Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

01.12.2014

Франкфуртская книжная ярмарка как анатомия издательской индустрии

Ежегодная книжная выставка во Франкфурте, завершившаяся в середине октября, установила очередные рекорды: по количеству посетителей, разнообразию мероприятий, числу вручаемых наград и остроте противоречий.

Финляндия – Почетный гость ФКЯ-2014. © FrankfurtBookFair

От территориальной сегрегации – к тематическим зонам

В этом году мировая книжная отрасль собралась в выставочном центре Messe Frankfurt в 66-й раз… и в последний в привычной дислокации: в 2015 году ярмарка сократится на один, восьмой, павильон и представители англоязычных издательств смешаются с экспонентами павильонов № 4 и № 6. Директор ярмарки Юрген Боос (Juergen Boos) объяснил перемену «глобальным характером» книжного бизнеса и желанием самих издателей.

Оба аргумента, безусловно, справедливы. ФКЯ, несмотря на потенциальную неповоротливость подобной огромной структуры, удивительно быстро и чутко реагирует на изменение конъюнктуры на выставочном рынке и каждый год предлагает экспонентам новые интересные сервисы, компенсируя сокращение выставочных площадей. По воспоминаниям старожилов, в уже далеком 2008 году на ФКЯ единовременно демонстрировалось около 400 000 книг; сегодня это число уменьшилось почти вдвое. Книжки – не автомобили и не продукция легкой промышленности. Их основные потребительские качества нематериальны, поэтому книжные ярмарки все больше теряют выставочную функцию, превращаясь в брокера идей и услуг.

Именно поэтому из года в год растет посещаемость ФКЯ: за пять дней октября здесь представили свою продукцию 7100 экспонентов, ярмарку посетило 270 000 человек из 110 стран мира, среди них 9000 аккредитованных журналистов – не только профессиональных, но и светских изданий, привлекаемых именами «селебрити от литературы». Пауло Коэльо (Paulo Coelho), Кен Фоллетт (Ken Follett), Дэвид Николс (David Nicholls), Эви Уайлд (Evie Wyld) – культовые персоны крупнейшего культурного события этого года, значимости которому придало совпавшее по времени присуждение Нобелевской премии по литературе.

Большие имена и большие числа

Собственно и сама ярмарка аккумулировала подведение итогов по 32-м различным конкурсам и наградам. Среди них – Европейская премия по литературе, Немецкая литературная премия, Немецкая премия мира, Премия за высокие достижения, присуждаемая журналом Börsenblatt молодым профессионалам книжной отрасли, премии, связанные с книжным дизайном и производством, премии за лучшие книги для детей. Среди них – и такая забавная, как «Лучшая книга о футболе для детей». Отдельное место на ярмарке занимают премии, посвященные переводной литературе: Переводческая премия немецкого литературного фонда, Премия немецкой переводческой ассоциации и Финская премия за лучший перевод с финского языка.

ФКЯ: дресс-код – от официального до casual

Финляндия не случайно награждала лучшие переводы. Почетный гость ФКЯ-2014, страна стремится вывести национальную литературу на мировой рынок вслед за уже ставшими культовыми муми-троллями и Лиеной Крон (Leena Krohn), лауреатом Международной премии писателей-фантастов. В рамках программы Finland cool литературу Суоми представили современные авторы Джуба Туомола (Juba Tuomola), Мария Бьерклунд (Maria Bjorklund) и Вилле Рантас (Ville Rantas).

Поток самиздата парадоксальным образом привел к осознанию значимости роли литературного агента. Их представительство на ярмарке растет из года в год, достигнув на ФКЯ-2014 рекордного показателя в 308 агентств из 33 стран мира, а институт литагентов и скаутов, ранее характерный только для англосаксонского мира, прививается и на других рынках. Именно агенты отчитывают тысячи страниц рукописей, скрупулезно, как хорошая сваха, составляя удачные пары «книга – издатель».

Иногда такие пары формируются на аукционе, как в случае с романом «Девочки» 25-летнего автора Эммы Клайн (Emma Cline), выигранным Random House у 11 конкурентов. Примечательно, что права на экранизацию были проданы до закрытия сделки по издательским правам.

Среди других заметных сделок ярмарки – роман автора из Камеруна Имболо Эмбу (Imbolo Mbue) «Тоска Дженде Джонга», повесть «И это пройдет» Милены Бускетс (Milena Busquets) о кризисе среднего возраста, проданная за шестизначную цифру издательству Hogarth Press, и дебютный роман «При свете газовой лампы» канадского автора Стивена Прайса (Steven Price), проданный за такую же сумму.

«Датские» издания обычно привлекают внимание без особого труда. Так и в этот раз не остались незамеченными книги, посвященные 25-летию падения Берлинской стены: «Край вечности» Кена Фоллетта, «Лейпцигское дело» Фионы Ринтаул (Fiona Rintoul), графическая новелла «Осень решений» и книга лауреата Немецкой книжной премии Лутца Зейлера (Lutz Seiler) «Крузо».

Среди наиболее крупных сделок в жанре нон-фикшн – семизначная цифра за права на книгу «Выдержка» Ангелы Дакуорф (Angela Duck­worth) о балансе между страстью, настойчивостью и успехом.

Обретая глобальное влияние

Интерес к переводной литературе, а шире – к глобальным возможностям современного книжного бизнеса диктует и определенные стратегические решения. Брайан Мюррей (Brian Murray), президент и главный исполнительный директор Harper Collins, пояснил причины продолжающейся на рынке горизонтальной интеграции на примере своей компании. Как раз в дни ярмарки Harper Collins открывает свое представительство в Германии на базе приобретенного в начале года канадского издательства Harlequin. «Выходя на рынок переводов, – сказал Мюррей, – приходится решать: строить свой бизнес или покупать права. Глядя на происходящие на цифровой арене изменения, на появление мировых дистрибьюторов, мы подумали, что существует реальная возможность выйти за пределы английского языка». «Это [международная экспансия] дает нам более сильные позиции для покупки мировых прав и… увеличения наших доходов».

К глобальному влиянию стремятся и технологические компании. Samsung, конкурент Apple на рынке гаджетов, последний год пристально присматривается к контентному рынку. В результате родилось сотрудничество с ФКЯ, где компания, выступая в роли инновационного партнера, присутствовала и с собственным стендом, и с программой. Этим летом Samsung заключил целый ряд интересных партнерских отношений. Сделка с Barnes&Noble, например, предполагает выпуск брендированного планшета Samsung Nook, покупатели которого получают на своем аккаунте в B&N кредит в 200 долларов. Среди партнеров Samsung – и такие издательские дома, как National Geographic и Condé Nast, поставляющие контент через интерактивный цифровой журнал Papergarden.

На ФКЯ компания демонстрировала выпущенный летом планшет Samsung Galaxy Tab 4S, оснащенный экраном Super AMOLED с технологией адаптивного дисплея, меняющего яркость в зависимости от освещения. А главное, что Samsung предвосхитил или оседлал волну роста интереса к мобильному чтению.

Amazon – вторая по популярности (после слухов о больших сделках) тема для разговоров. В последнее время скандалы, связанные с компанией, столь же часты, как и релизы новых продуктов. В сентябре Amazon, не проходящий мимо ни одной новации в книжном бизнесе, запустил в Великобритании собственную платформу для чтения книг по подписке Kindle Unlimited, а в первый день ярмарки объявил о выводе ее и на немецкий рынок. Выход могущественной компании на масс-маркетовый рынок с подписной моделью – не просто дань моде. Пока баталии между Amazon’ом и издателями велись вокруг размеров скидок и розничных контрактов vs агентских соглашений, они носили внутриотраслевой характер. Подписка на массовую литературу, Netflix для книг – это попытка конкурировать с другими видами развлечений, например просмотром видео, на общем поле развлечений – то, о чем книжная отрасль так часто говорит, но что не умеет или не хочет делать. Если эта модель окажется успешной, дальнейшее падение цен на электронные книги и вымывание ряда игроков с поля торговли электронным контентом окажется неизбежным.

Amazon Unlimited

Вслед за США Amazon открыл подписной сервис для книгочеев Kindle Unlimited в Великобритании и Германии. Доступ к библиотеке сервиса в примерно 650 000 наименований стоит 9,99 долларов (или 7,99 фунтов). Серфинг по библиотеке неограниченный, но вот скачать на Kindle можно не более 10 наименований в месяц. Каталог Kindle Unlimited состоит из книг бэк-листа издательств «среднего эшелона», таких как Canongate, Atlantic и Granta, а также включает блокбастеры «второй свежести», например все серии «Гарри Поттера» и «Голодных игр».

Как и любая другая книжная инициатива Amazon’а, реакция на Netflix для книг в сообществе была бурной и противоречивой. Авторы, обнаружившие свои произведения в сервисе, несмотря на отказ от участия в нем, планируют решать вопрос в судебном порядке. Издатели, в свою очередь, не видят легального пути изъять свои произведения, так как Amazon соблюдает условия подписанных с ними розничных договоров, выплачивая оптовую цену за каждую скачанную книгу. Комментируя новацию интернет-гиганта журналу The Bestseller, Джеймс Донт, управляющий британской книготорговой сетью Waterstones, выразил беспокойство тем, что подписная модель для массового рынка может «привести к обесцениванию книги».

В то же время Эндрю Ферлоу (Andrew Furlow), директор по продажам издательства Icon Books, отметил, что «они готовы экспериментировать с разными моделями и рады любой возможности расширить свою читательскую аудиторию».

At a hot spot

Каждая выставка имеет свою ключевую тему. В 2012 году издатели наконец заметили подросшего конкурента – самиздат. На следу­ющий год отрасль совместно вырабатывала отношение к подписной модели доступа к контенту. Рост чтения с мобильных устройств и как к этому адаптироваться – в центре дискуссий ФКЯ-2014. Подогрело дискуссии исследование, выпущенное накануне ярмарки компанией Publishing Tech­no­logies и озвученное на предваряющей Франкфурт конференции CONTEC.

Одна из шести тематических зон ФКЯ. © FrankfurtBookFair

Результаты исследования оказались крайне приятными для компании Apple, так как iPhone был назван наиболее предпочтительным устройством среди тех, кто использует смартфоны для чтения книг. Тот факт, что одним из важнейших условий перехода на мобильное чтение респонденты назвали удобство, подтверждает дальновидность инженеров компании, создающих новые модели с увеличенным размером экрана. Выступившие на конференции эксперты сошлись во мнении, что фаблеты (гибрид планшета и мобильного телефона) и совершенствование мобильных сервисов подтолкнут мобильное чтение в ближайшем будущем. Еще одним стимулирующим фактором чтения на мобильных устройствах, согласно исследованию, может стать развитие жанра короткого рассказа.

Среди других вопросов профессиональной повестки – авторское право, работа с массивами данных и нетрадиционные издательские модели. Говоря о «больших данных», Виктор Майер-Шонбергер (Viktor Mayer-Schonberger), один из самых заметных отраслевых экспертов, обратился к будущему международного издательского рынка. «Цифровые технологии заставляют нас переосмысливать роль сложившихся структур», – сказал он. Применительно к издательской индустрии это означает, что «издатели будут выступать в качестве кураторов и гарантов качества», что означает развитие «таргетированных услуг для читателей и авторов».

Дискуссии, начатые на CONTEC’е, продолжились на других мероприятиях Бизнес-клуба – новой формы организации профессиональных мероприятий, пришедшей на смену Frankfurt Academy. На Совещании директоров по правам (RDM) обсуждалось будущее Латинской Америки, которая считается одной из самых перспективных территорий для торговли лицензиями. Свои рынки представили докладчики из Мексики, Аргентины и Колумбии: они рассказали о статусе цифровых технологий в своих странах и приоткрыли секреты того, как наилучшим образом достичь успеха на этих рынках.

Площадка Story Drive стала местом дискуссий представителей разных сфер медиаиндустрии: здесь говорили о новых темах, формах и форматах повествования и о новых литературных сюжетах, а также о способах продвижения книги и чтения в XXI веке.

И все же именно сейчас, в XXI веке, писатели опять становятся властителями дум. На трех сессиях, объединенных общим названием Frankfurt Undercover, 25 писателей обсуждали то, как противостоять экстремизму, противодействовать идеологическим, религиозным и этническим кон­фликтам, реагировать на стихийные бедствия и изменения климата. Большинство из принимающих участие в этой дискуссии, а среди них были и русскоговорящие – Михаил Шишкин и Ольга Грязнова, немецкая писательница русского происхождения, – испытали на себе, что значит покидать родной дом и начинать все заново в другом месте. Авторы попытались подойти к этим вопросам через призму гуманитарных ценностей и вне географических или культурных барьеров. Дебаты шли в закрытом режиме, а их результатом стал «Сборник идей в дар политикам от писателей».

Так почему же Франкфурт – все-таки ярмарка, а не конференция или форум? Юрген Боос ответил на этот вопрос так: «Компания должна иметь лицо, быть узнаваемой, именно поэтому ей нужен стенд», а значит, отрасли нужны международные ярмарки.

Во Франкфурте опять читали Россию

“Read Russia” – одновременно и программа продвижения русскоязычной литературы, и слоган окрашенного в цвета российского триколора стенда страны на международных книжных ярмарках. Ставший уже узнаваемым на площадках в США, Великобритании и Германии, национальный стенд не только призывает «читать Россию», но и помогает сориентироваться в потоке классической и современной российской прозы.

В этом году во Франкфурте свои книги представили Владимир Шаров, Юрий Буйда, Алексей Макушинский, Юрий Рябинин, Канта Ибрагимов, Илья Одегов, русскоязычный писатель из Казахстана, лауреат «Русской премии», поэт Вячеслав Куприянов. Несомненный интерес вызвала политическая полемика Захара Прилепина и Дмитрия Глуховского, придерживающихся разных взглядов на события на юго-востоке Украины. Переводы российских авторов на языки мира, осуществленные при поддержке грантовых программ, представил на ярмарке Институт перевода, уже третий год выступающий организатором российского участия в ФКЯ.

Для того чтобы дать возможность посетителям ярмарки познакомиться с новинками российского книгоиздания, организаторы стенда привезли более 1000 книг, выпущенных как крупными, так и небольшими региональными издательствами: «Сократ» из Екатеринбурга, «Росток» из Санкт-Петербурга, «Китап» из Башкортостана, Татарское книжное издательство. Свои книги представило и правительство Москвы. А издательство «Росток» из Санкт-Петербурга представило серию книг о немецком вкладе в культуру северной столицы, выпущенную к перекрестному Году немецкого и русского языков и литературы.


© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», №9, ноябрь, 2014



Еще новости / Назад к новостям