового издания. Сегодня около 70 % тех, кто читает книги, читает их в том числе в электронном виде. А качество издательской обработки распространяется от силы на 10 % процентов лицензионного электронного книжного ассортимента. Остальное – как правило, неокультуренные, пиратские отсканированные или распознанные копии бумажных книг. Нам нужно просто начинать доминировать, вытеснять некачественный контент. Издателям нужно бороться за электронный рынок и выстраивать его, поскольку проблема сегодня не в том, что не читают, а в том, что всё меньше читают книгу. Читают сайты, пишут в сетях. Электронное издание, которое приходит на смену книге, – не обязательно электронная книга. Сайт – это тоже электронное издание. За то, чтобы электронное издание было электронной книгой, еще надо побороться! И здесь, конечно, необходимо плотное взаимодействие агрегатора и издателя. Мы как агрегаторы помогаем издателю утвердиться в электронной среде, если необходимо, конвертируем тексты в электронный формат, занимаемся их дистрибуцией, что само по себе предполагает много дополнительной работы: корректура, верстка, создание метаданных для книги, привидение ее в комфортный для чтения вид, разработка различных приложений для продвижения изданий и т.д.

– Алексей, как Вы считаете, подготовка контента под различные платформы – это квалификация издателя, или здесь необходимо взаимодействовать с дистрибьютором контента, чтобы переложить часть в том числе и финансовых затрат на плечи распространителя?

Алексей Ильин, диалоги
– А. И.: Если речь идет о том, чтобы переводить книги в наиболее распространенный сегодня электронный формат epub, то это не сложно. Мы за полгода обучили верстальщиков, и теперь создание файла в этом формате является обязательным завершающим технологическим этапом в подготовке книги для печати. Конечно, издание сложных книг, которые относятся к разряду reach media (с использованием технологий Flash, Java, CGI, DHTML) или электронных приложений, требует квалификации, которая выходит за рамки стандартной издательской деятельности. Мы столкнулись с этой проблемой и поняли, что с помощью аутсорсинга она решается плохо, потому что используются, как правило, низкоквалифицированные кадры из Белоруссии. И для нас выражение «белорусский программист» стало нарицательным и означает людей, которые срывают сроки и делают что‑то некачественное. В итоге мы создали компанию, которая управляет всем цифровым контентом нашей издательской группы. «Alpina-digital» – это, по сути, наше совместное предприятие с достаточно известным разработчиком мобильных приложений «REDMADROBOT». Они «влили» своих программистов, свой опыт в плане создания электронных продуктов, а мы привнесли контент и понимание потребностей целевой аудитории. И сегодня «Alpina-digital» является оператором нашего приложения «Бизнес-книга», управляет разработкой и продажами нашей деловой электронной библиотеки, а также является агентом всех издательств нашей группы по продаже электронных текстовых книг. Мы считаем, что наши электронные книги должны продаваться по максимальному числу каналов, и здесь встает вопрос защиты. Константин уже затронул важную проблему пиратства. И, на мой взгляд, именно пиратство является главным препятствием для развития рынка качественных электронных книг. Оно подрывает экономическую основу издательских инвестиций в электронные продукты. Вкладывая, мы хотим получить определенный доход, но когда речь идет о конкуренции с огромным количеством бесплатного контента, пусть и низкого качества, то издатель всегда заведомо в проигрыше. Мы очень рассчитываем на то, что антипиратский закон будет действовать и в отношении электронных текстовых книг. Это позволит нам немножко расчистить поле и создать полноценный рынок.


На мой взгляд, именно пиратство является главным препятствием для развития рынка качественных электронных книг.



– Мы действительно возлагаем на этот закон серьезные надежды, и это стало бы прорывом для развития рынка электронной книги в России. Но в то же время сегодня, когда мы говорим о реальной альтернативе пиратским ресурсам, это, конечно же, расширение ассор­тимента и улучшение сервиса, предоставляемых книг.

Константин Костюк, диалоги
– К. К.: На сегодня существует два типа приложений: приложения как самостоятельные издания, обогащенные интерактивом, и приложения, которые обеспечивают доступ к большому количеству электронных книг. Ясно, что приложения первого типа – это точечные проекты, каждый из которых очень сложно донести до миллионной аудитории и таким образом выйти на окупаемость. Агрегаторы же занимаются созданием именно второго типа приложений, которые доставляют книги потоком. И до сих пор не все еще понимают, в чем функция агрегатора, ограничивается ли он просто сбором контента, т.е. является книгораспространителем в традиционном смысле слова, или это некое новое явление? Я считаю, что, агрегируя электронные издания, создавая нелинейные опции, бонусы, мы уже получаем то, чего раньше никогда не было, совершенно новый продукт – электронную библиотечную систему. Как пример я бы привел эволюцию научной периодики в электронном пространстве. В свое время ее также начали агрегировать, создавать базы данных. На основе этих баз данных стало легко отслеживать перекрестные ссылки, возникли базы данных цитирования. И вот сегодня мы уже видим, что вся научная общественность ведущих стран мира начинает ориентироваться на рейтинги цитирования, это определяет политику в области науки и образования, в развитие этих сервисов вкладываются большие деньги. Хотя изначально никто не мог предположить, что из этого дополнительного сервиса вырастет такая востребованная опция. И я думаю, что и нам надо придумывать нелинейные интересные решения, которые совершенно с другой стороны охватят книжный поток и предложат новый формат использования информации. Новый функционал книги может возникать не только на уровне чтения, но и на уровне баз данных пользователей, обогащения их коммуникации и т.д.

– Учитывая Ваш опыт работы в электронной среде, какие форматы и формы использования продукта конечным и корпоративным пользователем сегодня наиболее востребованы? Удобнее ли пользователю работать с электронной книгой, приобретая абонемент и читая онлайн, или, наоборот, более востребовано скачивание приложений и чтение в любое время на любых девайсах?

– А. И.: На мой взгляд, для обычного пользователя самый удобный и быстрый вариант – покупка книг на мобильные устройства. Все‑таки читать книги с экрана компьютера неудобно и непрактично. Более того, я думаю, что большинство действительно читающих книги людей совмещают электронное и «бумажное» чтение. Конечно, для компаний или людей, которые занимаются научной работой, предпочтительнее библиотеки. Ведь в данном случае необходим одновременный доступ к большому количеству самых разных книг. И нашу электронную библиотеку деловых изданий мы продаем практически только компаниям и отчасти высшим учебным заведениям. В этом случае подписная модель – самый эффективный вариант.


Нам надо придумывать нелинейные интересные решения, которые совершенно с другой стороны охватят книжный поток и предложат новый формат использования информации.



– К. К.: Я соглашусь, что для сплошного чтения книги в электронном виде самый удобный формат – планшет. Тем более что разрешение экранов приблизилось к книжным 300 dpi. Но, как правило, чтению конкретной книги предшествует процесс выбора, когда необходимо просмотреть много книг. Особенно это актуально для ученого, учащегося, специалиста любого профиля, у которого нет времени читать все профессиональные издания целиком. Сегодня специалист читает всё меньше, предпочитая короткие отрывки в виде «смарт-чтения», и именно здесь услуги агрегаторов, электронных библиотек с возможностями сквозного поиска наиболее востребованы. По нашему опыту, в среднем от силы читается лишь одна десятая часть из открытых клиентом книг. И в данном случае в качестве ключевого сервиса вхождения в пространство книг я скорее выделил бы не планшет, а некий кабинет электронной библиотеки для работы с книгой, в котором можно было бы и провести предварительную работу с поиском, и загрузить книгу на планшет. Но при этом, как мне кажется, покупка отдельной книги будет уходить на второй план, потому что в сегодняшнем изобилии гораздо удобнее для читателя подписные модели, где он получает доступ ко всему сразу. И в учебной и профессиональной литературе для читателя есть много сервисов по оплате за трафик, за объем скачиваний или за время.

Алексей Ильин, диалоги
– А. И.: Константин затронул важную тему появления «клипового» мышления. В основном это касается молодежи – они вообще теряют навык чтения больших массивов текста. У них накапливается большой набор отрывочной информации, которая по факту потом превращается в некую «кашу», в итоге не формируется целостное представление ни о каком предмете, просто куча разрозненной информации без стройной системы. И это серьезная проблема, которую мы как издатели должны решать. В связи с этим мы думаем, что книга нового поколения могла бы быть книжкой в несколько слоев. Допустим, верхний слой – это краткая версия, которая позволяет человеку за десять минут получить общее представление о предмете книги. Это обязательно целостная информация, но в очень сжатом виде. Второй слой предполагает, что человек тратит, скажем, еще сорок минут, читая уже более подробно по разделам, и это уже другой уровень погружения в тему. Третий уровень – это, по сути, книга сама по себе. Это максимально полное изложение всего объема информации. Выстраивая многоуровневый книжный продукт, мы, с одной стороны, принимаем тот факт, что сегодняшняя аудитория зачастую не способна воспринимать большие массивы информации, не способна тратить много времени на чтение; но, с другой стороны, при этом у нас есть шанс избежать «каши в голове» современного читателя.

– Многоуровневая книга – это, по большому счету, отдельный продукт, который не в состоянии дать то преимущество, которое есть у электронной библиотеки. Только библиотека дает читателям возможность ориентироваться в изобилии информации, вести свой дневник, аккумулировать и синтезировать из различных источников именно тот вид информации, который нужен конкретно тебе…

Константин Костюк, диалоги
– К. К.: Я бы хотел также подчеркнуть, что любые приложения, интерактивы хотя и делают книгу интересней, но при этом и значительно увеличивают ее себестоимость. В то время как сейчас в профессиональной книге падают тиражи, и мы в нашем издательстве учимся работать от одного экземпляра по схеме «каждой книге – один читатель». Кроме того, интерактивная интернет-среда порождает самопубликации, которые, конкурируя с издательским продуктом, не требуют денег. И для конкуренции с бесплатным контентом нам все больше приходится задумываться о понижении себестоимости электронного продукта, а не о его усложнении.
Конечно, сегодня издателю, по сути, приходится переключаться на совершенно иные бизнес-модели. Одно из свойств электронного рынка – глубокое расщепление на сегменты: например, рынок b2c абсолютно расходится с b2b. Книжный продукт начинает продаваться порталами, предназначенными или сугубо для профессиональной аудитории, или для массового рынка, или для образовательной среды, или для школьников. И агрегатор помогает найти именно те пути, которые подают информацию в новом виде и обеспечивают издателю доступ к профессиональным рынкам. Сейчас меняются и модели дистрибуции, продажа контента основывается не на тираже, экземплярности, а на обеспечении информационного потока. У нас, например, реализована модель постраничного просмотра, когда клиент платит за количество прочитанных страниц. И если раньше книгу покупали всегда как нечто целое, зачастую как предмет для украшения интерьера, то в дальнейшем такого не будет. Люди будут платить только за то, что читают, и надо учиться работать в новых условиях.


Сегодня специалист читает все меньше, предпочитая короткие отрывки в виде «смарт-чтения», и именно здесь услуги агрегаторов, электронных библиотек с возможностями сквозного поиска наиболее востребованы.



– Алексей, какие модели распространения контента наиболее эффективны для «Альпина Паблишер» сегодня?

– А. И.: Сразу скажу, что издание бумажных книг – по‑прежнему для нас основной бизнес, и я не сказал бы, что в этом направлении присутствуют какие‑то глобальные проблемы. Только в этом году у нас будет рост продаж на 35–40 %.

– Для бумажного рынка это фантастические цифры.

– А. И.: Я знаю много издателей, у которых аналогичная ситуация. Бумажный рынок очень неравномерный, у кого‑то спад, а кто‑то растет. Сейчас очень выросли требования к профессионализму издателей, и кто смог выстроить эффективную бизнес-модель, тот выдерживает конкуренцию и успешно работает на снижающемся рынке. В целом мы, конечно, изменили нашу бизнес-модель за последние несколько лет, резко снизили первые тиражи изданий и открыто признаем, что не можем заранее прогнозировать спрос на ту или иную книгу. Первоначально мы ориентируемся на 1,5–2 тысячи экземпляров, которые гарантированно продадим в любом случае, затем, если книга пользуется успехом, делаем наш стандартный промышленный тираж в 3–5 тысяч экземпляров, иногда больше, и уже зарабатываем на этом. Ведь, как правило, тиражи 1,5–2 тысячи экземпляров – это в лучшем случае «выход в ноль». Что касается электронных книг, то повторюсь, что только в этом году мы вышли на окупаемость epub-формата. Мы работаем по максимально широкому рынку, наше приложение «Бизнес-книги» стало более-менее популярным, у нас уже 100–150 тысяч пользователей. Несмотря на то что у нас, конечно, бывали проблемы технического плана, в целом сейчас есть некий поток доходов и с этого приложения.


Утеря навыка чтения больших массивов текста, «клиповое» мышление не формирует целостное представление, лишь накапливая большой набор отрывочной информации и превращая его в «кашу  в голове». И это проблема, которую издатели должны решать…



Другой важный канал для нас – это корпоративные продажи нашей электронной библиотеки. Но хочу сказать, что по факту единственным на текущий момент рентабельным направлением для нас является продажа электронных книг в самом простом варианте электронных копий. Что касается более сложных продуктов, то для нас по сути это всё – эксперименты. В этом году мы отмечаем 15‑летие компании, и нам бы очень хотелось делать книги нового поколения, придумывать что‑то новое, и именно поэтому мы пошли в разработки reach media. Хотя, если здраво смотреть на вещи, то спроса, который бы позволил нам окупить эти вложения, пока что нет, по крайней мере в России. Мы видим шансы только в международном присутствии. Мы понимаем, что скорее всего приложение Time Drive не сможем окупить в России. Его бюджет – на уровне 5 млн рублей, и объем продаж в России несопоставим с этой цифрой. Да у нас есть 60 тыс. подписчиков, которые скачали приложение, но платит деньги очень небольшая часть из них. И переломить ситуацию мы пока не можем. Возможно, какие‑то крупные игроки, «Эксмо» или другие компании, предлагая новые продукты, «проломят» рынок. Но мы прекрасно понимаем, что это очень высокобюджетная история, нужно «топить небо деньгами», и получат дивиденды не те, кто первым вкладывает, а последователи. Поэтому наши инвестиции – это в значительной мере не бизнес, а наш опыт и готовность «нажать на педаль газа», как только рынок будет готов.

– К. К.: Да, я бы поддержал Алексея в том, что очень разные истории сейчас в разных сегментах рынка. Допустим, детская литература чувствует себя хорошо, а художественная литература очень страдает от пиратства. Или, например, школа все еще учится по бумажным книжкам, а вуз уходит от печатных изданий, тиражи сильно падают, вплоть до того, что и преподаватели уже начинают обходиться без классического учебника: они создают свой электронный продукт – интерактивный учебный курс и уже им питают студентов. Тем не менее в вузовской среде очень востребованными становятся корпоративные продукты с агрегированными большими объемами информации. И если читатель как физическое лицо в рознице почти перестает покупать вузовские книги, то в электронном формате для корпоративного клиента рост очевиден, и уже некоторые наши издатели признают, что в их обороте соотношение цифры и бумаги составляет 50 на 50.


Издание бумажных книг – по-прежнему для нас основной бизнес. Только в этом году мы вышли на окупаемость epub-формата.



– Недавно закончилась Франкфуртская кни­жная ярмарка – крупнейшее событие в мире книг на международном уровне. В этой связи, Алексей, какие Вы увидели новые инновационные решения в сфере электронной образовательной книги?

– А. И.: Я очень люблю Франкфуртскую книжную ярмарку, и если раньше целью моего приезда во Франкфурт был поиск новых потенциальных бестселлеров, то сейчас этим вопросом занимается главный редактор «Альпина Паблишер». А я просто хожу по выставке и ищу новые идеи. И в этом году меня заинтересовала новая технология защиты контента. Как вы знаете, мы всегда очень жестко относились к этому вопросу, но сейчас задумались о том, что много теряем в деньгах из‑за ограничений по высоким требованиям защиты нашего контента. И на последней Франкфуртской ярмарке было представлено решение голландской компании под названием Social DRN, которое меня очень заинтересовало. Что это такое? Это некая программа, которая ставится на сайт распространителя электронного контента и автоматически добавляет персональные данные в любую купленную электронную книгу. Автоматически после оплаты клиентом книги на титуле его экземпляра указывается, что эта книга принадлежит, допустим, Иванову Петру Петровичу. Аналогичная надпись присутствует в колонтитуле через каждые 15 страниц, а в конце книги дана лицензия, подтверждающая факт приобретения и прав на использование этой книги. Например, купивший книгу человек не имеет права выкладывать ее в соцсети и «веером» рассылать по электронной почте, в противном случае к нему могут быть предъявлены претензии. Помимо этой открытой информации, есть еще скрытая, так называемый watermarks, то есть специальные пометки, которые всегда позволяют издателю в случае нарушения прав определить, кому принадлежит данная копия книги. Конечно, это не полноценная защита, то есть не нужно быть суперпрограммистом, чтобы стереть очевидные подписи. Но, во‑первых, это головная боль, и в каждой книге разное количество приписок, а во‑вторых, есть скрытые пометки. Идея в том, что человек не захочет сам себя изобличать. По сути, все прекрасно понимают, что распространение контента нелегальным способом – это противозаконная деятельность и издатель может отсудить сумму до 5 млн рублей.

Разработчик говорит, что уже очень много крупных порталов по торговле электронным контентом используют этот подход. И мне кажется, что это интересное направление, которое мы с нашими партнерами серьезно рассматриваем.


Нам все больше приходится задумываться о понижении себестоимости электронного продукта, а не о его усложнении.



– Давайте попробуем предугадать, что же будет с электронной книгой в перспективе 10–15 лет?

– К. К.: Мне кажется, что основные эксперименты уже позади. Все представленные сегодня модели электронных книг и их дистрибуция будут только консолидироваться. Изменятся лишь количественные показатели, ведь сегодня в легальной зоне пока от силы 10–20 % книжного ассортимента. Но при этом принципиально изменится способ потребления книг. Книга станет частью различных профессиональных, социальных практик и уже не будет восприниматься как нечто отдельное, самодостаточное, как «вещь в себе». Человек будет читать книгу всегда в окружении других книг. Это будут электронные библиотеки или системы learning management – всё что угодно. И издатель будет работать не с одной книгой, а скорее с информационным потоком, конвертируя его в различные форматы. Его задача – сохранить текст, причем именно качественно, структурированно подготовленный текст. Структурирование информации будет востребовано всегда: как бы ни рос информационный массив, именно этого будут ждать от издателей, книжников, и на этом мы будем стоять.

– А. И.: Если говорить о деловых книгах, которые являются главным нашим направлением, то мне видится, что книга все‑таки будет больше похожа на курсы дистанционного обучения. Когда это случится – неизвестно, но идея в том, что человеку нужно будет дать максимум информации за минимум времени. Это будет комбинация текста, видео, тестов, каких‑то других интерактивных вещей. Но я бы не стал переоценивать свои прогностические способности, и мне кажется, что сейчас сложно представить себе, что будет через 10 лет. Мне нравится высказывание Билла Гейтса по этому поводу, суть которого заключается в том, что мы, как правило, очень переоцениваем изменения ближайших двух лет и недооцениваем изменения ближайших десяти. И я думаю, что, возможно, через 10 лет всё изменится так, как мы сейчас даже представить себе не можем. Я вижу нашу задачу в том, чтобы быть максимально гибкими, «держать руку на пульсе», учиться, предлагать что‑то новое, собирать обратную связь от пользователей и стараться угодить им, дать им то, что они хотят и к чему именно сейчас готовы.

Диалоги, общий вид



Константин Костюк
Я читаю в любых форматах. Если есть под рукой бумажная книга, с удовольствием беру, но чаще оказывается электронная. Она предлагает мне больше свободы, дает именно то, что я хочу, независимо от физической полки книжного магазина. Из художественной я чаще всего обращаюсь к классике, мимо которой в свое время прошел: к Флоберу, Прусту, Джойсу, Хаксли. Но в основном я читаю философскую, специальную литературу. И здесь практически всегда электронная книга мне помогает.



Алексей Ильин
Для собственного удовольствия я читаю, как правило, бумажные книги. Для меня электронные книги – это работа. И даже если скачаю что‑то для личного чтения, мне все равно сложно перестроить себя: срабатывает внутренний стереотип «электронка – работа», и я сразу начинаю напрягаться. Я читаю и бизнес-книги, и художественную литературу. За последнее время я с большим удовольствием познакомился с «Аристономией» Бориса Акунина, с огромным интересом прочитал «Выбор Софии» Уильяма Старина и «Заложника» Владимира Переверзина.



Партнер рубрики:
Логотип-ЦУНБ

© Опубликовано в журнале "Книжная индустрия", №9, ноябрь, 2013 


Еще новости / Назад к новостям