Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

10.12.2011

Франкфуртская книжная ярмарка: постскриптум

Франкфуртская книжная ярмарка: постскриптум

«Невозможно понять книгоиздание, не побывав во Франкфурте, это как святому закрыть доступ в Рай!»,отозвался о книжной ярмарке во Франкфурте Эдуард Куантро, президент и основатель Парижской ярмарки книг по кулинарии. Действительно, книжная ярмарка во Франкфурте это безусловный книжный Haute couture.

И дело тут не только в ее физическом масштабе: между восемью павильонами ярмарки курсирует микроавтобус. Пожалуй, именно эта ярмарка является камертоном, задающим тон книгоизданию на ближайший год. И каждый год мероприятие в чём-то меняется, уже само подстраиваясь под тенденции времени. С объявленным Юргеном Боссом, директором ярмарки, курсом на различные формы представления контента в прошлом году для технологических компаний были выделены тематические зоны Hot Spots (контент, форматы, технологии, платформы). А уже в этом году к ним добавилась конференция Story Drive, площадка для общения книжной, медийной и развлекательной индустрий. Кинопродюсеры, артисты, разработчики компьютерных игр – среди них были замечены Дэвид Хейман, продюсер фильмов о Гарри-Поттере, и актер Руперт Эверетт, – заменив сухое технологичное «контент» на занимательное «история», обсуждали возможности кроссмедийного воплощения историй как следующего этапа развития книжного бизнеса, а именно его дальнейшего врастания в Большое Медиа. Впрочем, уже сейчас все мейджеры книгоиздания – Thomson Reuters, Bertelsmann, Hachette Livre, Reed Elsevier – либо представляют собой крупные мультимедийные холдинги, либо являются их частью.

Story Drive (одно из 3200 мероприятий шестидневной программы), интересная как отражение не только географической, но и тематической глобализации, тем не менее пока расположилась на периферии основного выставочного действа. Впрочем, площадке для «кроссмедийных» переговоров StoryDrive Business Centre было отведено место рядом с сакральной (вход только по приглашениям!) зоной литагентов.

Здесь, в центре книжной выставки, как всегда, на повестке дня поиск «большого романа». Станут ли им мемуары отца трагически ушедшей Эмми Уайнхауз, очередная шведская детективная сага (на эту роль пробуется «Андалусиец» Александра Содерберга) или психологическая драма «Виновный» литературной дебютантки Лизы Балантайн? Переговоры начинаются задолго до выставки и активно продолжаются накануне в фойе отеля Frankfurter Hof, где в наэлектризованной ожиданием, суммами сделок и шампанским атмосфере можно встретить большинство представителей «агентской ложи».

Почётный гость выставки – Исландия – сделал удивительную, контрастирующую со стандартом технологической обезличинности медитативную экспозицию. Приглушенный свет, белые стены, на которые проецировались читающие в традиционных интерьерах домашних библиотек люди, негромкая музыка и видеоролики природы «невероятной Исландии», демонстрируемые в закрытом кубическом пространстве, создающие полный эффект погружения без 3D-технологий, – неудивительно, что люди, заходившие в павильон, не торопились его покинуть.

Ярмарка – это, конечно, и книжные премии, прежде всего Немецкая литературная премия, её лауреатом стал Ойген Руге, выходец из Советского Союза, за книгу «In Zeiten des abnehmenden Lichts» («В сумеречные времена»). Премия мира, имеющая явный политический оттенок, присуждена в этом году алжирскому писателю Буалему Сансалю. Премию за лучшее издание для детей получил Мартин Балтчрайт за книгу «Die Geschichte vom Fuchs, der den Verstand verlor»(«История лисы, которая сошла с ума»). И, конечно, самая веселая премия – и своеобразный завершающий аккорд выставки – награда за лучший костюм в стиле манга.

И сквозь общую атмосферу оживления, эмоциональной приподнятости и деловой озабоченности очевидно проглядывают тенденции, характерные и для выставочного движения, и для современного состояния отрасли.

Меньше книг, больше места: сокращается количество книг; расширяется предложение сервисов и сопутствующих товаров; выставка превращается в дискуссионную площадку.

Количество книг, представляемых на профессиональных выставках, там, где не организована торговля книгами для широкой публики, сокращается. Крупные компании с репутацией, отделом продаж, менеджерами по правам могут себе позволить ограничиться каталогами. Таскать книги, придумывать «фишки» на стендах – удел небольших издательств, рассчитывающих на внимание случайного редактора. Рассчитывать на случай, впрочем, приходится всё меньше. Издательства сокращают бюджеты, размеры делегаций и площадь стендов на выставках. Несмотря на отрапортованное увеличение посещаемости Франкфуртской выставки на 1% (величина, сравнимая с погрешностью), не покидало субъективное ощущение более разряженной, чем в прошлые годы, атмосферы: чуть шире проходы между стендами, чуть больше зон отдыха, чуть меньше плотность толпы. Даже в обычно популярном павильоне англоязычных издательств довольно спокойно, – а ведь англояычная, и только вслед за ней большие европейские литературы: немецкая и французская, по-прежнему определяют мировую литературную моду. Что уж говорить о павильоне восточноевропейских стран! Впрочем, к членам российской делегации регулярно подходили русскоговорящие выходцы из Восточной Германии, любители русской литературы из других стран с просьбой продать приглянувшуюся книгу со стенда, на что им отвечали вежливым, но твердым отказом.

Чтобы сохранить бизнес, выставкам, в прошлом – главным образом торговым площадкам, приходится менять стратегию, смещая фокус либо в сторону литературного фестиваля (ММКВЯ, Лейпцигская ярмарка, выставка в Турине), либо к полюсу сугубо делового мероприятия. Аудитория, редея в залах, перемещается на площадки для переговоров и дискуссий. В этом году Центр литературных агентов расширился на 11%. Рост идёт в том числе и за счёт того, что отдельные издательства в целях экономии отказываются от стендов, предпочитая арендовать стол для переговоров. Профессиональная программа, в этом году объединенная под маркой Frankfurt Academy, стала более разнообразной, появилось больше платных мероприятий, и это, видимо, тоже веяние времени.

Как бы ни стенали пессимисты, что интерес к чтению падает, руководители ведущих издательских домов, собравшиеся во Франкфурте на конференцию о состоянии книгоиздания, заявляли об обратном: люди продолжают читать. Правда, не всегда бумажную книгу. Продажи традиционных книг повсеместно падают, зато растут продажи цифрового контента. Несмотря на сравнительно низкие цены и меньшую маржу, крупнейшим издательским группам удалось удержать лидирующие позиции и даже закрыть прошлый год в плюсе по отношению к 2009 г. В этом году в сводный каталог 87 мировых издательств, общий объем продаж которых превышает 150 млн евро, попали и два российских: АСТ (55 место с оборотом 161,6 млн евро) и «Эксмо» (58 место с оборотом 151,06 млн евро). И тем не менее проблема расширения рынка стоит довольно остро. Поэтому книга становится откровенно экспортным товаром, вывозимым чаще напрямую в прежние колонии, реже – через «раскрутку» местного автора из экзотической страны или продажу лицензий. Наиболее сильные позиции, особенно в развивающихся странах, у учебной литературы. Об этом откровенно сказал Арно Нури, генеральный директор Hachette Livre: «Франция, Великобритания, США – мы живем в не растущем рынке. Поэтому Франция такое внимание уделяет Арабским странам». Наряду с Арабскими странами Юго-Восточная Азия, Бразилия и Россия были названы особо перспективными с точки зрения книжной экспансии. Непонятно, как в эту компанию попала Россия, ведь объем переводной литературы в стране, по признанию Олега Новикова, составляет примерно 10%. Очевидно, усилия Роспечати и Академии Россика последнего года не пропали втуне.

С вопросом об электронных книгах неразрывно связаны проблемы авторского права. С тем, что «чем больше цифрового контента, тем больше пиратства», были согласны все выступающие. На дискуссиях, посвященных вопросам копирайта, довольно жестко звучала позиция ассоциаций книгоиздателей США и Великобритании: в обеих странах правообладатели выступают за более строгую ответственность интернет-провайдеров и жесткий контроль за IP пользователей. На родине «открытого доступа» нарушение авторских прав карается наиболее жестко: пользователю, скачавшему 50 песен, могут присудить штраф в размере 10 млн дол. Впрочем, из американского лагеря звучали предположения, что рынок сможет лучше, чем законодательные инициативы, отрегулировать вопросы IP. В качестве примеров приводились облачные технологии и пропреаторные форматы. Созданием собственных читалок, похоже, озаботились все крупнейшие сети. Waterstones запустит свою читалку весной 2012 года, британский WFSmith и французский Fnac подписали контракты с канадским Kobo, и они появляется в продаже уже в начале ноября. Расширение сервисов за счет предложения цифрового контента – только одна из мер, называемых в числе необходимых для спасения книжных магазинов в экосистеме книгоиздания. Не менее, а может быть, и более важная задача – поддержка книгоиздателей.

Стартапы, стартапы: междисциплинарность допреальность – рекомендательные сервисы – самиздат – конверторы печать по требованию облачные технологии

Привыкнув к мысли о неизбежности цифровой революции, книжники разделились на два лагеря: крупные компании инвестируют в стартапы, небольшие наблюдают, что же из этого выйдет. Первыми оседлали цифровую волну издатели учебной и профессиональной литературы. Онлайновые продукты и услуги, созданные вокруг баз данных цифрового контента, уже обеспечили этим компаниям более 70% оборота: Reed Elsevier – 75%, Thomson Reuters – 90%, Wolters Kluwer – 90%. Компании как с айтишным прошлым, так и с традиционно печатным принялись осваивать нишу электронного контент-издания. Вариантов может быть множество: создание приложений для детей (zuuka.com); издательские платформы, поддерживающие технологический процесс книгоиздания, включая создание и дистрибуцию цифрового контента (Publishing Technologies); цифровые «облачные» библиотеки (испанский 24symbols), сервисы для регистрации интеллектуального продукта и управления правами (RightsLink); международные площадки авторских прав (PubMatch); сервисы для конвертации книг и печатных материалов в электронные версии с разным объемом дополненного содержания + печать по требованию (французский Jouve) или платформы для самиздата + печать по требованию (немецкий ePubli). Есть и причудливые решения типа Slicebooks, за которыми, впрочем, угадывается будущее. Новый сервис, созданный магазином электронных книг eBookPie, позволяет издательствам работать с полным каталогом, загруженным в базу данных: разбивая книги по главам и темам, продавать их либо одиночно в виде eChapter, либо объединенными в тематические сборники через каналы дистрибуции магазина.

За большинством стартапов стоят венчурные фонды или крупные издатели, а средняя сумма инвестиций составляет шести-семизначные цифры в европейской валюте. Владельцы вышеназванных сервисов оценивают срок возврата инвестиций примерно в 5 лет. Впрочем, Эван Шнитман, управляющий директор Bloomsbury и признанный отраслевой эксперт, в интервью журналу The Bookseller высказал – и не первый раз – сомнения в бизнес-состоятельности массовых книг в сложном мультимедийном воплощении. «Трудно разглядеть бизнес там, где приложение, сделанное на базе кулинарного издания, стоимостью в производстве около 10 тыс. фунтов, продается по 4,99 фунта: арифметика никак не сходится». Впрочем, считает он, для образовательного сектора электронные книги с дополнительными мультимедийными возможностями «представляют безусловный интерес, поскольку обучение – это больше, чем простое чтение текстов».

Естественным развитием онлайн-присутствия компаний становится вовлечение пользователей в создание контента по принципу википедии. О реализации программы «живая книга» и переезде части библиотеки на новую платформу, где содержание может «мгновенно обновляться», объявил Крис Бендалл, ведущий редактор издательства Springer, на мероприятии, посвященном такому эфемерному вопросу, как дополненная реальность. Springer, кстати, известно не только прекрасной научной сетевой библиотекой, но и тем, что первым из издательств предложило читателям и авторам возможность открытого доступа к части своих ресурсов.

Привлечение пользовательского контента довольно широко применяется при составлении справочников, сборников кулинарных рецептов и путеводителей. Однако использование коллективного разума сообщества порождает две проблемы, считает Александра Куиринг, представитель немецкого рекомендательного сервиса tripsbytips: копирайт и ограничение информационного шума.

Сориентироваться в информационном потоке порой действительно бывает непросто, именно поэтому прошлый год был отмечен появлением новых рекомендательных сервисов. К уже известным GoodRead (5,6 млн пользователей за 5 лет) Copia и Kobo Books Reading Life присоединились представленные во Франкфурте Anobii и Readmill. Отличающиеся в деталях, сервисы заточены на то, чтобы стимулировать чтение за счет обмена мнениями и дискуссий. Для издателей это возможность выявить литературные предпочтения разных групп и аккуратно стимулировать интерес в нужном направлении, привлекая к дискуссиям редакторов и авторов. Или сформировать пул новых авторов, как это сделал Penguin, создав платформу Book Country, загрузить книги на которую возможно, только оставив несколько отзывов на присутствующие на ресурсе творения.

Авторы же, которые не готовы терпеливо ждать, когда их «откроют», могут воспользоваться предложением «сам себе издатель». Самиздатский ажиотаж подстегнули и истории успеха Стивена Кинга, Аманды Хокинг, Дж.А. Конрада и Джона Локка, продавших миллионы экземпляров через Amazon Kindle. Благо самиздатские ресурсы растут и выбрать есть из чего: американский lulu.com, британский Writers World или Authors Online, испанский bubok, немецкие bod.de или epubli. Несколько отличающийся набор сервисов, немного разные бизнес-модели, чуть разные форматы и возможности дистрибуции, но тенденция налицо – в мире, в котором писателей становится больше, чем читателей, появляются предложения полноценно обслужить потребность человека в самовыражении через печатное слово.

Каждый год книжники вздрагивают от новых инициатив то Google, то Amazon. Две прошлые выставки горячо обсуждалась инициатива Google Editions. Сегодня страсти улеглись, и под именем eBookstore новый сервис Google позволяет магазинам-партнерам зарабатывать на доступе читателей к облачному контенту (контенту, хранящемуся на сервере компании без возможности скачивания в постоянное пользование на электронное устройство. Для доступа к контенту необходим интернет-канал). В этом году основная интрига разгорается вокруг Amazon, который активно осваивает книгоиздание. Один из семи существующих на сегодняшний день у компании импринтов – сервис для самиздата Amazon Kindle Direct Publishing. Это подразделение ежедневно проводило презентации на ярмарке, при поддержке своих авторов объясняя преимущества книгоиздания без издателей. Неудивительно, что последние обеспокоены, поскольку Amazon умеет тагетировать рынок лучше любого издателя.

Есть и ещё один примечательный пример самиздата: Дж. Роулинг, автор-явление рубежа веков, отказавшись от услуг агента и издателя, объявила о публикации электронных версий книг о Гарри Потере через собственную платформу Pottermore. Примечательно, что незащищённые DRM тексты будут доступны для скачивания в любых форматах на любые устройства, а автор надеется «на сознательность читателей». Правда, в тексты будут вставлены водяные знаки, которые свяжут приобретенный файл с личностью покупателя. Эта технология, которая хотя и не защищает от незаконного копирования, но помогает проследить перемещение файла, предлагалась на выставке как альтернатива DRM.

Экономические условия меняются, вместе с ними меняется и книгоиздание. Довольно консервативный, но за счёт этого и устойчивый бизнес, не делая резких движений, постепенно врастает в новую технологическую реальность.

Фототчёт с Франкфуртской книжной ярмарки можно увидеть на сайтах www.bookind.ru и www.pbts.ru



Еще новости / Назад к новостям