Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

09.12.2014

Литературные агенты не обязаны создавать «объективный образ России», их задача – показать ее многогранность…

Тобиас Фосс, вице-президент Франкфуртской книжной ярмарки, – об особенностях российского книжного рынка, деньгах и политике.
Тобиас Фосс

– Господин Фосс, в ноябре в России пройдут две книжные выставки – Ярмарка книжной культуры в Красноярске и Non/fiction в Москве. И хотя они так же, как и Франкфуртская, называются международными, за рубежом о них пока мало что знают. Почему эти проекты не так популярны в международном контексте?

– Кроме них, в России есть еще Московская книжная ярмарка на ВВЦ и Книжный салон в Санкт-Петербурге. И все они международные. Получается, что их функции и значимость делятся на четыре и теряются в глазах зарубежных гостей.

Здесь есть еще один важный момент. Подумайте, чем занимаются издательства на Франкфуртской книжной ярмарке: они не просто представляют литературу своей страны, но самое главное – договариваются о лицензиях на переводы новых книг. На ярмарке каждый год работает Центр литературных агентов: ежедневно около 600 агентов сидят за своими столами и с интервалом в полчаса встречаются с деловыми партнерами и договариваются о продаже авторских прав и лицензий.

Но это работает, только если права принадлежат агентству или издательству. В России, как и во многих странах Центральной Европы, ситуация такова, что права чаще всего находятся в распоряжении автора. И это усложняет переговоры, потому что, если, например, в Москву приедет представитель немецкого издательства и захочет купить лицензию на перевод определенной книги, для начала ему нужно будет потратить время на поиски ее автора, а также на попытки выйти с ним на связь.

Кроме того, было бы здорово, если бы издательства из России сами приезжали на ярмарку и представляли бы там современную российскую литературу – богатую палитру новых современных молодых имен. Многие издатели, к сожалению, приезжают во Франкфурт только в качестве деловых посетителей и не представляют свои издательские программы на собственном стенде. Из-за этого иностранным издательствам сложно «выйти» на новых российских авторов. Но не будем драматизировать – в конце концов, в 2013 году в Германии перевели 150 русских книг.

– В Москве существует Немецкий книжный информационный центр. Как он помогает немецким и российским издательствам найти общий язык?

– Немецкий книжный информационный центр – это филиал Франкфуртской книжной ярмарки в Москве, некоммерческая организация, которая, при финансовой поддержке не только ФКЯ, но и МИДа Германии, налаживает культурные контакты между двумя странами. В каждой книге есть две составляющие – экономическая и культурная. Успех и важность Франкфурта, с моей точки зрения, – в том, что мы стараемся принять во внимание и ту, и другую сторону. С помощью наших коллег в Москве мы, например, приглашаем российских издателей в Германию, чтобы познакомить их с работой немецких издателей, с работой ФКЯ, – чтобы они могли завязать новые деловые знакомства и контакты. Подобные поездки мы проводим не в дни ярмарки, а в другое время, чтобы стороны могли поближе познакомиться и обстоятельно обо всем поговорить.

– В современном издательском процессе не обойтись и без политики. В центре внимания европейской публики в последнее время стабильно оказываются русскоязычные авторы: в 2013 году Светлана Алексиевич получила Премию мира немецких книготорговцев за книги о войне в Афганистане, распаде Союза и трагедии в Чернобыле. В этом году много говорили о писательнице украинского происхождения Кате Петровской. Эти книги просто вышли в нужное время в нужном месте, или причину их успеха нужно искать в чем-то другом?

– Этот вопрос лучше задать тем, кто вручал премии. Но, по-моему, не секрет, что в последнее время отношения между Европой и Россией накалились. В такие моменты особенно важно, чтобы гражданское общество не теряло точек соприкосновения. Отчасти поэтому в поле зрения критиков попадают определенные авторы.

C другой стороны, в Германии читают и других русскоязычных писателей. Одна из моих любимых книг последних лет, к примеру, – это «Призрак Александра Вольфа» Гайто Газданова. У русской литературы в Германии много поклонников.

– Да, но иногда список русских авторов, которых активно переводят в немецких издательствах, мягко говоря, удивляет.

– Я тоже бываю порядком удивлен, когда вижу, какие из немецких книг переводят в США или во Франции. Я бы выбрал другие. Но это бизнес, свободный рынок. Литературные агенты не обязаны создавать «объективный образ России», их задача – показать ее многогранность.

К тому же в наши дни вообще сложно говорить о национальной литературе как таковой. Когда мы приглашаем авторов из Латинской Америки или Африки, они обычно говорят: «Я не отвечаю за всю страну, просто у меня есть история, которую я хочу рассказать…»

– О проблеме национальной литературы в этом году говорили и на дискуссионной площадке Weltempfang Франкфуртской книжной ярмарки. Для чего ее придумали?

– Мы организуем эту площадку совместно с Министерством иностранных дел Германии, но сами придумываем темы и стараемся не просто выходить на дискуссию с готовыми тезисами, а именно обсуждать проблемы. И для этого приглашаем спикеров, которые придерживаются разных позиций. В этом году главной темой для дискуссий были проблемы мегаполисов.

– Этот год выдался богатым на события: конфликт на Украине, террористическая угроза со стороны «Исламского государства Ирака и Леванта», эпидемия Эболы, конфликты в Азербайджане, Карабахе, Aрмении… Почему для своей политической дискуссионной площадки Вы выбрали такую сравнительно нейтральную тему в качестве основной?

– Я бы не сказал, что тема мегаполисов – нейтральная. Особенно если дело касается инфраструктуры! Когда я приезжаю из Германии в Москву, я провожу в такси по дороге из аэропорта в город ровно столько же времени, сколько в самолете. Это ненормально! В следующий раз я сто раз подумаю, прежде чем туда полететь! (Смеется.) Но шутки в сторону – на самом деле мы определяем темы заранее, примерно в январе, то есть за 9–10 месяцев до начала ярмарки, и не можем учесть события, которые произойдут через месяц или два. В подготовку программы Weltempfang вовлечены более 40 организаций, мы серьезно работаем над качеством наших мероприятий – на все это нужно время.

– Кроме политической дискуссионной площадки, Вы отвечаете за почетных гостей ярмарки. В этом году таким гостем была Финляндия. Откуда пошла эта традиция?

– Это давняя традиция. Мы начали ее в середине 70-х годов и поначалу готовили только основную тему ярмарки: например, детские книги, Африка, в 1984 году – роман Оруэлла и проблема тотального контроля. В 1987 году мы впервые пригласили страну-почетного гостя. Сегодня приглашенная сторона уже сама готовит свой стенд, свой павильон и программу выступлений.

– Кто может стать почетным гостем ярмарки?

– В общем и целом мы обращаем внимание на три аспекта. Во-первых, в этой стране должен быть активный и перспективный книжный рынок, в том числе ориентированный на активное международное сотрудничество. Во-вторых, эта страна должна представлять интерес как для широкой, так и для профессиональной публики. А главное, в этой стране должна работать хорошо отлаженная система поддержки переводов – причем ориентированная на только на немецкий книжный рынок, но и на книжные рынки других стран.

– В 2018 году гостем ярмарки будет Грузия – страна с достаточно молодым книжным рынком. Она полностью соответствует этим критериям?

– Нам важно показать как большие, так и малые страны. Три года назад у нас в гостях была Исландия, и, по моему мнению, это было одно из лучших выступлений за всю историю ярмарки.

Недавно Грузия основала новый Институт литературного перевода и серьезно настроена на его развитие. В этом году писательница грузинского происхождения, которая сейчас живет в Германии, Нино Харатишвили написала роман-эпос о шести поколениях грузинской семьи. В немецких СМИ эту книгу отметили как одну из пяти важнейших книг осени.


В 2014 году Франкфуртская книжная ярмарка прошла в 66‑й раз. В ней приняли участие свыше 7300 экспонентов более чем из ста стран мира. За пять дней, с 8 по 12 октября, они провели около 4000 мероприятий. Следующая ярмарка пройдет с 14 по 18 октября 2015 года. В качестве почетного гостя во Франкфурт приглашена Индонезия.

– Франкфуртская ярмарка идет всего пять дней в году. Чем вы занимаетесь в остальное время?

– Мы не только готовим нашу ярмарку, что само по себе, согласитесь, является серьезной работой, но также в течение года сами участвуем в 18-ти других книжных ярмарках по всему миру. Мы организуем конференции и семинары по повышению квалификации работников издательской отрасли, приглашаем зарубежных издателей в Германию… Так что дел нам, поверьте, хватает.

Это интервью на немецком языке было подготовлено немецкой редакцией проекта Russia Beyond The Headlines (RBTH) и впервые опубликовано на сайте de.rbth.com.Интервью вела Юлия Шевелкина



© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», №10, декабрь, 2014



Еще новости / Назад к новостям